<<
>>

§ 3. Международные правовые акты как источник регулирования наследственных отношений

Свою независимость Республика Армения приобрела в 1990 г.[50] и как независимое, суверенное, демократическое, правовое государство выступила на международной арене в качестве самостоятельного субъекта международного права.

В международном праве отношения между государствами, суверенами регулируются с помощью международных договоров. За последние годы Республика Армения подписала большое количество международных договоров, соглашений с иностранными государствами, в которых содержатся правовые нормы, регулирующие отношения между государствами, т.е. межгосударственные отношения. Как правило, государство, заключая международный договор, принимает на себя обязательства, а также несет ответственность за нарушения норм международного договора.

Нормы международных договоров регулируют не только межгосударственные отношения, но и отношения, которые возникают между физическими и юридическими лицами государств, подписавших международное соглашение. Международный договор является источником международного частного права. Несмотря на то, что государство от своего имени подписывает международные договоры, соглашения, касающиеся именно частноправовых отношений, и берет на себя обязательство строго выполнять данные обязательства, но эти соглашения адресованы не к государству, а к его национальным органам, физическим и юридическим лицам, т.е. участникам гражданско-правовых отношений.

Сегодня действуют многочисленные международные договоры и соглашения, относящиеся именно к сфере международного частного права, например, соглашения, действующие в сфере торговли, инвестиций, транспорта, а также договоры, регулирующие гражданские, семейные, трудовые отношения.

Международный договор, как уже отметили, является источником международного частного права и, как правило, до того, как применить нормы национального (внутреннего) законодательства конкретной страны, например, к наследственным отношениям, необходимо удостовериться в наличии какого-либо международного договора, так как нормы международного договора имеют приоритет в отношении норм национального законодательства.

В армянском законодательстве принцип разрешения конфликтов между нормами национального и международного права решается на конституционном уровне. Так, согласно ст. 6 Конституции Армении: «международные договоры являются составной частью правовой системы Армении, если ратифицированными международными договорами устанавливаются иные нормы, чем те, которые предусмотрены законами, то применяются эти нормы». Аналогичное положение содержится и в конституциях других стран СНГ, в том числе и в российской конституции.

В армянском законодательстве согласно п. 2 ст. 2 Закона Армении «О международных договорах Республики Армения» под международным договором понимается любое письменное соглашение, оформленное в виде договора, соглашения, конвенции, меморандума, протокола или документа с иным наименованием, или которое выражено обменом нотами или письмами. Международный договор является достаточно эффективным средством для правового регулирования частноправовых отношений, отягощенных иностранным элементом. В международных договорах, соглашениях, кроме материально-правовых и процессуальных норм, могут быть установлены и отсылочные нормы, т.е. коллизионные нормы.

Правила о регулировании международных частноправовых отношений, в том числе наследственных отношений, осложненных иностранным элементом, находят свое проявление и в основном закрепляются в международных конвенциях, а также в многосторонних и двусторонних договорах о правовой помощи по гражданским и семейным делам. Справедливо отмечают российские авторы, что центр тяжести международно-правового договорного формирования коллизионных норм находится в таких областях, как права человека, семейное и наследственное право, трудовое право, деликтные обязательства, право собственности[51] [52].

Сложность регламентации указанных отношений связана с тем обстоятельством, что правовые нормы, например, в сфере наследования, до сих пор находятся под большим влиянием национальных, культурных, религиозных традиций конкретной страны.

Данный фактор, конечно, непосредственно влияет и в некотором смысле воспрепятствует, тормозит процесс единообразного правового регулирования указанных отношений.

Важную роль в регламентации частноправовых отношений с иностранным элементом играют универсальные международные соглашения в виде конвенции. Целью последних является унификация правовых норм на международном уровне, поиск единообразного регулирования в международном гражданском обороте. В сфере наследования количество универсальных международных конвенций немногочисленно:

1. Гаагская конвенция о коллизиях законов, касающихся формы завещательных распоряжений от 5 октября 1961 г. . Согласно ст. 1 данной конвенции завещательное распоряжение рассматривается действительным в отношении его формы, если оно соответствует требованиям закона:

а) места его составления;

б) гражданства завещателя, которым он обладал либо в момент составления завещания, либо на момент смерти;

в) местожительства завещателя, которое он имел либо в момент составления, либо на момент смерти;

г) места, где завещатель имел основную резиденцию, либо в момент составления завещания, либо на момент смерти;

д) для недвижимого имущества, места его нахождения.

В указанной конвенции закреплены несколько коллизионных привязок в отношении формы завещания и иных завещательных распоряжений. Данная конвенция направлена на обеспечение действительности завещательных распоряжений в международном обороте. В международной практике часто возникают ситуации, связанные с признанием действительности завещания, составленного завещателем, и применимого права к наследованию. Иными словами, завещание составлено либо отменено по праву одной страны, а к наследству применяется право другой страны.

В настоящий момент Российская Федерация не является участником данной конвенции, среди российских авторов нет единой позиции по вопросу присоединения России к указанному международному акту. По мнению М.В Никоновой , необходимо присоединиться к данной конвенции, а Ю.Б.

Лотарева[53] [54] считает, что конвенция противоречит национальному коллизионному праву России, которое содержит только три коллизионные привязки относительно формы завещания.

Республика Армения ратифицировала данную конвенцию в 2007 г.[55], но с оговоркой, что каждое договаривающееся государство оставляет за собой право не признавать завещательные распоряжения, сделанные в устной форме одним из его граждан, не имеющим какого-либо другого гражданства.

2. Конвенция о единообразном законе о форме международного завещания от 26 октября 1973 года[56]. Она состоит из типового закона о форме международного завещания, согласно ст. 1 Единообразного закона завещание является действительным в отношении формы независимо, в частности, от места его совершения, местонахождения активов и гражданства, места жительства и места нахождения наследодателя, если оно совершено в форме международного завещания.

В типовом законе предусмотрено, что закон не применяется к форме завещательных распоряжений, сделанных двумя или более лицами в одном документе (ст. 2), завещание должно быть сделано в письменной форме и собственноручно подписано наследодателем, завещание может быть выполнено на любом языке, написанным от руки или при помощи любых средств (ст. 3). Согласно ст. 4 Единообразного закона наследодатель в присутствии двух свидетелей и лица, уполномоченного удостоверить акт, провозглашает, что совершенный документ является его завещанием, содержание которого он знает. Кроме этого, завещатель не должен сообщать свидетелям или уполномоченному лицу о содержании завещания.

Необходимо отметить, что Вашингтонская конвенция не нарушает национальное законодательство договорной стороны и предоставляет завещателю максимальные гарантии относительно его волеизъявления. Таким образом, избрав эту форму, завещатель может быть уверен в том, что завещание будет признано действительным во всех странах- участницах конвенции. В настоящий момент ни Республика Армения, ни Российская Федерация не являются участником данной конвенции.

3. Гаагская конвенция относительно международного управления имуществом умерших лиц от 2 октября 1973 г. . Конвенция состоит из 46 статей, где ст. 1 предусматривает учреждение международного сертификата, определяющего лицо или лиц, уполномоченных управлять движимым имуществом умершего лица, и указывающего его или их полномочия.

Согласно ст. 2 настоящей конвенции сертификат составляется компетентным органом в государстве обычного проживания умершего. Допускается применение права той страны, гражданством которой обладал умерший, для этого государство его гражданства и страна его проживания должны сделать совместное заявление (ст. 3). Так, Россия и Армения не присоединились к данной конвенции.

4. Гаагская конвенция о праве, применимом к имуществу, распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании от 1 июля 1985 г. . Согласно ст. 6 данной конвенции, лицу, передающему наследуемое имущество (учредитель - settlor), рекомендуется самостоятельно избрать право и сформулировать мотивы своего выбора в специально подготовленном акте. Если выбор права не состоялся, то действуют предписания той правовой системы, с которой наследование доверительной собственности наиболее тесно связано. Для установления такой правовой связи конвенция предлагает прибегнуть либо к законодательству той страны, на территории которой действует доверительный собственник наследуемого имущества, либо к законодательству государства, в пределах которого находится центр управления трастом, фондом и т.п. (ст. 7). К этой конвенции Россия и Армения не присоединились. [57] [58]

5. Конвенция о праве, подлежащем применению к наследованию недвижимого имущества (совершена в Гааге 1 августа 1989 г.)[59]. Она предоставляет возможность выбора права наиболее тесной связи для регламентации правоотношений в сфере наследования недвижимого имущества. Форма заявления и его содержание определяются по законам той страны, где оно составляется (ст.

3, 4 конвенции). Кроме этого, предоставляется возможность выбора права наследодателю, которое будет применяться при регулировании наследования после его смерти (ст. 5). Вместе с тем конвенция предполагает, что применение законов государства, с которым лицо - участник правоотношений поддерживает реальную связь, возможно лишь тогда, когда право этого государства не указывает, какими именно нормативно-правовыми актами следует руководствоваться.

Конвенция 1989 г. обладает и специфическими свойствами. В частности, в ней утверждено, что представленные коллизионные принципы призваны устанавливать действительность соглашения по наследованию как документа особого рода, который определяет, когда возникают права на наследство, как они изменяются или прекращаются (статьи 9-12). По Гаагской конвенции 1989 г. недопустимо возникновение наследственных притязаний друг к другу у индивидов, находящихся под юрисдикцией различных государств, если не ясна очередность, в которой осуществляется призыв к наследованию (ст. 13).

Таким образом, проанализировав международные конвенции в сфере наследования, необходимо отметить, что Российская Федерация не является участником вышеперечисленных международных конвенций, а что касается Армении, то она присоединилась лишь к одной из этих конвенций. По нашему мнению, присоединение Республики Армения к некоторым из указанных конвенций в будущем может создать довольно

4

її

33

прочную платформу для обеспечения правовой базы при регулировании отношений по наследованию со странами-участниками конвенций.

На региональном уровне одной из важных конвенций по вопросам международного частного права является Конвенция о международном частном праве 1928 г.[60], под названием «Кодекс Бустаманте», участниками которой являются страны Латинской Америки. Конвенция состоит из 437 статьей. Вопросам наследования посвящены несколько положений (статьи 144-163), согласно которым отношения по наследованию регулируются личным законом наследодателя, а под личным законом наследодателя понимается закон гражданства или домицилия лица. Так, выбор закона гражданства или домицилия в отношении наследования, брака и т.д., указанный акт занимает компромиссную позицию, учитывая особенности национальных законодательств этих стран.

В рамках Европейского Союза (ЕС) по вопросам наследования принят Регламент ЕС № 650/2012 от 4 июля 2012 г., о юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении решений по вопросам наследования и по созданию Европейского сертификата о наследовании[61]. Данный регламент не применяется по налоговым, таможенным и административным спорам. В ст. 4 регламента ЕС № 650/2012 установлено, что все вопросы наследования в целом компетентен разрешать суд того государства-члена ЕС, на территории которого проживал умерший в момент смерти.

В области наследования немаловажное значение имеет Базельская конвенция о регистрации завещаний от 16 мая 1972 г.[62], разработанная в рамках Совета Европы, участниками которой являются Бельгия, Испания, Италия, Эстония, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Франция и т.д. Данная конвенция предусматривает создание системы в каждом

договаривающемся государстве, которая позволяет завещателю зарегистрировать собственное завещание и избежать ситуаций, когда о нем не будет известно в другом государстве, например, по месту нахождения наследства. Суть данной конвенции состоит в том, чтобы после смерти завещателя по возможности облегчить поиск факта наличия завещания или акта его отмены для наследников. Такая система обмена информацией о завещаниях, основывается на национальных реестрах, тем самым упрощая правовое регулирование наследования на основании завещания.

Подобную систему, позволяющую заинтересованным лицам получить информацию о завещании или завещательных распоряжениях, составленных завещателем, можно внедрить и на территории стран СНГ. Отсутствие общей системы регистрации завещаний иногда приводит к тому, что в нотариальной практике стран СНГ возникают сложности и трудности с получением информации о составленном завещании и его выполнении. Например, как быть в случае, когда завещатель составил завещание в пользу лица, проживающего за границей, однако, не поставил его в известность об этом и не возложил соответствующую обязанность на исполнителя. В случае создания подобной системы на территории стран СНГ соответствующие функции можно возложить на определенный компетентный орган, который своевременно обеспечит передачу информации о существовании и местонахождении завещания.

В конце 90-х годов политические, экономические, социальные изменения, происходящие на территории Советского Союза, поставили вопрос о необходимости принятия соглашения регионального характера, так как отношения между физическими и юридическими лицами уже независимых государств оставались без надлежащего регулирования. В данный период одним из способов решения правовых конфликтов рассматривалось договорное регулирование, поскольку во внутреннем законодательстве указанных стран все еще действовали предписания советских законов. По мнению Н.И. Марышевой[63], «..анализ двусторонних договоров и многосторонних конвенций в области МПП (международно - правовая помощь) привел к выводу о целесообразности заключения странами СНГ не серии двусторонних договоров о правовой помощи, а многосторонней конвенции».

В международном праве одним из наиболее распространенных направлений является заключение соглашений о правовой помощи. Под международно-правовой помощью понимаем содействие, оказываемое судами и учреждениями юстиции одного государства, судам и учреждениями юстиции другого государства, где определяется порядок и границы ее оказания. В договорах о правовой помощи устанавливаются нормы материального, процессуального, а также коллизионного характера, регламентирующие такие вопросы, как: правовая защита граждан и юридических лиц, правовое положение иностранцев, их правоспособность и дееспособность, вопросы подведомственности споров, нормы, регулирующие семейные, наследственные отношения, судебные поручения, взаимное признание и исполнение иностранных судебных решений и т.д.

В рамках СНГ одной из важных конвенций, регулирующих наследственные отношения, является Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г.[64] (далее - Конвенция СНГ 1993 г.). Как известно, Россия и Армения являются участниками данной конвенции, которая предоставляет возможность на региональном уровне урегулировать частноправовые вопросы международного характера, обеспечивая правовую базу для участников-государств СНГ.

В ст. 1 Конвенции СНГ 1993 г. закреплено положение, что граждане каждой из Договаривающихся Сторон, а также лица, проживающие на ее территории, пользуются на территориях всех других Договаривающихся Сторон в отношении своих личных и имущественных прав такой же правовой защитой, как и собственные граждане Договаривающейся Стороны. Данное положение означает, что физические и юридические лица стран-участниц конвенции имеют равные права, за защитой своих нарушенных прав и свобод вправе обращаться в суды и иные уполномоченные органы, которые находятся на территории стран - участниц конвенции.

Вопросам наследования в Конвенции СНГ 1993 г. посвящены несколько положений (статьи 44-50). Согласно ст. 44 конвенции, граждане Договаривающихся Сторон могут наследовать на территории других Договаривающихся Сторон имущество или права по закону или по завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и граждане данной Договаривающейся Стороны. Из этого положения следует, что для граждан стран-участниц конвенции в полном объеме обеспечивается правовая защита их наследственных прав, при наследовании не ставится вопрос о взаимности, действует принцип равенства независимо от места жительства или места нахождения наследуемого имущества.

Статья 45 Конвенции СНГ 1993 г. гласит, что право наследования определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой наследодатель имел последнее постоянное местожительство, а наследование недвижимого имущества определяется по законодательству той страны, на территории которой находится это имущество. В данном положении закреплен важный момент: движимое имущество наследодателя подпадает под статут места постоянного жительства наследодателя, а наследование недвижимого имущества - по месту его нахождения. Наследство наследодателя может находиться в двух и более странах в зависимости от тех ситуаций, которые возникают в практике, а иногда место постоянного жительства наследодателя и место нахождения недвижимого имущества не совпадают.

Переход выморочного имущества в Конвенции СНГ 1993 г. решается следующим образом: если по законодательству Договаривающейся Стороны, подлежащему применению при наследовании, наследником является государство, то движимое наследственное имущество переходит Договаривающейся Стороне, гражданином которой является наследодатель в момент смерти, а недвижимое наследственное имущество переходит Договаривающейся Стороне, на территории которой оно находится (ст. 46).

Итак, это означает, что когда имущество становится выморочным, т.е. наследники отказались от наследства или все наследники скончались, не успев принять наследство, государство, гражданином которого был наследодатель, может претендовать как наследник по закону на выморочное движимое имущество своего гражданина при наличии такового, если национальное законодательство наследодателя допускает такое наследование.

В Конвенции СНГ 1993 г. вопрос завещательной дееспособности завещателя, форма завещания регулируется на основании ст. 47, которая предусматривает, что способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания и его отмены определяются по праву той страны, где завещатель имел место жительства в момент составления акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права места его составления.

В данной норме регламентировано несколько коллизионных вопросов, тесно взаимосвязанных друг с другом. Речь идет о завещательной дееспособности завещателя, формах завещания и акта его отмены, которые определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент смерти. Помимо этого, в данном положении дополнительно уточняется следующий момент: если в отношении завещания или его отмены не соблюдена соответствующая форма, то оно

не может быть признано недействительным, если отвечает требованиям права места его составления.

Кроме коллизионных вопросов наследования, в Конвенции СНГ 1993 г. содержится правило определения юрисдикции судов по наследственным делам. В случае возникновения споров между наследниками по поводу наследуемого имущества, согласно ст. 48 указанной конвенции, производство по делам о наследовании движимого имущества компетентны вести учреждения договаривающейся стороны, на территории которой имел место жительства наследодатель в момент своей смерти, а по вопросам недвижимого имущества учреждения стороны, на территории которой находится имущество.

Важно отметить, что имущество наследодателя может находиться на территории двух и более государств, а квалификация наследственного имущества осуществляется по месту его нахождения. Споры, связанные с наследованием, могут рассматриваться в компетентных органах разных стран-участниц конвенции. В указанной конвенции предусматривается также компетенция дипломатического представительства или консульского учреждения по делам о наследстве (ст. 49), а также принимаемые меры по охране наследства (ст. 50).

На протяжении многих лет в рамках СНГ действуют положения Конвенции СНГ 1993 г. В силу объективных причин нормы указанной конвенции устарели, поэтому возникла необходимость принятия новой конвенции. В связи с этим была принята Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 г.[65] (далее - Конвенция СНГ 2002 г.). Некоторые российские авторы отмечают, что «...Кишиневская конвенция не внесла существенных изменений по сравнению с положениями Минской конвенции в регулирование отношений по наследованию»[66].

Наследственные отношения регулируются также с помощью двусторонних соглашений. В двусторонних договорах о правовой помощи устанавливаются правовые нормы, регулирующие частноправовые отношения между физическими лицами разных стран, учитывая особенности национальных законодательств договаривающихся стран.

В процессе разработки двусторонних соглашений о правовой помощи каждая страна ориентируется на свое национальное (внутреннее) законодательство. Это связано с тем, что в национальном законодательстве разных стран коллизионные нормы, например, в области наследования, основываются на различных критериях - гражданство или место постоянного жительства наследодателя. Коллизии, конфликтные ситуации могут возникнуть не только между нормами материального права разных государств, но и между коллизионными нормами. С помощью двусторонних договоров, соглашений можно устранить столкновение коллизионных норм разных стран.

Коллизионные нормы двусторонних соглашений имеют некоторые особенности: во-первых, нормы международных соглашений являются неотъемлемой частью правовой системы страны, они имеют приоритет в отношении норм внутреннего права; во-вторых, для применения правовых норм международных соглашений необходимо пройти процесс ее трансформации во внутреннее законодательство, в-третьих, коллизионные нормы соглашений непосредственно отсылают к материальному праву страны, в результате исключается отсылка от одной правовой системы к другой, и наоборот, т.е. проблема обратной отсылки не возникает.

Возможность применения норм двусторонних соглашений зависит не только от наличия или отсутствия внутригосударственного акта одного государства, но и от воли договаривающейся стороны, поскольку, подписанное двустороннее соглашение приобретает юридическую силу после осуществления соответствующих процедур сторонами. Коллизионные нормы двусторонних соглашений имеют автономный характер, нормы соглашений сохраняют самостоятельное положение по отношению к внутренним коллизионным нормам.

Нормы двусторонних соглашений исключают применения внутренних коллизионных норм. По сфере действия коллизионные нормы договоров о правовой помощи распространяются на две или несколько стран и рассчитаны на решение коллизий между правом конкретных государств. Коллизионные нормы соглашений по сравнению с внутренними нормами имеют более стабильное содержание. Для изменения национальных (внутренних) коллизионных норм достаточно воли одного государства, т.е. законодателя, а для изменения правовых норм международных соглашений необходимо согласовать это с другим государством или государствами.

В двусторонних отношениях Российская Федерация подписала соглашения не только в рамках СНГ, например, с Молдовой[67] (1993 г.), Кыргызстаном[68] (1992 г.), но и со странами бывшего Союза, например, с Литвой[69] (1992 г.), Латвией[70] (1993 г.), Эстонией[71] (1993 г.).

На практике, в сфере наследования в случае возникновения коллизий между положениями двусторонних и многосторонних соглашений можно отдать предпочтение нормам, которые устанавливают более благоприятный режим для заинтересованных лиц, таким образом признавая их права в международном обороте. Но приоритет специальных норм по отношению к общим нормам как способ разрешения правовых конфликтов неприменим, хотя это может максимально упростить международный гражданский оборот.

Сегодня Россия принимает активное участие в международной жизни и как правопреемник СССР заключила двусторонние договоры о правовой помощи и с мусульманскими странами, например, с Арабской Республикой Египет (1997 г.), Исламской Республикой Иран (1996 г.). В двусторонних договорах с мусульманскими странами, в которых участвует Россия, установлены правовые нормы, регламентирующие такие вопросы, как: правовое положение иностранцев, их правоспособность и дееспособность, нормы, регулирующие гражданские, семейные, трудовые отношения и т.д.

В процессе регулирования наследственных отношений конфликтные ситуации возникали и в советской правоприменительной практике, между странами социалистического лагеря, где решение этих проблем находили с помощью международных соглашений. Например, в сфере наследования были применены коллизионные нормы двустороннего соглашения между СССР и Венгрией . Международная практика показывает, что даже если имущество иностранного наследодателя находится в пределах правовой системы одной страны, то возможно применение как собственного, так и иностранного права. И не факт, что постоянное проживание иностранного гражданина и нахождение его имущества в одной и той же стране приведет к применению только собственного материального права.

В современном праве конфликтные ситуации, коллизии возникают не только в области наследования, но и в других сферах правового регулирования. По нашему мнению, необходимо обратить особое внимание и на двусторонние договоры, поскольку подобные соглашения [72] [73] [74] являются эффективным средством для решения сложных проблем, возникающих между физическими и юридическими лицами разных государств. Конечно, с другой стороны, двусторонние соглашения не в состоянии охватить весь комплекс регулирования отдельных институтов международного частного права и решить все проблемы, возникающие на пути правового регулирования.

За последние годы в двусторонних отношениях Республика Армения подписала несколько договоров о правовой помощи с Болгарией (1995 г.)[75], Грузией (1996 г.)[76], Румынией (1996 г.)[77], Литвой (2003 г.)[78] [79], Ираном (2006 г.) и т.д. Не во всех двусторонних соглашениях о правовой помощи, участником которых является Армения, закреплены правовые нормы, в частности, коллизионные нормы, регламентирующие отношения по наследованию. Например, в двустороннем соглашении между Арменией и Ираном отсутствуют правовые нормы, регулирующие наследственные, семейные отношения. К сожалению, это неизбежно приведет к коллизиям, в будущем возникнут конфликтные ситуации, так как каждое государство по-разному регулирует в национальном законодательстве правоотношения с иностранным элементом.

Сегодня большое количество иранских граждан пребывают или постоянно проживают на территории Республики Армения, к тому же немало армянских граждан постоянно или временно проживают на территории Ирана. В области наследования армянские правоприменительные органы могут столкнуться с проблемой обратной отсылки, так как иранское национальное законодательство отсылает к праву гражданства иностранного наследодателя, а армянское коллизионное законодательство к праву последнего места жительства наследодателя. Кроме этого, не исключаются и ситуации, когда могут возникнуть проблемы, связанные с применением норм иранского (мусульманского) наследственного права, т.е. оговорка о публичном порядке. Таким образом, из области правовой регламентации выпадают такие вопросы, как: правоспособность и дееспособность иностранных граждан, их правовой статус, семейные, трудовые отношения, а также наследственные отношения (право, применимое к наследованию, форма составления завещания, компетентность по делам о наследовании, вопрос выморочного имущества и т.д.).

В связи с применением норм международных договоров нами было проведено соответствующее исследование в судебном архиве Республики Армения с целью выявления судебных решений, где были бы применены нормы международных соглашений. Анализ судебных материалов в этом направлении не дал положительного результата из-за отсутствия подобных решений. Полностью разделяем высказанную критику В.В. Кочаряна, что «.. .армянские суды редко применяют нормы международных договоров, и

поэтому, в данный момент трудно указать какое-либо судебное решение,

81

основанное на положениях международных договоров» .

На наш взгляд, подобный подход в армянской практике необходимо изменить и приступить к прямому применению норм международных договоров, участником которых является Республика Армения. Неприменение норм международных договоров, соглашений армянскими правоприменительными органами негативно влияет на защиту прав и интересов граждан, и формирует негативный имидж армянского [80] [81]

государства на международной арене. По мнению Э. Ширинян , неприменение норм международных договоров приводит к увеличению исков против Республики Армения в международных судах.

Если в рамках СНГ действует Конвенция 1993 г. и в случае возникновения коллизий в области наследования регулирование будет осуществляться с помощью конвенционных норм, то в отношениях Армении с европейскими государствами, странами англо-американского права либо двусторонние соглашения отсутствуют, либо отсутствуют коллизионные нормы в этих соглашениях. В связи с этим необходимо активно развивать двусторонние отношения, контакты с указанными странами, так как двусторонние договоры о правовой помощи предоставляют возможность предотвратить возникновение коллизий в сфере семейных, наследственных отношений.

После распада СССР, как уже отметили, возникло новое образование Содружество Независимых Государств. В 1992 г. в г. Алма-Ате был создан орган - «Межпарламентская Ассамблея Государств» (далее - МПА), в функции которого входили подготовка и разработка модельных кодексов, а также модельных законов для стран-участниц СНГ с целью унификации законодательства этих стран, создания единообразных правовых норм, регулирующих правовые отношения различного характера.

В процессе своей деятельности Межпарламентская ассамблея СНГ разработала более 200 модельных законодательных актов. В виде рекомендательного акта странам-участницам был предложен Модельный Гражданский Кодекс для стран СНГ, поскольку предыдущее законодательство не соответствовало современным требованиям. В Модельном ГК для стран СНГ были закреплены не только материальноправовые нормы, но и коллизионные нормы, регулирующие гражданскоправовые отношения с иностранным элементом. В рекомендательном акте [82]

был предложен раздел VII «Международное частное право» части третьей Модели Гражданского кодекса для стран СНГ, принятого 17 февраля 1996 г. на 7-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств- участников СНГ, который коренным образом повлиял на коллизионное право России, Армении.

Рекомендательный акт раздела VII «Международное частное право»

ОЛ

Модельного ГК состоял из 42 статьей (ст. 1194-1235) . В данном акте закреплены две главы: «Общие положения» и «Коллизионные нормы». Общие положения международного частного права: право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям, осложненным

иностранным элементом, правовая квалификация, установление

содержания норм иностранного права, обратная отсылка и отсылка к праву третьей страны, последствия обхода закона, автономия воли, принцип наиболее тесной связи, взаимность, публичный порядок, реторсия и т.д.

В главе «Коллизионные нормы» - лица, личные неимущественные права, сделки, исковая давность, вещные права, договорные обязательства, внедоговорные обязательства, интеллектуальная собственность и наследственное право. Вопросам наследования были посвящены всего три статьи. В статье 1233 Модельного ГК закреплено, что отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства, поскольку иное не предусмотрено статьями 1234 и 1235, если наследодателем не избрано в завещании право страны, гражданином которой он является. А наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а имущество, которое внесено в государственный реестр в [....], - по праву [...] (ст. 1234 Модельного ГК).

Способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания и акта его отмены определяются по праву страны, где [83] наследодатель имел постоянное место жительства в момент составления акта, если наследодателем не избрано в завещании право страны, гражданином которой он является. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права места составления акта или требованиям [....] (ст. 1235 Модельного ГК).

Предложенные коллизионные нормы рекомендательного характера были приняты законодателями стран СНГ не только в сфере наследования, но и в других сферах регулирования международного частного права. В мировой практике существует три основные формы кодификации МЧП: 1) принятие закона о международном частном праве; 2) закрепление коллизионных норм в отдельном разделе гражданского кодекса; и 3) принятие нормативных актов, в которых содержатся нормы, относящиеся к сфере международного частного права.

Многие законодатели стран СНГ закрепили материально-правовые и коллизионные нормы в своих законодательных актах, в основном в гражданских кодексах, к ним относятся Россия, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан. А некоторые республики бывшего Союза, например, Г рузия, Украина, Азербайджан, коллизионные нормы закрепили в законах о международном частном праве. Модельный ГК носил рекомендательный характер, в результате чего законодатели стран СНГ во многом проявили самостоятельный подход к развитию собственного законодательства. В связи с этим до сих пор существуют расхождения в законодательствах стран-участниц, эти различия проявляются не только при анализе коллизионных норм, регулирующих гражданско-правовые отношения с иностранным элементом, но и в материально-правовых нормах.

Важность проблемы состоит в том, что если в рамках СНГ удалось унифицировать материально-правовые нормы, и тем самым снизить степень различия материальных норм гражданского права стран-участниц

Содружества, то в сфере международного частного права можно сказать, что такой процесс не полностью удался, учитывая специфику данной области регулирования. В вопросе развития национального коллизионного законодательства бывших республик Союза проявляется разный подход. Например, некоторые страны, в частности, Грузия, Украина, выбрали европейский подход развития коллизионного права.

Следует согласиться с российскими авторами, что «...механизмы унификации в Уставе СНГ не были четко обозначены» , в связи с этим законодатели указанных стран проявили разный подход в части, касающейся развития собственного национального законодательства, законодательных актов в различных сферах правового регулирования.

Процесс унификации законодательства в рамках СНГ, конечно, непосредственно повлиял на современное законодательство Армении. В Армении в 1998 г. был принят новый Гражданский кодекс Республики Армения, в котором, кроме материальных норм, закреплены и коллизионные нормы в разделе XII «Международное частное право» (ст. 1253-1293) ГК Армении. Раздел XII ГК Армении состоит из 41 статьи, где вопросам наследования посвящены статьи 1292 и 1293 ГК Армении.

В России с 1 марта 2002 года была введена в действие часть третья ГК Российской Федерации, где в разделе VI «Международное частное право» были закреплены коллизионные нормы, регулирующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом. Раздел VI Международное частное право» ГК РФ состоит из 39 статьей (ст. 11861224).

В современном коллизионном законодательстве России и Армении закреплены коллизионные нормы, восполнявшие пробелы в советском коллизионном праве, увеличилось число двусторонних коллизионных норм, когда отсылка может привести к применению как отечественного,

4 Лебедев С.Н., Кабатова Е.В. Международное частное право: учебник. В 2 Т. Т. 1: общая часть. - М., Статут, 2011. С. 164.

так и иностранного права. В сферу коллизионного регулирования России и Армении входят основные институты МЧП: правовое положение участников гражданского оборота; правоспособность и дееспособность иностранных граждан; право, подлежащее применению к личному статусу граждан и юридических лиц; праву собственности и иным вещным правам; исковой давности; форме сделки; наследованию и т.д. Кроме этого, установлены и коллизионные нормы общего характера: об установлении содержания норм иностранного права, о взаимности, об отсылке и обратной отсылке. Необходимо констатировать тот факт, что процесс развития и усовершенствования гражданского законодательства в Российской Федерации происходит более быстрыми темпами, чем в Республике Армения.

Подытоживая вышесказанное, отметим, что было бы желательно присоединение Республики Армения к некоторым многосторонним универсальным конвенциям в области наследования, что положительно повлияло бы на повышение роли страны в международной жизни. На региональном уровне предлагаем законодателю Армении присоединиться к Базельской конвенции о регистрации завещаний от 16.05.1972 г., что позволит создать единую систему учета всех завещаний, составленных на территории Республики Армения, а также получить более оперативный доступ к информации о наличии завещаний, совершенных на территории стран-участниц данной конвенции. С точки зрения практики, при наследовании на основании завещания это обеспечит защиту прав и законных интересов наследников.

<< | >>
Источник: Мовсисян Ара Тигранович. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ, ОСЛОЖНЕННЫХ ИНОСТРАННЫМ ЭЛЕМЕНТОМ, В РОССИИ И АРМЕНИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Международные правовые акты как источник регулирования наследственных отношений:

  1. Тема 3. Система личных неимущественных прав.
  2. Список использованных источников
  3. Гражданский кодекс Франции 1804 г, (Кодекс Наполеона). История создания кодекса, его структура (институционная система), источники и значение.
  4. 64. Изменения в советском праве в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.
  5. 41. Система права. Отрасль права и институт права.
  6. ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ НАУКИ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА1
  7. 24. Типология права.
  8. БИБЛИОГРАФИЯ
  9. Оглавление
  10. Введение
  11. § 3. Международные правовые акты как источник регулирования наследственных отношений
  12. § 1. Коллизионные привязки «последнее место жительства» и «гражданство» наследодателя как статут наследования
  13. § 2. Коллизионные привязки, применяемые при наследовании по завещанию
  14. § 3. Отсылка, обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства
  15. § 1. Субъекты наследственных отношений
  16. § 1. Проблемы теории конституционного государства в отечественной политико-правовой мысли второй половины XIX - начала ХХ века
  17. § 1. Юридическая природа Основных Законов 1906 года и идейный кризис российского конституционализма в начале ХХ века
  18. § 1. Уголовно-правовая охрана прав и свобод пациента в законода- тельстве стран-участниц Содружества Независимых Государств и Балтии
  19. § 2. Уголовно-правовая охрана прав и свобод пациента в системе романо-германского права