<<
>>

Сложносочинённое предложения как структурно-семантический тип сложного предложения

Сочинение как основной способ связи и реализации синтаксических отношений между предикативными частями сложносочиненного предложения; сочинение в оппозиции подчинению.

Дифференциальные признаки сложносочиненного предложения.

Средства связи предикативных частей в сложносочиненном предложении: сочинительные союзы как важнейшее средство связи и реализации грамматического значения в сложносочиненном предложении; синтаксически специализированные элементы; типизированные лексические элементы; соотношение видо-временных и модальных форм сказуемых, другие дополнительные средства связи.

Основные семантико-синтаксические типы сложносочиненных предложений: соединительные, разделительные, противительные. Место сложных предложений с градационными, присоединительными и пояснительными отношениями в системе сложносочиненного предложения. Полисемантичность отдельных структурных типов сложносочиненного предложения, частные разновидности основных структурно-семантических типов сложносочиненного предложения.

Сложносочиненное предложение – это сложное предложение, предикативные части которого объединены сочинительной связью: Мир плоско выравнен1, а духа единомысленного нет2 (Вяч. Иванов).

В системе союзных конструкций сложносочиненное предложение противопоставляется сложноподчиненному предложению. Его дифференциальными признаками являются: 1) относительная автономность предикативных частей в грамматическом и смысловом отношении; 2) наличие сочинительных союзов, которые выступают как основное средство связи предикативных частей, занимают закрепленную позицию между ними, «не сливаясь внутренне ни с одной из частей»[13], и характеризуются по сравнению с подчинительными союзами большей степенью самостоятельности: Еще прозрачен, сер и пуст кипящий воробьями куст1, и желтый солнечный припёк еще не жег холодных щек2, – но талой лужи чернота весенней синью налита3 (Л.

Алексеева); 3) характер интонации объединяемых частей.

Сочинительные союзы определяют такой традиционно отмечаемый признак сложносочиненных предложений, как отсутствие жесткой синтаксической зависимости одной предикативной части от другой в составе целого. Неслучайно, сопоставляя подчинительную и сочинительную связь, С. О. Карцевский отмечал, что в основе сочинения лежит оппозитивный диалог, в котором сочинительные союзы определяют тональность реплик и близки по функции к музыкальному ключу. В подобном диалоге говорящие сближают, сопоставляют, противопоставляют или согласуют свои позиции. Этим сочинение принципиально отличается от подчинения, которое всегда опирается на диалог вопросо-ответного типа. «Вскрытые С. О. Карцевским свойства сочинительной связи хорошо объясняют ее способность создавать особый вид синтаксического движения, это движение размещающихся в одной плоскости словесных рядов, из которых ни один не выделяется как преобладающий над другим»[14].

Структурно-семантическая классификация сложносочиненных предложений опирается прежде всего на характер сочинительных союзов, соединяющих предикативные части и обладающих предельно обобщенным значением: соединительные союзы указывают на то, что оба описываемых в предложении события или имели, или имеют (будут иметь) место, именно они наиболее ярко выражают «идею» сочинения: Впадая в червонную бездну из ненастных туч. . . солнце бывало бросало красочный луч в сад1, и лоснились на столе грибы2 (В. Набоков); разделительные союзы указывают на то, что возможно каждое из описываемых событий: Моросить не то перестало1, не то Фиальта привыкла2 (В. Набоков); противительные союзы связаны со значением сопоставления ситуаций или же значением несоответствия – противопоставленности некоей норме как точке отсчета: Денег становилось все меньше и меньше1, а Егорушка кутил все больше и больше2 (А. Чехов); пояснительные союзы (то есть, а именно) указывают на тождество соотнесенных ситуаций, присоединительные – на добавочный или второстепенный (часто алогичный) характер информации, заключенной во второй части: Газеты ничего не подсказывали1, да и мало их было2 (М.

Горький). Таким образом, соединительный союз сигнализирует о соединительных отношениях, разделительный – о разделительных, противительный – о противительных, пояснительный – о пояснительных и, наконец, присоединительный – о присоединительных. Внутри же этих типов на основе частных синтаксических значений выделяется ряд подтипов сложносочиненных предложений.

Классификация сложносочиненных предложений носит двухуровневый характер: на первом уровне учитывается тип союза и общее значение, с ним связанное; на втором – частные синтаксические значения, которые определяются лексическим наполнением предикативных частей и актуализируются при помощи дополнительных средств связи: синтаксически специализированных элементов – конкретизаторов синтаксических значений следствия, уступки и др. , анафорических местоимений и наречий, повторов разных типов, соотношения видо-временных форм и модальных планов сказуемых и др. Наличие дополнительных средств связи предикативных частей в сложносочиненных предложениях определяет особую функциональную гибкость сочинительных конструкций, разнообразие выражаемых ими отношений и, следовательно, разнообразие их структурно-семантических подтипов.

К дополнительным средствам связи в сложносочиненных предложениях относятся:

1) синтаксически специализированные элементы – конкретизаторы синтаксических значений следствия, результата, следования, уступки, возмещения, ограничения и др. (частицы, модальные слова и наречия): Он был приветлив с нею. . . 1 но все же в обращении к ней сквозила только легкая насмешка2 (А. Чехов) – частица все же подчеркивает значение уступки; Надо было узнать эту тайну1, и поэтому я согласился2 (К. Паустовский) – наречие со значением следствия способствует выражению значения результата;

2) анафорические местоимения и местоименные наречия во второй предикативной части: Человек должен трудиться. . . 1 и в этом одном заключается смысл и цель его жизни2 (А.

Чехов);

3) повторы (лексические, синонимические, деривационные), использование антонимов и слов одной тематической или лексико-семантической группы: Самгин чувствовал себя встревоженным1, но эта тревога становилась все более приятной2 (М. Горький) – повтор однокоренных слов; При встрече с ней скажет ей вскользь слова два1, и в этих словах проглядывается досада2 (И. Гончаров) – лексический повтор; За окном дождь шумит1 и печально поет ветер2 (М. Горький) – использование слов одной лексико-семантической группы (глаголов звучания); Считает молодость года1, и щедро тратит годы старость2 (Б. Слуцкий) – использование антонимов;

4) общие компоненты – а) второстепенный член: В эти дни безвольно мысль томится1, а молитва стелется, как дым2 (М. Волошин); б) предикативная часть: Пели петухи1 и было уже светло2, как достигли они Жадрина3 (А. Пушкин), актуализирующие соединительное значение и указывающие на связь событий во времени или однотипность соотнесенных ситуаций;

5) соотношение видо-временных форм сказуемых, мотивирующих отношения одновременности ситуаций или их последовательности: соотношение «форма совершенного вида в первой части – форма совершенного вида во второй части» мотивирует последовательность ситуаций: Мы простились еще раз1, и лошади поскакали2 (А. Пушкин); соотношение «форма несовершенного вида в первой части – форма несовершенного вида во второй части» мотивирует одновременность ситуаций: И ярко вспыхивает пена1, и загорается волна2 (В. Шаламов); наличие в одной части формы совершенного вида, а в другой несовершенного обусловливает значение частичной одновременности или значение прерванного действия (состояния): Гуров хотел позвать собаку1, но у него вдруг забилось сердце2 (А. Чехов);

6) соотношение модальных планов сказуемых: наличие в одной из частей плана гипотетической модальности при реальной модальности во второй актуализирует частные синтаксические значения ирреального условия, уступки, потенциального следствия, ограничения: Лишь дайте мне добраться до Москвы1, а там Борис расплатится со всем2 (А. Пушкин); Тут можно бы поспорить нам1, но я молчу2 (А.

Пушкин). Использование в первой предикативной части глагола-сказуемого в сочетании с частицей было – «недействительного наклонения» (А. А. Шахматов) – отображает ситуацию нереального намерения и выражает частное противительно-уступительное значение: Тема было поверил Акиму1, но последнее предположение опять смутило его2 (Н. Гарин-Михайловский);

7) параллелизм строения предикативных частей: Синцов смотрел на бойца1, а боец смотрел на Синцова2 (К. Симонов);

8) неполнота одной из предикативных частей: Туча приближалась к нам1, а мы – к ней2 (А. Чехов);

9) порядок предикативных частей, возможность/невозможность изменения которого связана с выражением определенных синтаксических значений: Раздался выстрел1, и на этот раз пуля оцарапала ухо лошади2 (Н. Гумилев) – фиксированный порядок частей выражает значение следствия (результата); невозможность вариативного порядка частей подчеркивается сочетанием на этот раз.

При классификации сложносочиненных предложений необходимо учитывать однородность/неоднородность их состава. Этот признак важен для выделения конкретных подтипов сложносочиненных предложений и рассмотрения особенностей их структуры и семантики. Однородность состава проявляется в одинаковых отношениях двух частей (членов, компонентов) к третьей, выраженной эксплицитно или подразумевающейся: Кругом было тихо1, и снег стучал в окна2, и где-то неподалеку беззвучно молилась Маша3 (Л. Андреев).

Дифференциальные признаки сложносочиненных предложений однородного состава:

1) Открытость структуры (ряд, состоящий из двух частей, может быть продолжен до трех-четырех и более); 2) смысловое и грамматическое равноправие частей, что в случае многочленности таких предложений обусловливает неспособность их к объединению в структурно-семантические блоки; 3) использование в качестве основных средств связи соединительных союзов: и, да, и. . . и, разделительных союзов: то.

. . то, или. . . или, противительного союза а (крайне редко); 4) одинаковая оформленность каждой предикативной части: общий модальный план, единство функциональных типов (части, различающиеся по цели высказывания, – вопросительная и невопросительная – не могут образовать сложносочиненного предложения однородного состава); 5) перечислительная интонация, характеризующаяся однообразием ритмо-мелодического рисунка.

Об однородности состава сложносочиненного предложения могут свидетельствовать следующие дополнительные показатели: 1) наличие (или возможность) общего второстепенного члена или общей предикативной части: На кургане этом. . . слышался французский голос штабных1 и виднелась седая голова Кутузова2 (Л. Толстой); 2) наличие общего для обеих предикативных частей предложения в предшествующем (или последующем) контексте, с которым они одинаково соотносятся: Она и собой хороша. Бледное, свежее лицо1, глаза и губы такие серьезные2, и взгляд честный и невинный3 (И. Тургенев); 3) наличие общей оценки или «общей картины»[15], определяющей тематическое сходство частей или их ассоциативное сближение: И халат ему показался противен1, и Захар глуп и невыносим2, и пыль с паутиной нестерпима3 (И. Гончаров); Было серо, тускло, безотрадно. . . Все жаловались на холод1, и дождь стучал в окно2 (А. Чехов).

В предложениях неоднородного состава отношения устанавливаются только между двумя предикативными частями, причем одна из них часто характеризуется относительной неполнозначностью: В самом деле, я ожидал трагической развязки1, и вдруг так обмануть мои надежды2 (М. Лермонтов).

Дифференциальные признаки сложносочиненных предложений неоднородного состава:

1) 3акрытость структуры (количество предикативных частей не может быть увеличено); 2) неравноправие предикативных частей в смысловом отношении; 3) более широкий круг союзных средств связи и употребление союзов, которые подчеркивают неравноправие частей (не только. . . но и; а то и; а то; да и и др. ); 4) различная оформленность предикативных частей (части сложносочиненного предложения неоднородного состава могут иметь разные временные и модальные планы и различаться по целевой установке): Дело бы уже все кончено1, да приказ денег до сих пор не выдает2 (Н. Гоголь); 5) использование различных интонационных типов – разделительной, противительной, пояснительной интонации, интонации, характерной для присоединения.

Формальными показателями неоднородности состава сложносочиненного предложения служат: 1) невозможность общего члена, одновременно относящегося к двум предикативным частям; 2) наличие во второй предикативной части анафорических местоимений и местоименных наречий – показателей синсемантичности (неполнозначности) той части, в которой они находятся: Ровно стучала машина1, и от ее равнодушного шума становилось еще пустыннее2 (Н. Шмелев); Вы талантливый человек1, и это уже не должно подлежать ни малейшему сомнению2 (А. Чехов); 3) употребление во второй предикативной части наречий и частиц со значением следствия, уступки, ограничения, возмещения – конкретизаторов частного синтаксического значения, подчеркивающих «неравноправие» одной из частей сложносочиненного предложения: Учитель успокоился1, но уже прежнее оживление не возвращалось к обедающим2 (А. Чехов); Брань, отчаянные клятвы. . . не прекращались весь день1, но тем не менее все-таки жили мы между собой дружно2 (А. Чехов).

В сложносочиненных предложениях неоднородного состава выражаются частные синтаксические значения, нетипичные для сочинения и обычно характерные для сложноподчиненных конструкций (значения следствия, уступки, присоединительно-распространительное значение), ср. : Люди устали1, но Серпилин не позволял отдыхать ни одной лишней минуты2 (К. Симонов) – Хотя люди устали1, (но) Серпилин не позволял отдыхать ни одной лишней минуты2.

Сложносочиненные предложения неоднородного состава с отмеченными значениями находятся на периферии сочинительных конструкций и имеют системные связи со сложноподчиненными предложениями.

Однородность/неоднородность состава сложносочиненных предложений определяет такие признаки их структуры, как открытость/закрытость и гибкость/негибкость. Если открытость/закрытость структуры – признаки операционные: они предполагают трансформацию, связанную с возможностью/невозможностью расширения состава предложения, – то гибкость/негибкость – признаки, характеризующие расположение частей в структуре целого. Гибкие структуры допускают изменение порядка предикативных частей, негибкие структуры – это структуры, в которых без отделения союза от второй предикативной части невозможна перестановка частей: Скоро Тентетников свыкнулся со службою1, но только она сделалась у него не первым делом и целью2 (Н. Гоголь); Уходите в комнаты1, а то простудитесь2 (А. Чехов).

Различение гибкости/негибкости характерно только для сложных предложений неоднородного состава. Сложные предложения однородного состава и, следовательно, открытой структуры «стоят вне сферы различения гибкости/негибкости, так как понятия гибкости/негибкости предполагают обязательную разнотипность частей и наличие между ними формальных различий. . . Именно поэтому критерий гибкости/негибкости структуры неприменим к сложным предложениям открытой структуры, представляющим незамкнутые ряды, которые включают неопределенное количество обязательно однотипных частей членов ряда»[16].

<< | >>
Источник: Лекции по синтаксису современного русского языка.

Еще по теме Сложносочинённое предложения как структурно-семантический тип сложного предложения:

  1. 24. Сложное предложение. Понятие и структура.
  2. 27. Бессоюзные сложные предложения
  3. Форма № 1: Типовые тестовые задания
  4. Пробный варианты теста
  5. Сложносочинённое предложения как структурно-семантический тип сложного предложения
  6. Сложносочинённое предложение