<<
>>

Экономические аспекты оценки средообразующих функций лесов

На Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де- Жанейро в 1992 г. концепция устойчивого развития подучила официальное признание в документах «Декларация Рио» и «Повестка дня на XXI век».

Концепции устойчивого развития включает в себя:

- признание того, что в центре внимания находятся люди, которые

должны иметь право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой; '

- охрана окружающей среды должна стать неотъемлемой компонентой развития и не может рассматриваться в отрыве от него;

- право на развитие должно реализоваться таким образом, чтобы в рав - ной мере обеспечивать удовлетворение потребностей в развитии и сохранении окружающей среды.

С учётом усиливающихся антропогенных факторов, связанных с за­грязнением окружающей среды, понятие устойчивого развития должно дополняться системой экологических ограничений. В этом случае под устойчивым понимается такое развитие общества, при котором

> удовлетворение потребностей осуществляется в рамках экологических

ограничений без отрицательных последствий для будущих поколений [78].

Ориентация на новую стратегию развития экономики, основанную на осознании обществом ограниченности природных ресурсов, предопределяет также необходимость ограничения потребностей, переход собственно к поня­тию рациональных экологических потребностей.

Под устойчивым развитием многими учёными понимается такое развитие экономики, которое обеспечивает сбалансированное решение задач социально-экономического развития на перспективу и сохранение

благоприятного состояния окружающей среды и природно-ресурсного потенциала в целях удовлетворения жизненных потребностей населения.

Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию утверждена Указом Президента РФ от Г апреля 1996 года. Под устойчивым развитием в концепции понимается стабильное социально-экономическое развитие, не разрушающее своей природной основы.

Приоритетной концеп­туальной схемой для России при переходе на модель устойчивого развития может выступать проблема формирования ноосферы, где при сохранении экологических ограничений дополнительно должны действовать требования увеличения удельного веса таких социальных элементов национального бога­тства, как квалификация работающих, и духовные ценности.

Основные идеи устойчивого развития конкретизированы в Экологической доктрине Российской Федерации (2002 г.), где определено, что государственная экологическая политика основывается на следующих основных принципах;

- устойчивое развитие, предусматривающее равное внимание к его эко­номической, социальной и экологической составляющим и признание невозможности развития человеческого общества при деградации природы;

- справедливое распределение благ для населения от использования природных ресурсов и доступа к ним;

* - приоритетность для общества жизнеобеспечивающих функций био­сферы по отношению к прямому использованию её ресурсов;

- упреждающее действие, заключающееся в предотвращении негатив­ных экологических последствий различных видов хозяйственной деятельно­сти до их реализации, учет отдалённых экологических последствий;

- предосторожность, заключающаяся в отказе от хозяйственных и иных проектов, связанных с воздействием на природные системы, если его послед­ствия непредсказуемы или прогнозируются недостаточно надёжно;

- платность природопользования и возмещение ущерба населению и

* .

окружающей среде;

12 -

- открытость экологической информации;

- демократичное управление реализацией экологической политики, включающее участие гражданского общества, органов самоуправления и деловых кругов в подготовке, обсуждении, принятии и реализации решений.

Принцип возмещения экологических затрат или принцип компенсации причинённого ущерба проявляется в том, что следует добиваться интернационализации затрат на охрану окружающей среды, и, используя экономические инструменты, возмещать расходы, связанные с нанесённым ущербом.

■ -

Экономическая оценка ущерба от загрязнения окружающей природной среды предполагает денежную оценку негативных изменений в широком спектре последствий: ухудшение здоровья человека, вынужденного дышать загрязненным воздухом, пить воду, содержащую вредные примеси и есть загрязненные продукты; изменение возможностей развития и воспитания личности вследствие исчезновения привычного ландшафта и природы, изменение климата, и денежную оценку негативных условий существования человека. [1,471-

Ущерб от загрязнения окружающей природной среды складывается из следующих затрат: дополнительных затрат общества в связи с изменениями в окружающей природной среде; затрат на возвращение окружающей природной среды в прежнее состояние; дополнительных затрат будущего общества в связи с безвозвратным изъятием части дефицитных природных ресурсов. При опенке ущерба окружающей природной среде учитываются затраты на снижение загрязнений; затраты на восстановление окружающей среды; дополнительные затраты из-за изменения качества окружающей среды; затраты на компенсацию риска для здоровья эподей; затраты на минимизацию ущерба от глобального изменения климата [78].

Осознание необходимости экономической (стоимостной) оценки природных ресурсов и одновременно с этим практические работы по этой проблеме начались во многих странах мира несколько десятилетий назад.

Отставание России в решении этих проблем естественно, так как только с развитием рыночных отношений возникла реальная необходимость стоимо­стной оценки природно-ресурсного потенциала. О важности решения экономических проблем экологии в современном мире ярко сказал один из признанных лидеров экологической школы Эрнст фон Вайцзеккер [47]: «Рыночная экономика может погубить окружающую среду и себя, если мы не позволим ценам говорить экологическую правду».

Экономическая оценка природных ресурсов представляет собой определение их ценности в денежном выражении в фиксированных социально-экономических условиях производства, при заданных режимах природопользования и экологических ^ограничениях на хозяйственную и иную деятельность.

Экономическая оценка природных ресурсов применяется для [78]:

- определения стоимости природных ресурсов;

- выбора оптимальных параметров их эксплуатации (использования);

- определения экономической эффективности инвестиций в природно­ресурсный комплекс;

- определения убытков от нерационального и не комплексного использо­вания природных ресурсов;

- отражения оценки доли природных ресурсов в структуре национального богатства;

- установления платежей и акцизов за пользование природными ресурсами;

- определения залоговой стоимости природных объектов и ресурсов;

- прогнозирования и планирования использования природных ресурсов;

- определения величины компенсационных платежей, связанных с вы­бытием или изменением целевого назначения природных ресурсов;

- решения других задач, связанных с рациональным использованием природных ресурсов.

* ' -

Лесные ресурсы играют многофункциональную роль в национальном хозяйстве. Они служат не только для производства материальных благ, но и выполняют целый комплекс средообразующих природных функций: средозащитные, водоохранные, санитарно-гигиенические, оздоровитель­ные, рекреационные и иные, обеспечивающие охрану здоровья человека [47].

Эколого-экономическая оценка лесных ресурсов представляет собой интегральную стоимостную оценку их природоохранного потенциала.

Нами уточнены существующие классификации функций лесных ресурсов (приложение 1). Укрупненную эколого-экономическую оценку природоохранного потенциала лесных ресурсов можно произвести по формуле:

3=2QrV,, (1.1.1)

1-І

где Q ; - среднегодовой объём предоставляемых природоохранных услуг і -той функцией; Vi - эколого-экономическая оценка единицы і -той функции.

Экономическая оценка овеществлённых лесных ресурсов, используемых для производства материальных благ, определяется исходя из суммарного рентного дохода, получаемого в результате использования лесных ресурсов на участке земель лесного фонда для заготовки древесины, второстепенных лесных ресурсов, побочного лесопользования, нужд охотничьего хозяйства и других целей.

При экономической оценке средообразующих функций лесов применяется получивший в последнее время развитие подход через «косвенную стоимость использования» или через определение эффекта от лесонасаждений и сохранение растительного покрова (углеродный кредит). Этот подход находит свое применение при регулировании глобального использования природных ресурсов и управления выбросами парниковых газов на основе торговли правами на выбросы [78]. Способность лесов и

* зелёных насаждений депонировать для своего роста и развития двуокись

углерода, делает их основными поглотителями парниковых газов, влияющих на глобальное изменение климата. Изменение климата было признано серьёзной проблемой на первой Всемирной климатической конференции в 1979 году [13]. В центре внимания данного форума учёных было влияние изменения климата на деятельность человека.

Конференция приняла декларацию, призывающую правительства государств мира «предвидеть и предупреждать потенциальные изменения в климате, обусловленные деятельностью человека, которые могут отрицательно сказаться на благосостоянии человеческого общества». Кроме того, на конференции были одобрены планы создания Всемирной климатической программы (WCP), за реализацию которой будут совместно отвечать Всемирная метеорологическая организация (WMO), Программа ООН по окружающей среде (UNEP) и Международный Совет научных союзов (1CSU).

В период с конца 80-х по начало 90-х годов прошлого столетия была проведена серия межправительственных конференций, сфокусировавших своё внимание на экономических проблемах изменения климата. Благодаря возрастающему количеству научных данных эти конференции помогли привлечь внимание международного сообщества к данному вопросу. В число участников этих конференций входили правительственные, официальные ф лица, отвечающие за формирование политики, учёные и специалисты по

охране окружающей среды.

Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК) выпустила свой Первый оценочный отчёт в 1990 году.

Созданная в 1988 году программой ООН по окружающей среде и Всемирной метеоро­логической организацией, МГЭИК получила мандат на проведение оценок на уровне нынешних знаний о климатической системе и изменении климата, а также на разработку ответных стратегий. В пересмотренном дополни­тельном варианте нового оценочного отчёта (в анализе которого принимали

* участие эксперты и правительственные официальные лица) были подтверж-

дены данные учёных по изменению климата, что позволило правительствам положить в основу своих политических решений новую научную информа­цию. Это произвело большой эффект на лиц, отвечающих за формирование политики, а также стало основой для переговоров по разработке Конвенции по изменению климата [116].

Рамочную Конвенцию ООН по изменению климата [4] в 1992 году подписали в Рио-де-Жанейро 154 государства. Через 20 лет после Стокгольмской декларации 1972 года, в которой впервые были изложены основы современной политики в области защиты окружающей среды, Earth Summit стал самым представительным в истории форумом глав государств. К числу других соглашений, подписанных в Рио-де-Жанейро, относятся «Декларация Рио», «Повестка дня на XXI век», Конвенция о биологическом разнообразии и Принципы лесоводства [12].

Конвенция об изменении климата вступила в силу 21 марта 1994 года. Это произошло через 90 дней после получения 50-й ратификационной грамоты.

Первое заседание Конференции государств-участников проходило с 28 марта по 7 апреля 1995 года в Берлине, в котором приняли участие делегаты 117 государств-участников и 53 государств-наблюдателей, а также свыше 2000 наблюдателей и журналистов. Участники конференции согласились в том, что обязательства развитых стран, предусмотренные в Конвенции об изменении климата, являлись неадекватными, и начали переговоры по определению дополнительных обязательств в рамках «Берлинского мандата». Кроме того, участники проанализировали первую серию нацио­нальных сообщений и окончательно сформулировали значительную часть организационных и финансовых механизмов, необходимых для поддержания деятельности в рамках Конвенции об изменении климата в будущем [15].

В 1997 году в Киото (Япония), был утвержден Киотский Протокол к Рамочной Конвенции ООН об изменении климата [5].

Протокол установил для стран, подписавших Рамочную Конвенцию, юридически закреплённые количественные обязательства по ограничению и снижению выбросов парниковых газов, Они выражались в том, что в среднем снижение должно составлять 5 % к уровню базового 1990 г. на рассматриваемый перспективный период 2008-2012 гг. Чрезвычайно важно отметить, что Киотский протокол создал правовую основу передачи или торговли квотами на выбросы парниковых газов или массовым количеством снижения выбросов.

Протокол позволяет странам подписавшим Рамочную Конвенцию: выполнять их обязательства вместе, заключив между собой официальные соглашения о совместном выполнении (статья 4), передавать определённое количество снижения выбросов парниковых газов и прежде всего СО2, являющихся результатом определённых проектов (статья 6), участвовать в торговле квотами на выбросы парниковых газов (статья 17) и реализовывать определённые типы проектов Совместного Осуществления между странами, в том числе экономические, направленные на снижение выбросов и увеличе­ние поглощения парниковых газов.

Успех в регулировании выбросов парниковых газов в атмосферу будет зависеть от умения разрабатывать экономически эффективную политику. Расходы на проведение политики в отношении изменения климата могут быть сокращены путём принятия стратегии, «не дающей основания для сожаления». Такая стратегия имеет экономический и политический смысл независимо от того, движется ли мир по направлению к быстрому изменению климата. Несмотря на различия во взглядах, экономисты пришли к общему мнению, что в течение следующих двух-трёх десятилетий можно добиться дополнительного роста эффективности использования энергии на 10-30% выше нынешнего уровня безубыточно или даже с чистым выигрышем.

Значительный выбор технически осуществимых и экономически эффективных мер по сокращению выбросов имеется уже сейчас. Например, повышение эффективности использования энергии не только приведёт к

снижению выбросов парниковых и других вредных газов, но также повысит конкурентоспособность промышленности и государств на международных рынках. Может казаться, что принятие немедленных мер обойдётся дороже, чем ожидание, но отсрочки могут привести к гораздо большей степени риска и, таким образом, к более высоким затратам в долгосрочном плане. Более ранняя попытка ограничения выбросов в долгосрочном плане повысит гибкость принятия решений относительно того, в каком направлении человечеству следует работать, чтобы стабилизировать концентрацию в атмосфере парниковых газов.

Согласованные на международном уровне графики и цели сокращения выбросов, рост населения в мире и тенденции в экономике, а также разработка новых технологий, - всё это взаимосвязано и играет свою роль.

Важное значение имеет точность учета времени замены основного капитала (которая имеет отношение к естественному ресурсу работы оборудования), размер дисконтных ставок, которые используются для того, чтобы в текущих ценах оценить будущую выгоду (что влияет на решения об инвестициях) и возможные меры, принимаемые промышленностью и потребителями в ответ на изменения климата, проводимую в связи с этим политику [78].

Одним из экономических инструментов замедления парникового эффекта служит введение налога на содержание углерода в нефти, угле и газе, что может замедлить использование органических видов топлива и, таким образом, привести к сокращению выбросов двуокиси углерода. Налог на содержание углерода уже был использован в некоторых промышленных странах и в, частности, в Нидерландах, в Новой Зеландии и в отдельных штатах США [35].

Многие экономисты считают, что налоги на углерод могли бы способствовать снижению выбросов СО2 с минимальными затратами, но при том, что такие налоги предоставляют индивидуальным лицам и компаниям гибкий выбор ответных мер, они возможно будут менее результативными

для обеспечения того, чтобы добиться предписанного уровня выбросов. Процедура взимания такого налога должна быть хорошо разработана и применяться неукоснительно [78].

На наш взгляд, значительный эффект даст выпуск лицензий (разрешений) на выбросы парниковых газов, которые можно продавать. Этот подход эффективен с точки зрения снижения затрат на природоохранные мероприятия и действует на основании рыночных механизмов. Торговля лицензиями на выбросы уже используется для некоторых производителей, но пока в случае выбросов, не вызывающих парникового эффекта.

В Киотском протоколе [5] и в решениях международной конференции по устойчивому развитию в Буэнос-Айресе в Аргентине [16] в принципе решены вопросы торговли квотами на выбросы парниковых газов и, очевидно, в ближайшие годы это войдет в мировую практику. Торговля квотами на выбросы будет одним из основных механизмов регулирования и снижения выбросов парниковых газов.

Огромный ущерб для окружающей среды приносит ветровая и водная эрозия почв, обмеление рек, опустынивание и деградация плодородия почв.

Важнейшим вопросом стратегии регулирования качества окружающей среды является вопрос об организации системы обработки информации, определяющей наиболее результативные источники и факторы воздействия на биосферу и выделяющей наиболее подверженные этому воздействию элементы биосферы, что непосредственно связано со стратегией устойчивого развития мировой цивилизации [43].

Как отмечал академик С.С. Шварц, «Человек не должен брать функции биосферы на себя, он должен облегчать её работу. Объединение усилий человека и природы может способствовать формированию стабильных биогеоценозов, способных к саморегуляции в изменённых человеком условиях - вот задача для всех, кто заинтересован в охране природы» [104]. Но для этого необходимы знания в области экологии, знание природных закономерностей и возможностей и широкое применение этих знаний в

промышленности, сельском и лесном хозяйствах, во всех отраслях народного хозяйства, тесно связанных с природой, и разработка экономических механизмов, обеспечивающих достижение поставленных целей и задач [78].

Лес и другие зелёные насаждения являются одним из важных факторов, способных оказывать положительное воздействие на оздоровление и стабилизацию окружающей природной среды, на обеспечение устойчивого развития всех форм жизни на планете [39]. Прежде всего, лесные экосистемы являются основными резервуарами углерода и генераторами кислорода. На долю лесов в составе запасов углерода экосистем суши приходится 60-70%, если сюда относить не только углерод фитомассы, но и лесной подстилки, отмерших древесных остатков, гумуса [66]. По имеющимся дифференциро­ванным для биомов и формаций растительности оценкам общий запас угле­рода в фитомассе (т.е. в телах живых растений) составляет: для Суши (пло­щадь 151 млн. км2) 558.4 Г т, для Океана (площадь 360 млн. км2 ) 3 Г т [110].

Лес, как компонент географического ландшафта в экономическом понимании относится к углеродным ресурсам [28]. Заготовка древесины и пользование другими сопутствующими продуктами леса, исторически сопровождают развитие производительных сил человеческого общества. А защитная и средообразующая роль естественных лесов познаётся обществом лишь после уничтожения лесов на больших территориях, поскольку это приводит к оскуднению водных источников и обмелению рек, резкому изменению климата в сторону засушливости и активизации ветрового режима на открытых пространствах, распашка которых вызывает дополнительные бедствия: водную и ветровую эрозию [78].

Однако, все защитные леса России оказывают непосредственное воздействие на смягчение ветрового режима, транспирационное увлажнение воздушных масс над равнинными пространствами страны, а также на сохранение подноводности рек и дебита минеральных источников [99,100]. Леса первой группы, куда входят и все леса Саратовской области, как средообразующие, относятся к особым фондам народного хозяйства России

[100]. Ведение лесного хозяйства в этих лесах осуществляется за счёт федерального бюджета, а пользование древесиной подчинено наилучшему выполнению водоохранных и почвозащитных, а также гигиенических и оздоровительных функций. Это относится также и к защитным лесонасаждениям и к зелёным насаждениям городов.

Защитные насаждения вдоль шоссейных и железных дорог защищают пути и дорожный профиль от снежных заносов, засыпания песком и мелкозёмом, линии связи - от разрушения ураганами, движущийся транспорт - от встречных и боковых ветров. В результате этого сокращаются расходы по эксплуатации железнодорожных путей, автодорог и коммуникаций, ускоряется движение поездов и автотранспорта. Исследования проф. И.В. Воронина [44,45] показали, что каждый гектар защитных лесополос, посаженных вдоль Юго-Восточной железной дороги, вместе с ежегодным приростом древесины даёт более 35 тыс. руб. дохода в год (в ценах 2004г.). На протяжении 65 тыс. км железных дорог России снято с эксплуатации 17 млн. переносных щитов. Это дало экономию древесины, расходуемой на щитовые и заборные ограждения, позволило сократить расходы по борьбе со снежными заносами.

Обсадка деревьями и кустарниками откосов плотин и шлюзов на гидроузлах магистральных каналов предохраняет их от волнобоя, акватории водохранилищ от испарения и заиления. Расходы на выращивание этих защитно-декоративных насаждений возмещаются за счёт транспортно - эксплуатационных доходов и штатного отпуска электроэнергии.

Агролесомелиоративные насаждения как основные фонды агропро­мышленного комплекса, защищают почву от водной и ветровой эрозии, посевы сельскохозяйственных культур от пыльных бурь и суховеев, орошаемые земли от вторичного засоления, водоёмы от заиления и испарения. Они являются постоянным источником плодородия земли. Поля, защищённые лесными полосами, переходят в более высокий класс почвенного кадастра. Урожай сельскохозяйственных культур здесь всегда

выше, чем на открытых полях. На пастбищах, где посажены зелёные «зонты» и «затишки», улучшается нагул скота, повышается сохранность молодняка [6,99,100].

Эколого-экономическая классификация защитных функций лесов позволяет установить их средообразующую роль, выявить влияние на климатические условия района и прилегающие угодья. При оценке положительного влияния на прилегающую территорию и эффективность защитных лесонасаждений основными факторами будут:

- предотвращение ущерба, наносимого наводнениями и селевыми потоками в горах, смывом пашни на выраженных элементах рельефа, заносом рек и водохранилищ, эрозией, выдуванием посевов пыльными бурями и недобором урожаев вследствие суховеев, засух и на эродированных склонах;

- стабильная прибавка урожая сельскохозяйственных культур на полях, защищённых лесными полосами, повышение сбора плодов и фруктов в садах и виноградниках, лучший нагул скота и настриг шерсти при создании на пастбищах затишков и зелёных зонтов.

При отсутствии защитных насаждений большой ущерб народному хозяйству наносят пыльные бури и другие неблагоприятные природные факторы. Вследствие потери зерна общий ущерб от пыльных бурь составляет ежегодно более одного млрд. руб. (в ценах 2004 года) [99].

Большую роль в деле повышения урожайности сельскохозяйственных культур играют полезащитные насаждения. Система лесных полезащитных полос, заложенных через 300-400 м, т.е. при облесённости пашни 4-5%, полностью сохраняет разрыхлённую почву и посевы от выдувания. Один гек­тар взрослой лесной полосы, оцениваемый в 7-10 тыс.руб. (в ценах 2004 г.), защищает 20-25 га посевов, в то время как при отсутствии зелёной защиты, расходы только на удобрения и пересев этой площади после пыльных бурь составляют 14-17 тыс. руб. / га.

Кроме того, система полезащитных лесных полос предохраняет пахотные угодья от пыльных бурь в течение 30 35 лет жизни древостоя и в течение 20-25 лет жизни второго порослевого поколения. На основании исследований, проведённых отделом экономики ВНИАЛМИ [99] было установлено, что полезащитные полосы способствуют прибавке урожая на прилегающих полях (табл. 1.1.1).

Таблица 1.1.1

Прибавки урожаи сельскохозяйственны!.\ культур на нолях, защищенных лесными полосами, ц / га

Показатели Предкавказские

Степи

Центрально­

чернозёмная

полоса

Западная Сибирь и Казахстан
зерновые и подсолнечник 4,2 2.8 2.1
сахарная свекла 60 50 65
кукуруза на силос 50 80 70
сено многолетних трав 4.0 3.0 2.7

Примерно такие же показатели прибавки урожайности, как и в Казахстане, установлены исследованиями в Саратовской области [100].

Исследования эффективности агролесомелиоративных мероприятий на основе полного учёта фактических затрат и реально используемых хозяйственных выгод в экономике сельскохозяйственных формирований,

а имеющих системы лесных полос, позволили выявить следующее [99]:

1. Размер трудовых, денежных и материальных вложений, необходимых для выращивания различных видов насаждений, определяется их конфигурацией, размещением, составом пород и конструкцией, степенью сложности агротехники их выращивания, зависящей от почвенно­климатических условий и назначения лесных насаждений. Фактические затраты на выращивание гектара лесных полос до смыкания крон составляют по полезащитным полосам 6,0-7,8 тыс. руб. и по овражно-балочным 8,8-10,6 тыс. руб. Это увеличивает объём основных фондов сельского хозяйства,

*

приходящихся на 1га. защищённой пашни, на 280-530 руб. (в ценах 2004

года.). Если фондоёмкость производства 1 ц. зерна в степной зоне составляет 250-420 руб., то этот показатель для прибавки урожая при агроклиматичес­ком влиянии лесных полос не превышает 140 руб. (в ценах 2004 года).

2. Дополнительная продукция, получаемая в результате агрокли­матического воздействия лесных полос, превышает в 1,5-2 раза эффективность существующих основных фондов в сельском хозяйстве. Так например, в расчёте на 1000 рублей балансовой стоимости лесных полос, дополнительная продукция по отдельным сельхозформированиям степных районов составляет 740-1460 руб., тогда как общий выпуск валовой про­дукции на каждые 1000 руб. остальных основных фондов в этих хозяйствах не превышает 600-700 руб. [99].

3. Себестоимость дополнительной продукции растениеводства склады­вается из фактических затрат на её освоение (уборка, обработка и транспор­тировка), амортизационных отчислений от стоимости лесных полос и соотве­тствующей доли накладных расходов, что составляет около 40 руб. на 1 ц. зерна (в ценах 2004 года).

4. В зависимости от доли участия прибавки урожая в общей продукции растениеводства, лесные насаждения повышают производительность живого и овеществлённого труда на 12-15 %, снижают себестоимость продукции на 9-13 % и повышают рентабельность выращивания зерновых культур, зелёной массы кукурузы на 30-40 % и технических культур (подсолнечника, свеклы) на 50-60 %.

5. Суммарная эффективность агролесомелиоративных насаждений в денежном выражении определяется в виде чистого дохода сельхозформиро­ваний от участия лесных полос в сельскохозяйственном производстве. По своей экономической природе - это часть дифференциальной ренты И, которую возможно назвать агролесомелиоративным доходом и выделить из общей суммарной прибыли сельхозформирования для сопоставления с эффективностью других капиталовложений в сельское хозяйство. Размер агролесомелиоративного дохода определяется как разница между денежной

оценкой дополнительной продукции растениеводства с затратами на ее

освоение.

Если, к примеру, фермер или сельхозформирование самостоятельно осуществляют инвестиции в защитные лесонасаждения, то с учетом срока созревания лесов, эффективность таких инвеститций надо рассчитывать с использованием дисконтирования [20]:

Эф = Да/ К(1+Еп)\ (1.1.2)

где: Эф - эффективность капиталовложений, Д а - размер агролесомели­

оративного дохода, руб., К - сумма капиталовложений на выращивание насаждений, руб., Е „- норма дисконта, выраженная в долях единицы в год, t - срок созревания защитных лесонасаждений.

При расчётах экономической эффективности лесов и других насаждений, следует провести экономическую оценку зарегулирования лесными насаждениями поверхностного стока. Известно, что каждый гектар приовражно - прибавочных лесных полос переводит 1700-2200 м3 в год талых вод в грунтовый сток, байрачные леса 1200-1500 м3 и остальные плакорные насаждения - около 600 м 3 .

По данным академика ВАСХНИЛ С.С. Соболева, каждые 1000 м3 зарегулированного стока сокращают ущерб от овражных размывов террито­рий и заиления водоёмов продуктами эрозии на 420 руб. (в ценах 2004 г.), что даёт экономию на сокращении землечерпательных и укрепительных работ, сохранении конфигурации сельскохозяйственных угодий в местностях с выраженным рельефом [105].

Опыт экономической оценки защитных лесонасаждений показывает необходимость учета следующих средообразующих функций лесов:

- способность насаждений депонировать из атмосферы двуокись углерода и

другие вредные газы,

- защиту почв от ветровой и водной эрозии, сохраняя при этом их плодородие,

- защиту железнодорожных магистралей и шоссейных дорог от снежных заносов, засыпания их песком и мелкоземом, резко сокращая затраты на их предупреждение,

- защиту водохранилищ и магистральных каналов от волнобоя, заиления и испарения со значительной экономической эффективностью,

- положительное влияние на плодородие почв и на повышение урожайности сельскохозяйственных культур.

Необходимо учитывать также и так называемые «невесомые» средообразующие функции лесов и других зелёных насаждений, которые оказывают существенное эколого-экономическое влияние на оздоровление окружающей среды [83]. Это, прежде всего, поглощение вредных газов и пыли от выбросов промышленности и транспорта, депонирование парнико­вых газов, обогащение воздушного пространства кислородом, выделение фитонцидов, подавляющих развитие болезнетворных микробов, микроклиматические, санитарно-гигиенические и рекреационные функции, которые также требуют экономической оценки.

Предварительные расчёты подтверждают большой удельный вес средообразующих функций лесов. Так, для мягколиственных насаждений (берёза, липа, тополь) удельный вес средообразующих функций колеблется в пределах 50-60 %, а для твердолиственных и хвойных насаждений (дуб, клён, ясень, сосна, лиственница) этот показатель достигает 65-70 %, что указывает на их высокую эколого-экономическую ценность [74].

1.2.

<< | >>
Источник: Заикин Вадим Игоревич. Эколого-экономическая оценка природоохранного потенциала лесных ресурсов [Электронный ресурс]: На примере Саратовской области : Дис. ... канд. экон. наук : 03.00.05 .-М.: РГБ, 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме Экономические аспекты оценки средообразующих функций лесов:

  1. Глава 10. Комплексная оценка экологического риска загрязнения окружающей среды на территории г. Дубны
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. Экономические аспекты оценки средообразующих функций лесов