<<
>>

§ 2. Конституционные основы юридического обеспечения прав и сво- бод пациента в Российской Федерации

Российская Федерация относится к числу государств, где Конституция признается основным законом страны, в пределах территориальных границ имеет высшую юридическую силу и прямое действие.

Юридическое верховен- ство Конституции РФ предполагает общеобязательность ее норм на правотвор- ческом, правоисполнительном и правоприменительном уровнях. На уровне за- конотворчества приоритетное положение Конституции РФ не ограничивается ее главенствующим местом в иерархии действующих на территории государ- ства нормативно-правовых документов. Закрепляя наиболее значимые принци- пы государственной и общественной жизни, она составила правовую основу всего отраслевого законодательства. «Именно конституция закладывает самые фундаментальные основы правового регулирования общественных отношений с участием личности. Основной закон образует ту базу, которая составляет кон- ституционно-правовой статус личности, предопределяет содержание отрасле- вого регулирования, закладывает основы защиты прав и свобод, условий их

эффективности, влияющих на нее факторов и т.п.»1.

Не являются исключением в этом смысле отрасли уголовного и здраво- охранительного законодательства, обеспечивающие реализацию прав, свобод и не противоречащих закону интересов пациента на правоисполнительном и пра- воприменительном уровнях. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 1 УК РФ, «Уголов- ный кодекс Российской Федерации основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права». Аналогичные по сущности положения закреплены в преамбуле Закона РФ от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и в ст. 3 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Согласно им, в процессе

разработки юридических документов здравоохранительного характера россий-

1 Эбзеев Б.С.

Человек, народ, государство в конституционном строе Российской Федерации. М., 2005. С. 197.

ский парламент, руководствуясь Конституцией РФ и общепризнанными прин- ципами и нормами международного права, принимал во внимание необходи- мость претворения в жизнь признанных международным сообществом прав и свобод человека и гражданина.

Смысловая нагрузка показанных юридических положений заключается в том, что Конституция РФ, наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права формирует идеологическую основу уголовного и здра- воохранительного законодательства. Концептуальная идея, на базе которой по- строены Уголовный кодекс РФ и все без исключения нормативные акты в сфе- ре здравоохранения, отражена в ст. 2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства»1. В процитирован- ной формулировке заданы социальная и юридическая составляющие идеологии демократического государства, сориентированной на приоритетное обеспече- ние прав и свобод личности. Социальная обусловленность обязанности госу-

дарства по созданию необходимых условий для осуществления не противоре- чащих закону интересов личности продиктована позиционированием человека, его прав и свобод в качестве высшей ценности. В юридическом значении Ос- новной Закон определяет направления правовой политики страны по формиро- ванию механизма реализации личных (гражданских), политических, социаль- ных, экономических прав каждого конкретного человека на уровнях нормот- ворчества, правоисполнения и правоприменения. Официальное оформление первичных по значимости благ человека и гражданина требует от государства принятия нормативных документов, упорядочивающих права и обязанности участников соответствующих правоотношений. В этом смысле политика госу- дарства ориентирована на разработку такой совокупности юридических доку- ментов, существование которых позволит каждому правоисполнителю реализо- вать собственные интересы без ограничения прав и свобод других лиц, закон-

ных интересов учреждений, организаций, общества и государства.

Завершаю-

1 Конституция Российской Федерации. М., 1993. С. 4.

щим звеном в механизме реализации прав и свобод личности, согласно пред- ставленному конституционному положению, должна выступать юридическая защита, осуществляемая следственными и судебными органами посредством применения норм позитивных и охранительных отраслей законодательства.

Показанные социальная и юридическая стороны государственной идеоло- гии по обеспечению личных интересов постепенно обретают форму. С учетом требования Основного Закона страны о признании человека высшей ценностью в российской правовой системе конструированы содержания соответствующих отраслей права и законодательства. Так, реализуя заявленное в ст. 2 Конститу- ции РФ положение, действующее уголовное законодательство провозглашает человека, его права и свободы в качестве самостоятельного объекта уголовно- правовой охраны. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с содер- жанием уголовно-правовой нормы, изложенной в ч. 1 ст. 2 УК РФ. В ней зако- нодатель, формулируя задачи Уголовного кодекса РФ, перечисляет объекты, подлежащие уголовно-правовой охране. Таковыми выступают права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федера- ции, мир и безопасность человечества. Таким образом, в перечне ценностей, охраняемых уголовным законом, права и свободы человека выделены не только в качестве самостоятельного объекта, но и поставлены на первое место.

Приоритет прав, свобод и не противоречащих закону интересов личности в ряду других ценностей, охраняемых уголовным законом, учтен также при конструировании системы Особенной части УК РФ. По замыслу законодателя, все без исключения уголовно-правовые нормы, родовым объектом охраны ко- торых выступает личность, объединены в разделе VII «Преступления против личности». Данный раздел открывает систему Особенной части УК РФ и счита- ется одним из крупных в уголовном законодательстве.

Обеспечивая права, сво- боды и не противоречащие закону интересы человека и гражданина уголовно- правовой охраной, в нем законодатель сформулировал запреты, предупрежда- ющие правоисполнителей под угрозой применения наказания о недопустимо-

сти посягательства на жизнь, здоровье, свободу, честь, достоинство, половую неприкосновенность и половую свободу личности, конституционные права и свободы человека и гражданина, интересы семьи и несовершеннолетних. В этом же разделе уголовного закона располагаются нормы, задачами которых выступают охрана прав и свобод пациента и предупреждение соответствующих общественно опасных деяний со стороны медицинских работников (ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 118, ст. 120, ч. 4 ст. 122, ст. 123, ст. 124, ст. 128 УК РФ).

Конституционная идея примата общечеловеческих ценностей является концептуальной и для формируемой ныне в российской правовой системе но- вой отрасли права – здравоохранительного законодательства, что находит объ- ективное отражение в составляющих его содержание нормах и положениях. В частности, Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоро- вья граждан в Российской Федерации» в числе основных принципов охраны здоровья называет: соблюдение прав граждан в сфере охраны здоровья и обес- печение связанных с этими правами государственных гарантий; приоритет ин- тересов пациента при оказании медицинской помощи; социальная защищен- ность граждан в случае утраты здоровья; ответственность органов государ- ственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц орга- низаций за обеспечение прав граждан в сфере охраны здоровья; доступность и качество медицинской помощи; недопустимость отказа в оказании медицин- ской помощи (ст. 4). В соответствии со ст. 4 Федерального закона от 29 ноября

2010 г. «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» основными принципами осуществления обязательного медицинского страхова- ния являются: обеспечение за счет средств обязательного медицинского стра- хования гарантий бесплатного оказания застрахованному лицу медицинской помощи при наступлении страхового случая в рамках территориальной про- граммы обязательного медицинского страхования и базовой программы обяза- тельного медицинского страхования (далее также - программы обязательного медицинского страхования); устойчивость финансовой системы обязательного медицинского страхования, обеспечиваемая на основе эквивалентности страхо-

вого обеспечения средствам обязательного медицинского страхования; обяза- тельность уплаты страхователями страховых взносов на обязательное медицин- ское страхование в размерах, установленных федеральными законами; государ- ственная гарантия соблюдения прав застрахованных лиц на исполнение обяза- тельств по обязательному медицинскому страхованию в рамках базовой про- граммы обязательного медицинского страхования независимо от финансового положения страховщика; создание условий для обеспечения доступности и ка- чества медицинской помощи, оказываемой в рамках программ обязательного медицинского страхования; паритетность представительства субъектов обяза- тельного медицинского страхования и участников обязательного медицинского страхования в органах управления обязательного медицинского страхования.

Являясь материально-идеологической основой всего отраслевого законо- дательства, Конституция РФ оказывает прогрессивное воздействие на форми- рование его содержания, порождая появление новых регулятивных и охрани- тельных юридических норм, в том числе обеспечивающих права, свободы и не противоречащие закону интересы пациента. Так, с момента введения в дей- ствие Основного Закона страны в российской правовой системе значительно увеличилось число нормативных актов, регулирующих отношения в сфере здравоохранения. Вступили в силу Федеральный закон от 30 марта 1995 г. «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызы-

ваемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»1, Федеральный

закон от 17 сентября 1998 г. «Об иммунопрофилактике инфекционных болез- ней»2, Федеральный закон от 18 июня 2001 г. «О предупреждении распростра- нения туберкулеза в Российской Федерации»3, Федеральный закон от 12 апреля

2010 г. «Об обращении лекарственных средств»4, Федеральный закон от 29 но-

ября 2010 г. «Об обязательном медицинском страховании в Российской Феде- рации»5, Федеральный закон от 20 июля 2012 г. «О донорстве крови и ее ком-

1 См.: СЗ РФ. 1995. № 14. Ст. 1212.

2 См.: СЗ РФ. 1998. № 38. Ст. 4736.

3 См.: СЗ РФ. 2001. № 26. Ст. 2581.

4 См.: СЗ РФ. 2010. № 16. Ст. 1815.

5 См.: СЗ РФ. 2010. № 49. Ст. 6422.

понентов»1 и др. В итоге на уровне правотворчества представлена совокупность норм, предметом регулирования которых выступают отношения, возникающие по поводу оказания медицинских услуг и охраны здоровья людей. Результат повышения правовой урегулированности соответствующих социально значи- мых отношений со всей очевидностью сегодня отражается в достаточно эффек- тивном обеспечении здоровья каждого гражданина.

В данном контексте суще- ственное значение приобретает должная степень правовой регламентации от- ношений, складывающихся между медицинским работником и отдельным че- ловеком на уровне позитивного законодательства.

Количественное и качественное развитие нормативных актов в сфере здра- воохранения создало объективную основу для юридического оформления но- вой комплексной отрасли законодательства – здравоохранительного (медицин- ского) законодательства, задачей которой является упорядочивание отношений, обеспечивающих здоровье человека. Составляя часть системы российского права, нормы и положения здравоохранительного (медицинского) законода- тельства ориентированы на один предмет, оперируют единым методом, осно- вываются на одних и тех же принципах, что подчеркивает их общую отрасле- вую принадлежность. Наиболее перспективный вариант объединения указан- ных норм и положений в целостном документе видится в разработке соответ- ствующего кодифицированного акта.

В соответствии с учрежденным в Конституции РФ механизмом реализации интересов человека, получившие официальное оформление на уровне здраво- охранительного законодательства права и свободы личности нуждаются в за- щите и охране. Вследствие активного воздействия регулятивными нормами на позитивные отношения обнаружились социальные ценности, испытывающие потребность в уголовно-правовой охране. По итогам соответствующих законо- дательных нововведений были сформулированы уголовно-правовые нормы, предупреждающие правоисполнителей под угрозой применения наказания о

необходимости в дальнейшем воздерживаться от совершения общественно

1 См.: СЗ РФ. 2012. № 30. Ст. 4176.

опасных деяний, приобретших качество криминальных. Так, с принятием Зако- на РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей челове- ка»1 в нашем государстве появилась юридическая основа упорядочивания пере- садки органов и (или) тканей от живого донора либо трупа. Данный норматив- ный документ, закрепив в своем содержании условия и порядок транспланта- ции органов и (или) тканей человека, указал на интересы пациента, которые следует обеспечить уголовно-правовой охраной. В целях устранения обнару- женного пробела в Уголовный кодекс РФ была включена норма, возлагающая на вменяемых физических лиц, достигших шестнадцатилетнего возраста, обя- занность по воздержанию от совершения принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120).

Для обеспечения сохранности провозглашенных в ст. 20 и 41 Конституции РФ прав пациента на жизнь, охрану здоровья и медицинскую помощь в уголов- ное законодательство впервые включены нормы, возлагающие на правоиспол- нителей под угрозой применения наказания уголовно-правовую обязанность по воздержанию от причинения по неосторожности смерти или тяжкого вреда здоровью человека вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих про- фессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109, ч. 2 ст. 118 УК РФ), заражения ВИЧ- инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязан- ностей (ч. 4 ст. 122 УК РФ). В результате на законодательном и правопримени- тельном уровнях появилась реальная возможность гарантировать с помощью уголовно-правовых норм охрану широкого круга прав, свобод и не противоре- чащих закону интересов пациента.

Наряду с этим нельзя считать исчерпанным потенциал уголовного закона по обеспечению эффективной охраны прав и свобод пациента от разного рода общественно опасных деяний, совершаемых работниками учреждений здраво- охранения. В частности, несмотря на то, что п. 2 ст. 21 Конституции РФ уста- навливает запрет привлекать кого-либо к участию в медицинских, научных или

иных экспериментах без добровольного согласия лица, в Уголовном кодексе

1 См.: Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 62.

РФ отсутствует норма, предусматривающая наказание за нарушение данного конституционного положения. Трудно найти разумные причины, руководству- ясь которыми законодатель игнорирует вполне очевидную потребность исполь- зования уголовно-репрессивной меры для предупреждения незаконных меди- цинских экспериментов. Формулирование объективных и субъективных при- знаков состава незаконного биомедицинского исследования едва ли может встретить какие-либо затруднения на уровне нормотворчества. Условия право- мерности осуществления биомедицинских исследований с участием человека в настоящее время максимально подробно уточнены в Конвенции Совета Европы о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений био-

логии и медицины (ст. 15-18)1, Законе РФ от 2 июля 1992 г. «О психиатриче-

ской помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (ст. 11), Федеральном законе от 12 апреля 2010 г. «Об обращении лекарственных средств» (глава 7 ст.

38-44). Вместе с тем разработанные в позитивном законодательстве правила поведения лиц, проводящих научные эксперименты с пациентами, не подкреп- лены мерами государственного принуждения. Следовательно, права и обязан- ности участников соответствующих правоотношений не могут должным обра- зом реализоваться, поскольку предмет регулирования остается вне сферы юри- дической охраны. Памятуя о том, что конституционно-правовое закрепление основных прав и свобод человека и гражданина, не будучи одновременно оснащенным эффективным механизмом их юридической защиты, становится не более чем декларацией, в уголовно-правовой науке неоднократно предлагалось установить уголовную ответственность за понуждение человека к участию в

любых экспериментах, включая в биомедицинских2. Однако доктринальные

предложения, направленные на оптимизацию уголовно-правовой охраны инте- ресов участников биомедицинских исследований, остаются без должного вни-

1 См.: Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине. Принята Комитетом министров Совета Европы 19 ноября 1996 г., от- крыта к подписанию 4 апреля 1997 г., вступила в силу с 1 декабря 1999 г. // Московский журнал международного права. 1999. № 35.

2 См.: Красиков А.Н. Преступления против личности. Саратов, 1999. С. 82; Крылова Н.Е. Уголовное пр аво и биоэтика (уголовно-правовые проблемы применения современных биомедицинских технологий): автореф. дис.

… докт. юрид. наук. М., 2006. С. 43-45.

мания законодателя. Любопытно, что нормотворческая и правоприменительная практика многих зарубежных государств подтверждает целесообразность воз- действия уголовно-правовыми средствами на экспериментаторов, пренебрега- ющих официально утвержденными правилами проведения медицинских опы- тов1.

Юридическое значение Конституции РФ не ограничивается лишь тем, что

образующие ее содержание нормы и положения формируют идеологическую основу всего отраслевого законодательства. Занимая верхнюю ступень в иерар- хии действующих на территории государства нормативно-правовых докумен- тов, она составляет неотъемлемую часть российской правовой системы. А с учетом того, что в зависимости от характера воздействия на социальные отно- шения в общей теории права все отрасли законодательства условно делят на ре- гулятивные и охранительные, Конституция РФ относится к первой группе. Ее предписания непосредственно направлены на установление определенного ва- рианта поведения путем предоставления участникам общественных отношений субъективных прав и возложения на них позитивных юридических обязанно- стей. В этом смысле конституционно-правовые нормы и положения оказывают регулирующее воздействие на поведение субъектов соответствующих правоот- ношений. Так, упорядочивая социально-экономические отношения в сфере здравоохранения, ч. 1 ст. 41 Конституции РФ гарантирует каждому право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Для обеспечения провозглашенного права на государство возлагаются обязанности по осуществлению широкого круга мер, направленных на сохранение, восстановление и улучшение здоровья населения, предотвращение эпидемических, эндемических и других заболева- ний, а также создание таких условий жизнедеятельности, когда каждый человек может выбрать соответствующие современным рекомендациям медицинской

науки и практического опыта методы врачебной помощи.

1 См.: Блинов А.Г. Уголовно-правовая охрана пациента в международном и зарубежном законодательстве / под ред. Б.Т. Разгильдиева. М., 2010. С. 61-64.

Вместе с тем регулятивное значение конституционных норм и положений невозможно абсолютизировать. В их функциональное назначение не входит де- тальное упорядочивание всех социальных отношений. Подробно регламенти- руя основную часть вопросов организации и деятельности государства и его ор- ганов, Конституция РФ одновременно включает «общие и не отличающиеся формальной определенностью положения, которые формулируют лишь неко- торые наиболее важные начала правового регулирования общественных отно- шений»1.

Многие конституционные предписания развиваются и конкретизируются в

отраслевом законодательстве (например, гражданском, трудовом, экологиче- ском, здравоохранительном). Основной Закон государства свою функцию в данном случае ограничивает определением конституционных параметров, ос- новываясь на которых отраслевое законодательство устанавливает границы правомерного поведения участников соответствующих правоотношений по- средством предоставления им субъективных прав и возложения юридических обязанностей. Так, формулируя в п. 2 ст. 21 запрет на привлечение кого-либо к участию в медицинском, научном или ином опыте без получения от него доб- ровольного согласия, Конституция РФ заложила юридическую основу проведе- ния биомедицинских экспериментов на человеке. Заданный конституционный ориентир правового регулирования биомедицинских исследований с участием человека в качестве испытуемого предопределил содержание нормативных до- кументов, принятых для упорядочивания процесса осуществления подобных экспериментов. Правовые рамки использования в практике здравоохранения новых методов профилактики, диагностики, лечения, испытания не апробиро- ванных лекарственных средств, проведения биомедицинских исследований конкретизированы в Федеральном законе «О лекарственных средствах» (глава

7 ст. 38-44), Законе РФ от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гаран-

тиях прав граждан при ее оказании» (ст. 11). Ознакомление с содержанием

1 Эбзеев Б.С. Конституция Российской Федерации: прямое действие и условия реализации // Государство и пра- во. 2008. № 7. С. 6.

норм упомянутых юридических документов позволяет сформулировать ряд требований, которые предъявляются к субъектам исполнения биомедицинских экспериментов. К их числу, в частности, относятся: а) проведение подобных опытов должно основываться на предоставлении испытуемому предварител ь- ной информации о предстоящем эксперименте (целях, методах, побочных э ф- фектах, возможном риске, продолжительности и ожидаемых результатах); б) требуется получение добровольного письменного согласия пациента на уч а- стие в биомедицинском исследовании; в) эксперимент разрешается осущест в- лять только в учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения, а также в учреждениях здравоохранения железнодорожного транспорта; г) необходимо проведение предварительного лабораторного и с- следования; д) испытуемому гарантируется сохранение конфиденциальности информации; е) запрещается испытание новых методов профилактики, диагно- стики, лечения, а также лекарственных средств, проведение биомедицинских исследований с привлечением в качестве объекта лиц, задержанных, заключен- ных под стражу, отбывающих наказание в местах лишения свободы либо ад- министративный арест, лиц, страдающих психическим расстройством и под- вергнутых применению принудительных мер медицинского характера, военно- служащих; ж) каждая заявка, включающая в себя план предстоящего экспери- мента, должна пройти этико-правовую экспертизу в этико-правовом комитете с целью выяснения научной обоснованности предполагаемого исследования, оценки потенциального риска и пользы для испытуемых; з) по результатам биомедицинского исследования составляется отчет (протокол), предоставля е- мый этико-правовому комитету, а также испытуемому по его желанию.

Урегулированные конституционными нормами и развивающим их содер- жание позитивным законодательством отношения в сфере здравоохранения бе- рутся под охрану уголовным законодательством. Конституционно заданная обусловленность уголовного права регулятивными отраслями законодательства не позволяет согласиться с высказанным в уголовно-правовой литературе тези- сом, согласно которому «именно из уголовного права вышло много конститу-

ционных норм и, в частности, тех, которые относятся к правам и свободам че- ловека»1. В действительности же Конституция РФ обусловливает содержание уголовного законодательства, в том числе его структурных составляющих, ко- торые обеспечивают права и свободы пациента. Уголовное право, охраняя от- дельные части предмета регулирования конституционного права, выступает не определяющим по отношению к данной отрасли права фактором, а определяе- мым им2.

В доктрине уголовного права высказано суждение, согласно которому Конституция РФ, определяя в ч. 3 ст. 17 пределы осуществления прав и свобод человека и гражданина, фактически не ограничивает уголовно-правовое вмеша- тельство в общественные отношения3. Наделяя уголовное право столь широки- ми полномочиями, автор сформулированного тезиса допускает возможность решения любых социальных проблем методом принуждения. Подобное умоза- ключение могло быть вызвано тем, что в последние годы государство пытается нивелировать напряженность в обществе посредством расширения сферы влия- ния уголовно-правовых запретов на различные виды отклоняющегося поведе- ния. Однако наращивание интенсивности уголовно-правового принуждения не всегда вызвано объективной необходимостью. Использование восстановитель-

ного потенциала уголовного права при нарушении прав и свобод пациента оправдано тогда, когда соответствующее посягательство является общественно опасным. В этой ситуации криминализация становится единственно возмож- ным средством правового воздействия на негативные процессы, поскольку угроза применения к нерадивому медицинскому работнику мер дисциплинар- ного, гражданско-правового, административного характера не гарантирует реа- лизацию юридического статуса пациента. Разъяснение уголовно-правовой сущ-

ности общественно опасного деяния и доведение до сознания правоисполните-

1 Тихий В.П. Конституционное право – основа уголовного права // Системность в уголовном праве. Материалы II Российского Конгресса уголовного права, состоявшегося 31 мая – 1 июня 2007 г. / Отв. ред. В.С. Комиссаров. М., 2007. С. 400.

2 См.: Разгильдиев Б.Т. Соотношение уголовного права с нравственностью, другими отраслями права // Уголов- ное право России: Курс лекций: В 6 т. / под ред. Б.Т. Разгильдиева. Саратов, 2004. – Т. 1. Кн. 1. С. 314-315.

3 См.: Арзамасцев М.В. К вопросу о конституционном закреплении признаков общественной опасности пре- ступления // Конституционные основы уголовного права: Материалы I Всероссийского конгресса по уголовно- му праву, посвященного 10-летию Уголовного кодекса Российской Федерации. М.: ТК Велби, 2006. С. 20.

ля последствий его совершения выступает последним аргументом в инструмен- тарии законодателя. Изложенное позволяет оценить суждение М.В. Арзамасце- ва о неограниченных возможностях уголовного права воздействовать на обще- ственные отношения как произвольное толкование текста Конституции РФ. Системное изучение содержания Основного Закона страны позволяет устано- вить объективные границы вмешательства уголовного закона в социальные свя- зи. По смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, права и свободы человека и гражда- нина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственно- сти, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, результаты проведенного исследования позволили сфор- мулировать ряд теоретических выводов и положений, характеризующие кон- ституционные основы юридического обеспечения прав и свобод пациента в Российской Федерации:

1) Конституция РФ, провозгласив человека, его права и свободы в качестве высшей ценности, сконструировала механизм практической реализации декла- рируемой демократическим государством идеологии. Он последовательно включает в себя официальное признание, соблюдение и защиту первичных по значимости благ человека и гражданина. Признание прав и свобод личности, в том числе испытывающей потребность в оказании услуг медико- биологического характера, публично оформляется на нормотворческом уровне, их соблюдение проистекает на уровне правоисполнения, а защита обеспечива- ется правосудием на основе норм и положений регулятивных и охранительных отраслей законодательства;

2) в представленном конституционном механизме реализации прав и свобод человека и гражданина уголовно-правовой охране отводится заключительное звено. Являясь мерой субсидиарной, уголовно-правовое предписание выступает завершающим инструментом в арсенале законодателя, стимулирующим право- исполнителей к соблюдению общепризнанных прав и свобод личности. Объек-

тивным показателем, обусловливающим необходимость формулирования в со- ответствующем правовом пространстве конкретных уголовно-правовых запре- тов, служит исчерпанность потенциала позитивного законодательства в упоря- дочении общественных отношений;

3) конституционная урегулированность здравоохранительных отношений проявляется на уровнях прямого и опосредованного юридического воздействия. Конституционно-правовые нормы и положения, обладающие функцией норм прямого действия, упорядочивают наиболее значимые социальные связи в сфе- ре охраны здоровья граждан. Одновременно Конституция РФ обусловливает формирование содержания позитивных отраслей законодательства, предметом действия которых являются организационно-правовые основы оказания меди- ко-санитарной помощи населению;

4) выступая в качестве материально-идеологической основы всего отрасле- вого законодательства, Основной Закон определяет внутреннюю согласован- ность и придает стабильность российской правовой системе в целом, обеспечи- вает взаимодействие между ее отдельными отраслями. Отраженные в концен- трированной форме в Конституции РФ права и свободы пациента обусловли- вают предмет регулирования и объект охраны отраслей законодательства, ори- ентированных на реализацию интересов личности. Предъявляя требования к регулятивным и охранительным отраслям законодательства по обеспечению прав, свобод и не противоречащих закону интересов пациента, Конституция РФ оказывает прогрессивное воздействие на формирование и дальнейшую оптими- зацию их содержания;

5) Конституция РФ определяет пределы вмешательства уголовного закона в здравоохранительные правоотношения. Введение уголовной ответственности за нарушение прав и свобод пациента допустимо тогда, когда в медицинской практике широкое распространение получают правонарушения, достигающие уровня общественной опасности. Произвольное возложение на медицинских работников уголовно-правовых обязанностей нарушает конституционное тре- бование о том, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограни-

чены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и за- конных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

<< | >>
Источник: БЛИНОВ Александр Георгиевич. УЧЕНИЕ ОБ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ОХРАНЕ ПРАВ И СВОБОД ПАЦИЕНТА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Конституционные основы юридического обеспечения прав и сво- бод пациента в Российской Федерации:

  1. Введение
  2. § 1. Пациент как субъект здравоохранительных правоотношений и его правовой статус
  3. § 2. Конституционные основы юридического обеспечения прав и сво- бод пациента в Российской Федерации
  4. § 3. Здравоохранительное законодательство как юридическая основа реализации прав и свобод пациента
  5. § 4. Права и свободы пациента как объект уголовно-правовой охраны
  6. § 1. Уголовно-правовая охрана прав и свобод пациента в законода- тельстве стран-участниц Содружества Независимых Государств и Балтии
  7. § 2. Уголовно-правовая охрана прав и свобод пациента в системе романо-германского права
  8. § 3. Охрана прав и свобод пациента в англосаксонской системе уго- ловного права
  9. § 2. Реализация уголовно-правового механизма предупреждения пре- ступных посягательств на права и свободы пациента
  10. Заключение
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -