<<
>>

Введение

Личность и художественное творчество Бориса Акунина феноменальны для современной русской прозы и литературного процесса начала XXI в. Во-первых, это не раз подчеркивали исследователи, говоря в этой связи об особом варианте конструирования нового образа русского писателя, когда Г.

Ш. Чхартишвили, будучи профессиональным переводчиком-японистом и литературоведом, посредством авторской маски Б. Акунина превращает творца-художника «в сочинителя, в связи с ориентацией на коммерческий успех, свойственной ему профессионализацией, наличием игровых и пародийных черт в авторской личности (псевдонимы, игра с жанрами, создание иронического имиджа в циклах «Приключения Эраста Фандорина», «Приключения сестры Пелагии» и «Приключения магистра»)» (Казачкова, 2015: 12). Во-вторых, интерес к Б. Акунину широкой читательской аудитории и научного сообщества на протяжении уже практически двадцати лет прямо пропорционален количеству выпущенных произведений. В статье М.А. Черняк «Траектории текущего литературного процесса» цитируется фраза хорватской писательницы Д. Угрешич о мировых тенденциях современной литературы: «Многие писатели чувствуют себя все более неуютно среди нынешнего литературного ландшафта, густо усеянного издателями, редакторами, агентами, распространителями, брокерами, рекламистами, книготорговыми сетями, «маркетологами», телевизионными камерами, фотокорреспондентами. Писатель и его читатель - наиважнейшие звенья общей цепи - теперь, как никогда, изолированы друг от друга. Читатель, не принимающий рыночных правил игры, попросту вымирает. Читатель, не принимающий то, что предлагает ему рынок, обречен на литературный голод или на перечитывание уже прочитанных книг. Писатель и его читатель - те, для кого существует литература, - сегодня практически загнаны в подполье...» (Черняк, 2011: 4). Тот факт, что этого «неуютного положения» не ощущает Б. Акунин, и привлекает внимание читателей, журналистов и специалистов к его персоне.
Понимая свое предназначение как успешного беллетриста, заполнившего своим

творчеством пустовавшую в русской литературе нишу pulp fiction (возвысив и «облагородив» ее художественный уровень), Б. Акунин осознает свою популярность, по мнению исследователей, как «реаниматора» детективного жанра, реабилитировавшего, по собственным словам, «сюжет, который в ХХ веке был совершенно подавлен формой и рефлексией» (См., Солнцева, 2000). Творчеству прозаика посвящено большое количество литературоведческих работ, по нему активно защищаются диссертации (Р.Х. Туова «Феномен прецедентности в цикле романов Б. Акунина об Эрасте Фандорине: когнитивно-семантический и лингвокультурологический аспекты» (Туова, 2017), А.В. Казачкова «Жанровая стратегия детективных романов Бориса Акунина 1990 - начала 2000-х гг.» (Казачкова, 2015), Н.А. Салуянова «Проблема интертекстуальности в переводе: на материале переводов произведений Б. Акунина» (Салуянова, 2013), Е.А. Трускова «Романные циклы Бориса Акунина: специфика гипертекста» (Трускова, 2012) и др.). В-третьих, работая в рамках постмодерна, Б. Акунин раздвигает границы сложившейся в литературоведении системы жанров, экспериментируя с традиционными жанровыми разновидностями и создавая собственные литературные жанры. Нарративный спектр современного детективного романа часто отличается сюжетной узостью, отрывочностью культурного диапазона, шаблонностью бытописания, стилистической неровностью. Объёмность и многосферность акунинских текстов, как постмодернистских в частности, и амбивалентность постмодернистской литературной ситуации в целом существенно трансформировали структуру детективного жанра. При этом важно заметить, что авторские жанровые модификации носят синтетический характер в первую очередь ввиду эклектизма детективных и исторических романных элементов, что выражается не только в использовании в текстах реалий и «примет», присущих историческому контексту описываемой эпохи, но и в построении конкретной общественно-исторической концепции (См., Бреева, 2014; Попкова, 2016).

Настоящее исследование предпринято как попытка целостного осмысления творчества Б. Акунина с точки зрения жанрового своеобразия, что способствует

глубокой и органичной рецепции его особенностей и направлений развития на современном этапе, более четкому выявлению его новаторских черт, определению роли и места в контексте развития русской литературы XX - XXI вв.

В конце 1990-х гг. Б. Акунин выпустил свой первый бестселлер «фандоринской серии» «Азазель», за которым последовали не менее успешные «Турецкий гамбит», «Левиафан», «Смерть Ахиллеса» и т.д. Жанр этих произведений был однозначно дефинирован научным сообществом как «новый детектив». «Новому детективу», с одной стороны, присущи черты классического детективного романа, с другой стороны, этот жанр специфичен индивидуальными атрибутами, привносимыми автором. Большая часть романов об Эрасте Фандорине имеет подзаголовки - дополнительные определения жанра. Так, «Азазель» назван автором «конспирологическим детективом», «Левиафан» - «герметичным детективом», «Любовник смерти» - «диккенсовский детектив» и др. Причем, как замечает исследователь А.В. Казачкова, помимо общепринятых в детективной литературе жанровых обозначений («конспирологический», «шпионский», и т.п.) Б. Акунин внедряет в качестве перитекста несуществующие номинации жанра («великосветский», «декадентский», и т.п.). Использование «жанровых архетипов» (типа «шпионский», «политический») «приводит к смысловому обогащению текста за счет «памяти жанра», дает широкую возможность для пародии и игры» (Казачкова, 2015: 21), а обращение к окказиональной жанровой терминологии создает «аутентичность в читательском сознании восприятия его авторского текста в одном ряду с классическим детективным жанром» (Казачкова, 2015: 21).

В 2000 г. выходит в свет первая книга о монахине-детективе Пелагии - «Пелагия и белый бульдог». Свежая серия снова получает четкую авторскую жанровую характеристику - «провинциальный детектив». Тогда же создается сборник рассказов «Сказки для идиотов», который, как видим, автор также не оставляет без отчетливого жанрового обозначения.

Проект Б. Акунина 2005 г. «Жанры» на сегодняшний день включает пять книг: «Фантастика», «Детская книга», «Шпионский роман», «Квест» и «Детская

книга для девочек» (в соавторстве с Глорией Му). Сам автор так анонсировал публикацию этих книг: «Если серия «Новый детективъ» - «Приключения Эраста Фандорина» - представляет собой коллекцию разновидностей детективного романа: конспирологический, плутовской, великосветский, политический, уголовный и пр., то задача этой серии куда шире. Здесь будут представлены «чистые» образцы разных жанров беллетристики, причём каждая из книг носит название соответствующего жанра. Первый залп - три книги, которые поступят в продажу в феврале 2004 г. с интервалом в одну неделю. 4 февраля выйдет «Детская книга», 11 февраля - «Шпионский роман», 18 февраля - «Фантастика». В дальнейших планах - «Семейная сага», «Производственный роман», «Страшная книжка», «Женский роман» и т. д.» (Акунин, Интервью газете «Известия», 2004: электронный ресурс).

2007 г. ознаменован началом издания нового цикла книг Б. Акунина под названием «Смерть на брудершафт». Он имеет жанровый подзаголовок - «роман- кино», что также приковывает к себе внимание литературоведов и критиков.

Б. Акунину как писателю свойственно своеобразное жанровое определение собственных текстов, что проявляется на протяжении всего его творческого пути. Однако до сих пор в литературоведении не предпринималось попытки целостного и всестороннего рассмотрения творчества Б. Акунина с точки зрения категории жанра. Существующие диссертации отражают указанный исследовательский аспект либо в пределах определенных временных рамок (в частности, в качестве материала для изучения в них используются художественные тексты Б. Акунина 1990-х - начала 2000-х гг.) (Казачкова, 2015)), либо в них затрагиваются проблемы акунинского творчества, не связанные с жанровой спецификой напрямую (т.е., вопросы сугубо лингвистического уровня (Минькова, 2005; Туова, 2017), сюжетно-композиционные особенности, проблемы интертекста (Красильникова, 2008; Солуянова, 2013), функционирования текстов Б. Акунина в границах того или иного литературного направления (Бобкова, 2010; Двинина, 2014), и др.).

В отдельных литературоведческих и критических статьях, опять-таки, раскрываются конкретные исследовательские аспекты, касающиеся жанровой

структуры искомых произведений нередко как компонента иной поднимаемой в них проблемы (Бедова, 2012; Верхотурцева, 2005; Вишевский, электронный ресурс; Захаров, электронный ресурс; Калганова, 2014; Павлова, электронный ресурс; Ранчин, 2004: электронный ресурс; Снигирева, 2015).

Заметим, что научные дискуссии, касающиеся теоретического осмысления собственно детективного жанра, не прекращаются по сей день. Терминологические исследования жанра в целом нуждаются в расширении своего контекста; эволюция изучения детектива требует обращения к проблеме развития литературной беллетристики. Поэтому в работе содержится достаточно крупный блок, посвященный жанровой теории и специфике понятия «миддл-литература».

В силу всего вышесказанного актуальность нашего исследования обусловлена как отсутствием в настоящее время комплексного литературоведческого анализа жанровой составляющей творчества Б. Акунина, так и неутихающим неизменным интересом к проблемам жанровых трансформаций в новом тысячелетии. В основе работы лежит представление о жанре не только и не столько как статичном и неизменном образовании, но как практически неисчерпаемой базе продуцирования разнообразных, порой синкретических, жанровых моделей.

Предметом диссертации является анализ жанровых форм произведений Б. Акунина.

В качестве объекта исследования представлены следующие произведения Б. Акунина: цикл романов об Э.П. Фандорине («Азазель», «Турецкий гамбит», «Левиафан», «Смерть Ахиллеса», «Особые поручения», «Статский советник», «Коронация», «Любовник Смерти», «Любовница смерти», «Алмазная колесница», «Нефритовые четки», «Весь мир театр», «Планета Вода», «Черный город») с жанровым подзаголовком «Новый детектив»; проект «Жанры» («Детская книга», «Шпионский роман», «Фантастика», «Квест», «Детская книга для девочек»); проект «Авторы»; роман-кино «Смерть на брудершафт»; «Самый страшный злодей и другие сюжеты».

Выбор именно этих текстов обусловлен тем, что сам автор дает этим произведениям жанровые номинации.

Целью работы является анализ жанровых форм и модификаций произведений одного из самых популярных русских писателей XXI века - Б. Акунина, а также определение основных особенностей новых авторских жанровых формаций.

Поставленная цель предполагает решение нескольких задач, которые сопряжены с положениями, выносимыми на защиту:

- рассмотреть основные подходы к определению термина «жанр», определить его роль в современном литературном процессе нашей страны;

- дать определения традиционным жанровым наименованиям, которые использует в своем творчестве Б. Акунин - один из наиболее ярких представителей современной русской миддл-литературы;

- проанализировать новые авторские жанровые формы, выявить и описать их основные черты;

- исследовать их взаимосвязь с традиционными жанровыми образованиями, выделить новаторскую составляющую;

- представить классификацию жанровых подзаголовков серии «Новый детективъ» с точки зрения различных задач, которые в них реализует автор;

- выяснить, почему именно такие литературные жанры использует Б. Акунин, какие составляющие этих жанровых модификаций помогают автору добиться большой популярности в контексте современной культурной ситуации нашей страны.

Теоретическую и методологическую основу исследования составляют работы по теории и истории литературы М.М. Бахтина (Бахтин, 1979), Л.Я. Гинзбург (Гинзбург, 2016), В.Б. Томашевского (Томашевский, электронный ресурс), Н.Д. Тамарченко (Тамарченко, 2008, 2012), Е.В. Лозинской (Лозинская, 2004), Н.Л. Лейдермана (Лейдерман, 2010), Л.В. Чернец (Чернец, 1982), В.Д. и М.А. Черняк (Черняк, 2015), Т.Г. Юрченко (Юрченко, 2016), И. Мартьяновой (Мартьянова, 2011) и др. , некоторые аспекты типологии коммуникативных стратегий В.И. Тюпы (Тюпа, 2013).

Среди наиболее значимых для нашего исследования работ по творчеству Б. Акунина назовем диссертации А.В. Казачковой (Казачкова 2015), Н.Г. Бобковой (Бобкова, 2010), Е.А. Трусковой (Трускова, 2012), учебное пособие М.А. Черняк (Черняк, 2007), статьи Н.Г. Бобковой (Бобкова, 2009), Е.П. Исаковой (Исакова, 2013), А. Ранчина (Ранчин, 2004: электронный ресурс), А.И. Храпуновича (Храпунович, 2016), С.П. Сорокина (Сорокин, 2011), Е.А. Аввакумовой (Аввакумова, 2011) и др.

Методология исследования характеризуется комплексным подходом, базирующимся на интертекстуальном, историко-типологическом, сравнительно-сопоставительном, описательном методах. Использование этих методов важно для построения системы жанровых реализаций в отдельных произведениях Б. Акунина, выявлении их генетических связей с жанровой традицией и отношений к современному литературному контексту.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в исследовании впервые предпринята попытка литературоведческого осмысления творчества Б. Акунина через анализ жанровых форм его произведений. Такой опыт представляется важным для современного литературоведения в связи кардинальными изменениями литературной ситуации в конце XX- начале XXI вв.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Творчество Б. Акунина может быть отнесено к «миддл-литературе», которая в свою очередь является верхним, наиболее приближенным к интеллектуальной (постмодернистской, авангардистской) литературе слоем массовой литературы.

2. Произведения Б. Акунина функционируют по законам массовой литературы с использованием основных клише и штампов этого литературного и культурного явления. В то же время его тексты основаны на интертекстуальности, свойственной постмодернистской литературе, и отличаются особым писательским стилем.

3. Давая своим произведениям жанровые обозначения, автор использует классическую систему жанров и создает новые жанровые формации,

полемизируя с жанровым каноном и расширяя горизонты традиционного жанрового мышления.

4. Создание новых писательских жанровых наименований обусловлено либо традицией (к примеру, развитие жанра «романа-игры» в жанровой форме романа-квеста), либо особенностями культурной ситуации (роман-кино и сюжет), либо характером жанровой стратегии (интертекстуальные подзаголовки в цикле романов об Э.П. Фандорине, и т.д.).

5. Отбор жанровых форм происходит исключительно на основе их способности к визуализации.

Теоретическая значимость работы заключается в определении основных особенностей новых авторских жанровых формаций, характеризующихся как непосредственной преемственностью классической жанровой системы, так и имеющих свои собственные черты и задачи.

Практическая значимость результатов исследования. Материалы и результаты работы могут быть использованы при подготовке учебных пособий по литературоведению, теории литературы; применены при разработке курсов и лекций по современной русской литературе и другим общим и специальным дисциплинам вузов.

Апробация результатов исследования. Материалы исследования легли в основу докладов, сделанных на конференциях в Тверском государственном университете, на международной научно-практической конференции «Научная дискуссия: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии». Основные положения работы отражены в семи публикациях, три из которых опубликованы в изданиях перечня ВАК.

Структура и объем диссертации определены целью исследования и поставленными конкретными задачами, а также логикой развертывания основной темы работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, насчитывающего 218 наименований.

<< | >>
Источник: ПОНОМАРЕВА Юлия Владимировна. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Б+ АКУНИНА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь - 2018. 2018

Еще по теме Введение:

  1. Раздел I ВВЕДЕНИЕ В КРИМИНАЛИСТИКУ. Лекция 1. ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ, СИСТЕМА И МЕТОДЫ КРИМИНАЛИСТИКИ.
  2. Введение к фазовым диаграммам. Образование твердых растворов (Низкие концентрации – идеальные твердые растворы).
  3. ВВЕДЕНИЕ И ТЕРМИНОЛОГИЯ
  4. 45. Введение подушной подати и правовое положение крестьян 18в.
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Введение.