<<
>>

§ 3. Основания признания решения обшего собрания акционеров не имеющим юридической силы

Как уже отмечалось ранее, в п. 26 Постановления от 18 ноября 2003 года 19 Пленум ВАС РФ обозначил некоторые нарушения, при которых суд обязан, вне зависимости от того, оспаривалось ли решение общего собрания акционеров кем-либо из акционеров или нет, самостоятельно расценить такое решение как не имеющее юридической силы.

Речь идет о следующих нарушениях: вопрос не входил в компетенцию общего собрания, отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания.

Законодательно указанное положение нашло свое место лишь недавно, благодаря Закону от 19 июля 2009 года № 205-ФЗ. Согласно п. 10 ст. 49 Закона об акционерных обществах решения общего собрания акционеров, принятые по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания акционеров (за исключением случая, если в нем приняли участие все акционеры общества), либо с нарушением компетенции общего собрания акционеров, при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров или без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, не имеют силы независимо от обжалования их в судебном порядке.

Таким образом, выделение таких нарушений и использование в отношении решения общего собрания акционеров формулировки «ие имеющее юридической силы» порождает массу вопросов в юридической литературе о сути разграничений недействительных решений, их природе и последствиях.

Традиционно считается, что решения, не имеющие юридической силы нс свидетельствуют о выражении обществом воли на принятие соответствующего решения146.

С. Д. Могилевский, рассматривая проблему формирования воли юридического лица, указывает на два ее аспекта. «Первый — воля юридического лица должна быть неким образом оформлена в некий правовой документ, поскольку его принятие порождает юридические последствия. Второй —• оформление этой волн связано с установленной уставом или иными правовыми документами определенной процедурой выработки и принятия решения, которое только при ее соблюдении приобретает юридическую силу и

„ 1-17

олицетворяется с волей самого юридическою лица» .

Действительно, в отношении таких нарушений как принятие решения с нарушением компетенции общего собрания и/или в отсутствии кворума, вести речь о воле, отождествляемой с волей компетентного органа, не приходится.

Между тем Пленум НАС РФ, а позже и законодатель, дополнили указанный перечень существенных нарушений еше одним ~ решение по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания акционеров. Обоснованность указанного нарушения, влекущего ничтожность решения общего собрания акционеров вызвала ряд дискуссий, рассмотренных в указанной главе.

Между тем, каждое из трех приведенных обстоятельств является самостоятельным основанием для того, чтобы считать решение общего собрания акционеров не имеющим юридической силы. Итак, рассмотрим каждое из указанных оснований.

Принятие решения с нарушением компетенции.

Решение выполняет функцию формы правила поведения, составляющего

ITS

волю юридическою лица , если орган, принимающий решение, действует в

соответствии с имеющейся у него компетенцией, т.е. обладает

соответствующими полномочиями по формированию воли юридического лица и

Могилевский С.Д. Органы управлении хозяйственными обществам: Правовой аспскт.Монографня.-.М.: ДСЛО.200І.С. 112.

и* Понятие решения органа юридического лица как формы волн последнего или результата (акта, средства) одіоброзонапии, иіміясгсн господствующим в российской (см., напр.,: Ломакин Д.В. Указ. сеч. С.9Т, Макоьскал Л.Л. Указ. соч. С. 35 3-356: Могилевский С.Д., Самойлов И.А. Корпорации в России. Правовой статус и основы деятельности. М. 20 D6. С.58-61) литературе.

принятию решения. Орган, у которого отсутствуют эти полномочия либо который выходит за пределы компетенции, не может совершать волевой акт. Возможность установления законом обратного обусловлена лишь необходимостью соблюдения принципа защиты интересов добросовестных лиц.

Итак, положения п. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах определяют предметные границы деятельности общего собрания акционеров и тем самым его компетенцию.

При этом вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы па решение исполнительному органу общества. Вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы на решение совету директоров (наблюдательному совету) общества, за исключением вопросов, предусмотренных указанным законом.

Общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции Законом об акционерных обществах.

Таким образом, закон привел исчерпывающий перечень вопросов, Относящихся к компетенции общею собрания акционеров.

Поэтому представляется, что выход органа юридического лица за предусмотренные законом пределы компетенции не может рассматриваться как форма правила поведения, составляющего волю юридического лица.

Между тем, от выхода органа юридического лица за пределы его компетенции следует отличать те случаи, когда по тем или иным причинам конкретному лицу, входящему в состав органа, запрещается осуществлять принадлежащие ему полномочия либо такое осуществление ие влечет за собой соответствующих правовых последствий. Эго ограничение связано с отношением соответствующего лица к предмету принимаемого решения. Например, голос лица, заинтересованного в совершении сделки, не учитывается при принятии решения общим собранием акционеров о ес одобрении (п.2-4 ст.83 Закона об акционерных обществах); акции, принадлежащие членам наблюдательного совета акционерного общества или лицам, занимающим

должности в органах управления акционерного общества, не моїут участвовать в голосовании при избрании членов ревизионной комиссии (абз.2 п.6 ст.85 Закона об акционерных обществах) и т.д.

От этих случаев необходимо отличать запрет па осуществление права голоса, который не зависит от предмета принимаемого решения. Так, не предоставляют право голоса принадлежащие обществу акции в собственном уставном капитале (абз.5 п.1 ст.34, абз.2 п.З ст.72, п.6 ст.76 Закона об акционерных обществах), а также акции, которые не были полностью оплачены (абз.З п.1 ст.34 Закона об акционерных обществах).

Как представляется, здесь речь должна идти нс просто об ограничении в осуществлении полномочий органа, но об отсутствии таких полномочий. Более того, при приобретении обществом акций в собственном уставном капитале, как представляется, у него не возникает и членство в целом. Не случайно российское законодательство говорит нс только об исключении права голоса по таким акциям, но и об отсутствии у акционерных обществ имущественных прав: прав на часы, прибыли и ликвидационный остаток. Таким образом, голосование акционерного общества по принадлежащим ему собственным акциям или акционера по нс полностью оплаченным акциям означает деятельность лица, у которого вообще отсутствует правовое положение органа юридического лица, т.е. принятие решения «ненадлежащим органом».

Проведение общего собрания акционеров пли принятие решения в отсутствие кворума.

Требование кворума является условием, при котором решение выполняет волеобразующую функцию в коллегиальном органе. Кворум является одним из способов, обеспечивающих единство воли юридического лица. Кворум - это критерий, с помощью которого определяется, достаточно ли количества членов органа юридического лица для того, чтобы признать за ними возможность формирования единой воли юридического лица149. Практическое значение

кворума заключается, прежде всего, в обеспечении оперативности принятия

решений по вопросам деятельности юридического лица через

воспрепятствование блокирования такой деятельности отдельными членами

органа. С другой стороны, требование о кворуме в отношении общего собрания

участников должно гарантировать защиту их интересов, ограничивая 150

возможность принятия решения незначительным числом участников .

Кворум — это минимальное количество членов органа, необходимое и

достаточное для формирования единой воли юридического лица в форме

решения органа по конкретному вопросу. При характеристике кворума обычно 151 - 152

говорится о «правомочное™» или «действительности» самого органа (особенно, в отношении общего собрания участников)- Вместе с тем, обоснованность использования этих виражені™ весьма спорна.

Правомочность органа принимать решение по тому или иному вопросу характеризуется не наличием или отсутствием кворума, а компетенцией органа юридического лица. Так, общее собрание акционеров обладает компетенцией по решению вопроса о реорганизации акционерного общества, а значит, и правомочно принимать такие решения независимо оттого, имеется ли в данном конкретном случае кворум или нет. Предписание о кворуме в свою очередь характеризует не компетенцию коллегиального органа в целом, а объем принадлежащих отдельному члену полномочий по участию в принятии конкретного решения. Этот объем может варьироваться от возможности принятия решения единолично до возможности члена органа принимать решение только совместно со всеми членами этого органа (абз.2 п.1 ст.20, абз.З п.2 ст.28, абз.З п.2 ст.ЗЗ, абз.1 п.2 ст.79 Закона об акционерных обществах). Еще менее точно говорить о «действительности» органа, поскольку «действительность» характеризует только юридический факт, действие (например, по

150 Вольф 13.10. Оскопи учення о тояарищссгвах и акционерных обществах. М., 1927. С. 116.

151 Полин Г? Л. Граи; jui нс кос npano. М., 2003. C-S2I, Ломакин Д.В. Указ. соч. С.151. Такие же формулировки с одерж иг дакиїї (н-S. ст.36 Закона об ОСЮ; абз.1 п.1 сг.58 Закона об АО; аби 1 к.4 ст.29 Закона о некоммерческих организациях; п.1 ст.117, п.З ст.146, п.6 ст.147 Жилищною кодекса Российской Федерации от 29.12.2004 К? І88-ФЗ//СЗРФ. 2005.N: I. 4.1. Ст,14 (с послед, тм. и доп J (далее ~ ЖК РФ)).

г52 Вольф В.Ю. У км. соч. С. 116.

формированию органа), но, конечно, нс физических лиц, составляющих этот орган. Тем более, неоправданно использование этого термина при характеристике кворума.

Исходя из смысла предписаний о кворуме, для учета члена органа при определении кворума необходимо, чтобы член органа фактически присутствовал при принятии решения и обладал фактической возможностью участвовать в принятии решения. Одного фактического присутствия, как представляется, может быть нс достаточно.

Речь может идти о тех случаях, когда лицо по тем или иным причинам ограничено в восприятии информации или выражения собственного мнения. Если, например, человеку с нарушенным слухом информация не будет предоставлена в письменном виде, а человеку с нарушениями в речевом аппарате - возможность выражать свою волю, в том числе голосовать письменно или конклюдентными действиями (например, поднятием руки), то таких лиц, несмотря на их присутствие при принятии решения, нельзя учитывать при определении кворума. Таким образом, одним из требований к регулированию процесса волеобразования должно являться обеспечение возможност и подачи голоса отдельным членом.

В соответствии с абз.2 п.1 ст.58 Закона об акционерных обществах присутствие подтверждается фактом регистрации участника. При заочном голосовании, которое не требует одновременного присутствия в одном месте лиц, принимающих решение, кворум определяется по фактически поданным голосам. При этом каждому члену органа должна быть обеспечена реальная возможность заочного голосования (главным образом, своевременное предоставление необходимых для голосования документов с указанием повестки дня, адреса лица, принимающего голос, разъяснением порядка и срока голосования).

Говоря об учете члена органа при определении кворума, ряд авторов дополнительно указывают о минимальной степени участия членов органа в

принятии решения[83]. При этом имеется «виду не обязательно активное (через недвусмысленное выражение направленной на разрешение проблемы воли), но и пассивное участие (например, через воздержание конклюдентным действием). Главное, как указывает; в частности, И.Бальтцср, чтобы при этом отсутствовал заранее выраженный отказ от любого варианта разрешения вопроса, т.е., но сути, отказ or участия в принятии решения. Основной довод, используемый ученым, заключается в том, что единство будущей волн юридического лица не может обеспечиваться правопорядком, принимая в расчет тех лиц, которые, несмотря на присутствие, сознательно отказываются от какого-либо участия в принятии решения, а значит, и от формирования воли. При определении кворума должны учитываться лица, которые «со всей вероятностью» примут участие в голосовании. Лиц, сознательно отказывающихся от такою участия, ученый предлагает рассматривать как не явившихся. «Вместе с тем, представляется, что такой подход является ошибочным. Во-первых, нужно заметить, что неверно рассматривать яиц, воздерживающихся от подачи голоса, в качестве голосующих, хотя бы и пассивно. Воздерживающиеся лишь объявляют о своей «нерешительной» позиции. Во-вторых, сели речь идет не о простом воздержании, но, как пишет И.Бальтцср, о заранее выраженном отказе от любого варианта разрешения проблемы, т.е., по сути, о попытке блокирования дектелз,пости юридического лица, то указанный подход противоречит основному практическому смыслу института кворума. Такое поведение не только не должно оказывать влияние на кворум, но может рассматриваться как проти перечащее интересам юридического лица и нарушающее принципы добросовестности и разумност и и пот ому влечь за собой ответственность»15'1.

Так, С.С. Вилкин указывает, что в таком случае возможно применение п.З ст.53 ГК РФ. Так же должен квалифицироваться тот случай, когда лицо намеренно покидает заседание органа, выражая свое нежелание участвовать в рассмотрении вопроса. Оставление заседания по иным причинам, видимо, должно влечь за собой уменьшение числа лиц, учитываемых при определении кворума, если иное прямо нс предусмотрено законом (в частности, когда кворум определяется ио записям о регистрации участвующих).

Поскольку предписание о кворуме определяет объем полномочия отдельного члена органа по участию в принятии решения, то при установлении кворума должны учитываться только те лица, у которых эти полномочия имеются, т.с. те, которые были наделены полномочиями органа в установленном порядке и потому являются членами органа. Лица, нс отвечающие данным требованиям, учитываться не могут. Так, п.7 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 специально

предусматривает, что неоплаченные акции, не предоставляющие право голоса, не учитываются при определении кворума. Не могут учитываться и те лица, которые по тем или иным причинам ограничены в осуществлении полномочий по участию в голосовании, например, вследствие заинтересованности в заключении сделки. Присутствие или отсутствие таких лиц при принятии решения нс должно оказывать влияние на определение кворума. Из этого, в частности, исходил Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, указывая па то, что у регистратора не было оснований для объявления общего собрания акционеров несостоявшимся и самоустранения от выполнения функций счетной комиссии по причине отсутствия представителя Российской Федерации, владеющей 51 % обыкновенных акций общества, поскольку для принятия решения по вопросу об одобрении крупных сделок, в которых существовала заинтересованность Российской Федерации, кворум имелся[84].

В связи с различными требованиями законодательства о кворуме для отдельных решений, наличие кворума также должно определяться для каждого отдельного решения. Данная процедура значительно облегчается формализацией процесса волеобразования и возможностью принятия решения, как правило, только по тем вопросам, которые включены в повестку дня. В этом случае наличие кворума для каждого отдельного решения может быть определено исходя из содержания повестки дня перед началом заседания органа. В соответствии с п.2 ст.58 Закона об акционерных обществах отдельное определение кворума для принятия решения по вопросам требуется только тогда, когда голосование по этим вопросам осуществляется разным составом голосующих.

Таким образом, говоря в п. 26 Постановления Пленума ВАС от 18 ноября 2003 года № 19 (п. 10 ст. 49 Закона об акционерных обществах) о таком нарушении как принятие решения в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения, судебный орган отсылает, во-первых, к пп. 1-3 ст. 58 Закона об акционерных обществах, действительно определяющим кворум для проведения общего собрания и принятия решения, и, во-вторых, к пи. 2, 4 ст. 49, определяющим количество голосов, которым должны приниматься решения по различным вопросам, входящим в компетенцию общего собрания акционеров. Следовательно, если решение общего собрания акционеров было принято хотя бы и при наличии кворума для его принятия, по меньшим количеством голосов, чем предусмотрено Законом или уставом общества, такое решение не имеет юридической силы.

Нринитие решения по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания акционеров.

Много критики вызывал гог факт, что в числе существенных нарушений, перечисленных в и. 26 Постановления Пленума ВАС от 18 ноября 2003 года Ns 19 указано такое нарушение как принятие решения по вопросу, не включенному в повестку дня. В.И. Добровольский считает: «Утверждение о том, что любое

решение собрания по вопросу, не включенному в повестку дня, является априори нс имеющим юридической силы, представляется спорным»’56. Аналотчную позицию высказывает и Д.И. Степанов, полагающий, что с ситуацией, когда решения ио вопросам, ие включенным в повестку дня общего собрания акционеров, «относятся не к оспоримым (общий порядок), а к ничтожным, или в иных терминах, к не порождающим правовых последствий, крайне сложно согласиться. При подобном подходе любое решение общего собрания акционеров, даже если на собрании присутствовали все акционеры, будет ничтожно»157. Многие исследователи склонны подвергать сомнению логичность подобного основания, поскольку сам по себе факт того, что вопрос не был включен в повестку дня не всегда способен повлечь за собой нарушение прав акционеров, а напротив, нередко направлен на оперативную защиту их прав - например, если в промежуток времени, между уведомлением акционеров о предстоящем собрании до его проведения, скончался генеральный директор общества иди же несколько членов советов директоров заявили о сложении с себя полномочий. Очевидно, что в случае оставления подобной ситуации без внимания, общество рискует остаться без полномочных руководящих органов, что наверняка способно привести к еще большим нарушениям нрав акционеров, нежели, оперативное изменение повестки дня собрания. С другой стороны, нельзя не согласиться с гем фактом, что в данном случае акционеры, например, лишены возможности предложить кандидатуры для избрания в формируемые органы, т.с. подобная ситуация явно ограничивает их в представленных законом правах.

Между тем, п. 10 ст. 49 Закона об акционерных обществах теперь предусмотрена оговорка, что решение общего собрания акционеров, принятое по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания акционеров, не имеет

t’ Добровольский В .И. Судебная зашит Прая акционера (участи ка)-широсы иракоирименсиня Н Вестник ВАС ГФ.2005. 4. С 127.

1,7 Степанов Д И. І Іичтодность решений общих собрании акциоіісрои.Л'КориортнвньїГі юрист. 2005. Кг t. С.30

юридической силы за исключением случая, если в нем приняли участие все акционеры общества.

Тем не менее, представляется обоснованной точка зрения Ломакина Д.В., который заметил, что «Особое значение для проведения общего собрания акционеров имеет повестка дня общего собрания. Повестка дня представляет собой перечень вопросов, внесенных на рассмотрение общего собрания акционеров с целью принятия по ним решений. Таким образом, повестка дня определяет рамки деятельности общего собрания акционеров, алгоритм его работы. Нарушение установленного алгоритма категорически запрещено. Согласно н. 6 ст. 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» общее собрание акционеров нс вправе принимать решения по вопросам, нс включенным в повестку дня собрания, а также изменять повестку дня»138.

Таким образом, при наличии указанных нарушений, решения общего собрания акционеров должны рассматриваться как лишенные изначально юридической силы.

Кроме указанных трех случаев, когда решение общего собрания акционеров не имеет юридической силы, в юридической литературе приведены еще два нарушения, которые могли бы влечь подобные последствия.

Так, решение может быть принято общим собранием акционеров вопреки запрету, введенному арбитражным судом в порядке принятия мер по обеспечению иска па основании правил ст. 90-92 АПК РФ и постановления Пленума ВАС РФ от 9 июля 2003 года № 11 «О практике рассмотрения арбитражными судами заявлений о принятии обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров». Д.И.Степанов, например, решительно выступает против того, чтобы рассматривать такое нарушение как нарушение, при котором принятое решение следует также рассматривать как нс имеющее юридической силы159. [85]

Однако, и постановлении Президиума В .Л. С РФ от 18 ноября 2003 года № 9684/03 указано, что ФЛС Западно-Сибирского округа обоснованно удовлетворил исковые требовании о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций по закрытой подписке и одобрении сделки по размещению акций, в отношении которой имеется заинтересованпость, поскольку в ходе рассмотрения другого дела Ар­битражным судом Ямало-Ненецкого автономного округа было вынесено определение об обеспечении иска, согласно которому ответчику (акционерному обществу) запрещалось принимать решения, касающиеся увеличения уставного капитала путем размещения дополнительных обыкновенных акций по закрытой подписке, и оспариваемое решение внеочередного общего собрания акционеров принято в период действия определения суда об обеспечении иска. При этом Президиум ВАС Р

<< | >>
Источник: Хегай Евгения Михайловна. ПРАВОВОЙ СТАТУС ОБЩЕГО СОБРАНИЯ АКЦИОНЕРОВ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ: ПОРЯДОК ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ, ПРИНЯТИЯ И ОБЖАЛОВАНИЯ РЕШЕНИЙ. Диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2009. 2009

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Основания признания решения обшего собрания акционеров не имеющим юридической силы:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. § 5. Порядок проведения общего собрания акционеров: правовые вопросы
  3. § 1. Правовая природа решения общего собрания акционеров
  4. § 3. Основания признания решения обшего собрания акционеров не имеющим юридической силы
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -