<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие выводы и предложения:

1. Обеспечение процессуальных прав содержащегося под стражей или отбывающего наказание в виде лишения свободы лица является многогранным правовым явлением, представленным правообеспечительной деятельностью, правоотношениями, возникающими по поводу нее, и системой уголовно-процессуальных норм, регламентирующих данную деятельность и правоотношения.

2. Обеспечение процессуальных прав содержащегося под стражей или отбывающего наказание в виде лишения свободы лица - это отвечающая назначению уголовного судопроизводства гарантированная законом деятельность следователей, дознавателей, руководителей следственного органа, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, прокурора, суда по созданию с помощью предусмотренных законом средств реальных возможностей для осуществления находящимся в условиях несвободы (в местах содержания под стражей или в местах лишения свободы) процессуальных прав подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным, запрашиваемым к выдаче лицом, и лицом, переданным согласно ч. 5 ст. 456 УПК РФ на территорию Российской Федерации компетентным органом или должностным лицом иностранного государства для совершения действий, указанных в запросе о вызове.

3. Следователь-криминалист, руководитель следственной группы, руководитель группы дознавателей наряду с судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, руководителем следственного органа и начальником подразделения дознания относятся к субъектам, обеспечивающим права лиц, включая содержащихся под стражей и в местах лишения свободы.

4. Нормативное положение о содержании под стражей, закрепленное в п. 42 ст. 5 УПК РФ, требует дополнения за счет включения в число лиц, на которых оно распространяется, осужденного, уклоняющегося от отбывания наказания, и лица, переданного в порядке ч.

5 ст. 456 УПК РФ на территорию Российской Федерации компетентным органом или должностным лицом иностранного государства для совершения действий, указанных в запросе о вызове.

5. Процессуальные права содержащихся под стражей или отбывающих наказание в виде лишения свободы, являясь компонентом прав личности, образуют объект обеспечительной деятельности, осуществляемой в отношении указанных участников.

6. Процессуальные права содержащихся под стражей или отбывающих наказание в виде лишения свободы классифицируются по следующим критериям: вид норм, регламентирующих уголовно-процессуальные права содержащихся под стражей и в местах лишения свободы; процессуальный статус лица, принадлежащего к участникам уголовного судопроизводства, содержащимся под стражей и в местах лишения свободы; место нахождения лица; возраст содержащихся под стражей и в местах лишения свободы; обладание содержащимся под стражей или отбывающим наказание в виде лишения свободы процессуальным иммунитетом; субъекты, обеспечивающие процессуальные права содержащихся под стражей или отбывающих наказание в виде лишения свободы; часть уголовного процесса (стадия, производство), на которой происходит обеспечение процессуальных прав содержащихся под стражей и в местах лишения свободы.

7. В процессуальном законе необходимо закрепить за субъектами, предусмотренными ч. 3 ст. 40 УПК РФ, обязанность по обеспечению с помощью информационно-телекоммуникационных систем процессуальных прав лиц, в отношении которых они возбудили уголовное дело и произвели задержание, включая право на защиту и судебный порядок избрания заключения под стражу.

8. В целях обеспечения процессуальных прав задержанных субъектами, перечисленными в п. п. 1, 2 ч. 3 ст. 40 УПК РФ, предлагаем внести следующие коррективы в УПК РФ:

- дополнение содержащегося в ч. 1 ст. 11 УПК РФ перечня субъектов, обязанных разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности, ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав, органом дознания и лицами, предусмотренными ч.

3 ст. 40 УПК РФ;

- дополнение указанного в ч. 2 ст. 16 УПК РФ перечня субъектов, обязанных разъяснять подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивать возможность защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами, органом дознания и лицами, предусмотренными ч. 3 ст. 40 УПК РФ;

- дополнение части 2 ст. 53 УПК РФ предложением: «Указанные обязанности в отношении подзащитного из числа задержанных лицами, предусмотренными частью третьей статьи 40 настоящего Кодекса, защитник выполняет с использованием систем видеоконференц-связи.».

- дополнение статьи 108 УПК РФ частью 3.1. следующего содержания: «3.1. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу лица, указанные в части третьей статьи 40 настоящего Кодекса, с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство, подаваемое в форме электронного документа посредством информационно-телекоммуникационных систем согласно требованиям части первой статьи 474.1 настоящего Кодекса. Правила части первой статьи 474.1 настоящего Кодекса применяются и для получения указанными лицами согласия прокурора.»;

- дополнение статьи 108 УПК РФ частью 4.1 следующего содержания: «4.1. Подозреваемому, в отношении которого задержание производилось лицами, указанными в части третьей статьи 40 настоящего Кодекса, по решению суда обеспечивается право участвовать в судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи.».

9. В уголовно-процессуальном законодательстве необходимо наряду с указанием на возможность граждан осуществлять фактическое задержание предусмотреть следующие гарантии обеспечения прав задерживаемого при таких обстоятельствах: фактическое задержание подозреваемого гражданами, оказавшимися на месте совершения преступления, по возможности не должно быть сопряжено с унижением чести и достоинства задерживаемого и созданием опасности для его жизни и здоровья; граждане, которые произвели фактическое задержание подозреваемого, обязаны без промедления доставить такое лицо в орган дознания; в протоколе задержания обязательно должны быть отражены обстоятельства такого задержания и, в частности, то, что фактическое задержание лица было произведено гражданином, не обладающим властными полномочиями.

10. Обеспечение права на защиту содержащихся под стражей или отбывающих наказание в виде лишения свободы нуждается в совершенствовании своей правовой регламентации, которая должна включать закрепление в УПК РФ требований о необходимости:

- обеспечения содержащимся под стражей условий, в которых они имели бы достаточное время и возможности для подготовки защиты (посредством дополнения ст. 16 УПК РФ частью 5 и ст. 46 УПК РФ частью 3.1);

- незамедлительного уведомления о задержании, месте нахождения подозреваемого его близких родственников, родственников или близких лиц, а также иных лиц, указанных в ч. ч. 2, 2.1, 2.2, 3 ст. 96 УПК РФ (посредством изменения редакции ч. 1 ст. 96 УПК РФ);

- обеспечения содержащимся под стражей возможности связаться с лицом, которое они желают пригласить в качестве защитника по уголовному делу (посредством дополнения ст. 51 УПК РФ частью 1.1);

- учета мнения подозреваемого, обвиняемого при назначении ему защитника дознавателем, следователем или судом вплоть до принятия дознавателем, следователем мер к назначению другого защитника для участия в уголовном судопроизводстве в случае заявления мотивированного ходатайства подозреваемого, обвиняемого об отказе от кандидатуры конкретного защитника (посредством дополнения части 3 ст. 51 УПК РФ);

- обеспечения участия защитника во встрече сотрудника органа дознания, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с подозреваемым, кроме случаев письменного отказа подозреваемого от участия защитника (посредством дополнения части 2 ст. 95 УПК РФ).

11. Обеспечение содержащимся под стражей и в местах лишения свободы права на разумный срок следует рассматривать в тесной связи с обеспечением их права на неприкосновенность личности, поскольку критерий разумности срока используется законодателем для определения границы, за которой ограничение права на неприкосновенность личности будет незаконным.

12. Применение должностными лицами критерия разумности к определению срока уголовного судопроизводства и, в частности, срока содержания подозреваемого, обвиняемого под стражей следует рассматривать как важное процессуальное средство, используемое в ходе обеспечения уголовнопроцессуальных прав содержащихся под стражей и в местах лишения свободы. Правовым основанием для такого вывода в первую очередь являются правила ст.

6.1. УПК РФ, одно из которых (предусмотренное частью третьей) нуждается в дополнении условий, учитываемых при определении разумного срока уголовного судопроизводства за счет продолжительности содержания подозреваемого, обвиняемого под стражей.

13. Типичные ошибки и упущения, допускаемые при избрании, заключения под стражей, продлении срока содержания под стражей и его обжаловании и приводящие явно или скрыто к нарушению принципа разумного срока уголовного судопроизводства, могут быть систематизированы следующим образом:

А) ошибки и упущения в части применения оснований избрания заключения под стражу, которые делятся на два вида: а) связанные с применением в качестве оснований избрания заключения под стражу обстоятельств, которые законодателем к таковым не относятся (ссылка на тяжесть предъявленного обвинения как на основание для заключения под стражу; признание в качестве оснований продления содержания под стражей утверждений органов предварительного следствия о том, что лицо не желает сотрудничать со следствием; использование в качестве оснований продления содержания под стражей необходимости дальнейшего выполнения следственных действий; признание в качестве оснований заключения под стражу неявки подсудимого в судебное заседание, носящей единичный характер; определение в качестве основы принятия решения о продлении содержания под стражей результатов оперативно-розыскной деятельности); б) связанные с ненадлежащей аргументацией правоприменителем при принятии соответствующих решений наличия оснований для применения заключения под стражу в отношении конкретного лица или ее отсутствием (неприведение судами конкретных фактов, подтверждающих наличие оснований, предусмотренных в ч. 1 ст. 97 УПК РФ; игнорирование доводов стороны защиты в пользу изменения заключения под стражу);

Б) ошибки и упущения, допускаемые относительно процедурных условий избрания, продления заключения под стражу и его обжалования (неправильное исчисление сроков нахождения подозреваемого, обвиняемого под стражей; несоблюдение требований п.

4 ст. 5 Европейской Конвенции о безотлагательном рассмотрении жалоб на решение о заключении под стражу; нерассмотрение возможности применения альтернативной меры пресечения с учетом индивидуальных обстоятельств, касающихся подозреваемых и обвиняемых; неуказание в резолютивной части постановления судьи о продлении срока содержания под стражей конкретного срока, на который продлевается действие меры пресечения, и конечной даты этого срока; рассмотрение вопроса об избрании, продлении заключения под стражу в отсутствие защитника).

14. Одним из критериев законности ограничения права на неприкосновенность личности является соответствие оснований применения задержания требованиям УПК РФ. С учетом того, что следует придать процессуальную форму задержанию осужденного, скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ либо ограничения свободы, а также осужденного к лише- нию свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, уклонившегося от получения предписания, предусмотренного частью первой статьи 75.1 УИК РФ, или не прибывшего к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок, необходимо основание к такому виду задержания в виде обеспечения исполнения приговора предусмотреть в ст. 91 УПК РФ.

15. Обеспечение права лица на уважение чести и достоинства личности тесно связано с обеспечением его права на защищенность жизни и здоровья, то есть с правом на личную безопасность. Это предопределяется тем, что состояние личной безопасности субъекта является необходимым и обязательным условием уважения его чести и достоинства.

16. Обеспечение личной безопасности является одним из важных сегментов механизма обеспечения права на уважение чести и достоинства личности, элементы которого должны распространяться на всех участников уголовного судопроизводства, а также на лиц, не получивших определенного процессуального статуса. Данное обстоятельство применительно к содержащимся под стражей и в местах лишения свободы должно быть уточнено в УПК РФ путем:

- распространения положений ст. 9 УПК РФ на всех лиц, не имеющих процессуального статуса, но вовлеченных в уголовное судопроизводство (посредством замены в ч. 1 ст. 9 УПК РФ фразы «участника уголовного судопроизводства» на слово «лица», а также посредством исключения из ч. 2 ст. 9 УПК РФ фразы «из участников уголовного судопроизводства»);

- закрепления за осужденным, находящимся в местах лишения свободы, так же как и за лицами, подвергнутыми заключению под стражу и задержанию, права содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровью (посредством дополнения ч. 3 ст. 10 УПК РФ);

- включения в предусмотренный частью 3 ст. 11 УПК РФ круг лиц, нуждающихся в применении мер безопасности, подозреваемого и обвиняемого (посредством дополнения ч. 3 ст. 11 УПК РФ);

- закрепления обязанности начальника органа, исполняющего наказание, в случаях, не терпящих отлагательства, принимать по заявлению осужденного или по собственной инициативе незамедлительно меры безопасности в отношении лица, о чем немедленно сообщать органу, осуществляющему производство по уголовному делу (посредством дополнения ч. 3 ст. 11 УПК РФ).

17. Совершенствованию обеспечения права содержащихся под стражей и в местах лишения свободы на обжалование процессуальных действий и решений будут способствовать следующие меры по коррекции действующего законодательства:

- расширение закрепленного ч. 5 ст. 21 Федерального закона от

15.07.1995 № 103-ФЗ круга субъектов обжалования, за счет органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, руководителя следственного органа. Использование в тексте ч. 5 ст. 21 Федерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ понятия «дознаватель» вместо словосочетания «лицо, производящее дознание»;

- расширение границ закрепленного ч. 5 ст. 21 Федерального закона от

15.07.1995 № 103-ФЗ объекта обжалования содержащихся под стражей участников, позволяющее обжаловать не только действия и решения государственных органов и должностных лиц, но и их бездействие;

- включение руководителя следственного органа в содержащийся в ст. 126 УПК круг лиц, которым администрацией места содержания под стражей направляются жалобы подозреваемого и обвиняемого, содержащегося под стражей, поскольку данные участники могут обращаться с жалобами не только к прокурору, в суд, но и к руководителю следственного органа, как это следует из ст. 124 УПК РФ;

- дополнение предусмотренного ч. 5 ст. 21 Федерального закона от

15.07.1995 № 103-ФЗ и ст. 126 УПК РФ порядка направления жалоб содержащегося под стражей требованием об обязательном направлении жалоб адресату в запечатанном пакете не позднее суток с момента их подачи;

- предоставление содержащимся под стражей и в местах лишения свободы возможности отправлять свои жалобы через адвоката;

- возложение на суд полномочия по разрешению администрации исправительного учреждения осуществлять контроль переписки осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь, если имеются достоверные сведения о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц (посредством изменения и дополнения ст. 8 «Адвокатская тайна» Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ, п. 58 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, ст. 29 УПК РФ);

- закрепление в УПК РФ требования об обязательной проверке в суде законности любого задержания путем доставления задержанного в срочном порядке к судье. Предлагаемое правило может быть сформулировано в новой

ч. 3.1 ст. 92 УПК РФг

—регламентация в законе правила об освобождении по постановлению судьи, к которому был доставлен задержанный, если такое задержание было произведено незаконно. Данное положение необходимо закрепить в виде новой части 1.1. ст. 94 УПК РФ.

<< | >>
Источник: ВЛАДИМИРОВА ЮЛИЯ КОНСТАНТИНОВНА. ОБЕСПЕЧЕНИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРАВ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА, СОДЕРЖАЩИХСЯ ПОД СТРАЖЕЙ ИЛИ ОТБЫВАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Воронеж - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 1.6. Заключение договоров о материальной ответственности с работниками учреждения
  2. Нарушение процедуры заключения договора аренды
  3. Нарушения, связанные с заключением и исполнением контракта
  4. Заключение эксперта и его оценка.
  5. 4. Оценка и использование заключения эксперта в уголовном процессе
  6. Заключение договора.
  7. Заключение договора
  8. Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением.
  9. 5. Заключение в тюрьму и пенитенциарная система
  10. Заключение договора в обязательном порядке.
  11. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  12. § 2. Форма, стадии и существенные условия заключения договоров.
  13. § 3. Мера свободы заключения договоров.
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -