<<
>>

Правовое регулирование и правоприменительная практика Европейского союза в отношении программы для ЭВМ с открытым исходным текстом

В последние годы изменения в законодательстве Российской Федерации все больше ориентируются на европейский опыт. Этому способствует не только географическая близость, но и известное сходство правовых систем.

Как уже упоминалось в настоящем диссертационном исследовании, при работе над совершенствованием законодательства Российской Федерации значительное внимание было уделено Директивам ЕС. В этой связи, в настоящем параграфе предлагается рассмотреть некоторые вопросы правового регулирования и правоприменительной практики в отношении программ, в том числе с открытым исходным текстом в соответствии с законодательством ЕС.

Одной из целей, которые заложены в Договоре о ЕС[245] является образование единого экономического пространства, построенного на принципах свободы, безопасности и правосудия, формирование единой политики, направленной на достижение задач по созданию благоприятного климата для экономического и социального роста государств участников ЕС.

Поскольку интеллектуальные права, возникающие в отношении тех или иных объектов, действуют в государстве строго по территориальному признаку, при создании ЕС, в том числе была поставлена задача по гармонизации норм интеллектуального права и установлению единых стандартов для всех участников союза. Например, в ЕС действует принцип регионального (коммунитарного) исчерпания прав, который тесно связан с правилами свободного движения товаров и услуг и конкурентным правом, поскольку они служат общей цели установления и поддержания эффективного и конкурентного единого рынка[246]. В целом, право ЕС занимает самостоятельное положение и распространяется на территорию свыше 20 государств участников ЕС. По состоянию на 2014 год членами ЕС являлись 28 государств. Некоторые авторы упоминают о термине, полученном в современной западной доктрине, именуя право ЕС транснациональным правом в том смысле, что оно делает акцент на способности норм ЕС действовать «через» государственные границы, не ограничиваясь территорией одной единственной страны[247].

Нормы, регулирующие область интеллектуального права ЕС, в частности, авторского права, также, как и нормы, установленные на национальном уровне в государствах участниках ЕС, соответствуют всем принципам и требованиям международных договоров, таких как Бернская конвенция по охране литературных и художественных произведений, Женевская конвенция, Соглашение ТРИПС и другие. Значительную роль в унификации интеллектуального права ЕС сыграла деятельность Европейской комиссии. Указанная деятельность, прежде всего, была связана с принятием Европейской комиссией целого ряда документов, наметивших как пути дальнейшего совершенствования сближения национального законодательства государств участников ЕС в сфере авторского права и промышленной собственности, так и перспективы введения единых инструментов правовой охраны интеллектуальной собственности в рамках всего интеграционного образования[248].

Впервые ряд вопросов в области авторского права были затронуты Европейской комиссией в «Зеленой книге по авторскому праву и развитию технологии» 1988 года. Впоследствии особое место на пути к единству норм в области авторского права ЕС получили директивы, требующие от государств участников их имплементации в национальные законы. В частности, создание Директив в области авторского права влияют на формирование единого пространства ЕС и направлены на устранение законодательных противоречий государств участников ЕС. В настоящее время отношения в области авторского права ЕС регулируется, в том числе следующими Директивами:

- Директива Европейского парламента и Совета ЕС от 23 апреля 2009 года № 2009/24/ЕС «О правовой охране компьютерных программ», сводная редакция (аннулирует Директиву ЕС от 14 мая 1991 года № 91/250/ЕЕС «О правовой охране программ для ЭВМ»)[249];

- Директива Европейского парламента и Совета ЕС от 12 декабря 2006 года № 2006/115/ЕС «О праве аренды, праве безвозмездного пользования и некоторых правах, смежных с авторским правом в сфере интеллектуальной собственности», сводная редакция (аннулирует Директиву Совета ЕС от 19 ноября 1992 года №92/100/ЕЕС «О праве аренды, праве безвозмездного пользования и определенных правах, касающихся авторского права в сфере интеллектуальной собственности»)[250];

- Директива Европейского парламента и Совета ЕС от 27 сентября 2011 года №2 2011/77/ЕС «О внесении изменений в Директиву № 2006/116/ЕС о сроках защиты авторских и смежных прав» (заменяет Директиву ЕС от 29 октября 1993 года № 93/98/ЕЕС «О согласовании сроков защиты авторского права и смежных прав»)[251];

- Директива ЕС от 27 сентября 2001 года № 2001/84/ЕС «О праве перепродажи в интересах автора оригинала произведения искусства»[252];

- Директива ЕС от 22 мая 2001 года №2001/29/ЕС «О гармонизации отдельных аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе»[253].

Рассмотрение указанных выше Директив позволяет сделать общий вывод о высоком приоритете предоставления правовой охраны объектам правотворческой деятельности, а также их особую экономическую роль в рыночных отношениях ЕС.

Необходимо отметить, что положения Директив ЕС в последние годы значительным образом повлияли и при изменении законодательных актов Российской Федерации в области интеллектуального права. Такое внимание было обусловлено требованиями Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, которое было заключено между Российской Федерацией и ЕС[254]. Так, 25 ноября 1996 года Парламент Российской Федерации ратифицировал Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией с одной стороны и ЕС - с другой стороны. В соответствии с указанным Соглашением

Российская Федерация взяла на себя целый ряд обязательств максимально сближающих ее с нормами, предусмотренными в ЕС. В частности, в области интеллектуального права следующие:

- присоединиться к Бернской и Римской конвенциям;

- привести охрану авторских прав обеспечиваемым ее законодательством на уровень, аналогичный тому, который существует в ЕС. Это означает, что российское законодательство в области авторского права должно пройти детальное сравнение с рядом Европейских директив и, в случае необходимости, в него должны быть внесены соответственные изменения;

- Российская Федерация должна применять адекватные процедуры и средства судебной защиты для борьбы с любым видом нарушений авторских и смежных прав (см. Соглашение ТРИПС);

- Российская Федерация должна применять в области интеллектуальной собственности условие о режиме наибольшего благоприятствования;

- Российская Федерация не будет дискриминировать страны или компании ЕС в части доступа к судебным или административным органам для решения споров в области авторского права[255].

Одной из основных Директив в области авторско-правовых отношений по праву можно выделить Директиву ЕС от 22 мая 2001 года №2001/29/ЕС «О гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе».

Указанная Директива, как и DMCA в США, была принята для реализации договора ВОИС по авторскому праву. В Директиве говорится, что должен быть достигнут справедливый баланс прав и интересов между разными категориями правообладателей и пользователями[256]. Принятие указанной Директивы стало результатом длительной работы над «Зеленой книгой» 1995 года, где были рассмотрены вопросы законодательного регулирования в условиях развивающегося информационного общества как новой социально- экономической реальности. Поскольку с развитием новых источников информационного взаимодействия в обществе, в частности, с развитием сети Интернет стали появляться и новые способы использования объектов авторского права, необходимо было найти баланс между правами и законными интересами авторов произведений и свободой доступа неограниченного круга пользователей к этим произведениям через сети общего пользования[257].

В связи с тем, что понимание правового регулирования отношений, связанных программами в целом позволяет лучше понять специфику программы с ОИТ, а также особенности распоряжения правом на такую программу, представляется необходимым провести общий анализ основных положений Директивы Европейского парламента и Совета ЕС от 27 сентября 2011 года № 2009/24/ЕС «О правовой охране компьютерных программ» (здесь и далее - «Директива ЕС №009/24/ЕС»). Общей задачей указанной директивы, является установление критериев, при которых такой объект, как программа, может являться объектом защиты, а также установление ряда мер по предоставлению надлежащей охраны указанного объекта, в том числе охраны прав авторов. В Директиве №009/24/ЕС особое внимание уделяется специальным мерам защиты против несанкционированного копирования программ, разработка которых требует существенных человеческих, технических и финансовых вложений. Директива ЕС №009/24/ЕС охраняет программы авторским правом на уровне литературных произведений по смыслу Бернской конвенции, исключая при этом идеи и принципы, лежащие в основе любой ее части, в том числе которые включены в «интерфейс» программы. В мае 2012 года по делу С-406/10 по преюдициальному запросу Суда Англии и Уэльса относительно спора между компаниями SAS Institute Inc. и World Programming Ltd., Суд ЕС разъяснил следующее[258]:

1. Правовая охрана распространяется на выражение программы в любой форме, в том числе в виде исходного текста и объектного кода, позволяющих воспроизводить ее на разных языках программирования, а также распространяется на предварительные программные разработки. Общедоступные язык программирования и формат файлов данных, использованных разработчиком программы, не лишают права иных разработчиков использовать такие же элементы. Но если язык программирования и формат файлов данных созданы творческим трудом такого первого разработчика (то есть представляют собой самостоятельные произведения, охраняемые авторским правом), и иное лицо использует исходный текст или объектный код для воспроизведения такого языка или формата, то в этой ситуации будет иметь место нарушение авторских прав разработчика.

2. Приобретатель экземпляра программы имеет право изучать и тестировать программу для определения идей и принципов, лежащих в основе любого ее элемента. Такие идеи и принципы сами по себе охране не подлежат, даже если это предусматривается лицензионным соглашением. Директива ЕС №009/24/ЕС признает недействительными любые договорные условия, ограничивающие права добросовестного пользователя программы по изучению, адаптации и осуществлению иных предусмотренных Директивой мероприятий. Приобретатель экземпляра программы может без согласия правообладателя изучать и тестировать программу в ходе обычных действий по ее установке и использованию, если такие действия не нарушают авторские права разработчика программы.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что по указанному выше вопросу нормы законодательства Российской Федерации, а именно: п. 5 ст. 1259 ГК РФ, а также п. 2 ст. 1280 ГК РФ аналогичны нормам, закрепленным в Директивах ЕС, которые распространяют авторско-правовую охрану не на идеи и принципы, а на форму их выражения. При этом лицо, правомерно владеющее экземпляром произведения, в нашем случае, экземпляром программы, вправе без согласия правообладателя изучать, исследовать и испытывать функциональные возможности такой программы.

К основным исключительным правам автора программы Директива ЕС №009/24/ЕС относит права на воспроизведение программы любыми средствами и в любой форме, ее перевод, адаптация, изменение и распространение. Указанные действия в соответствии с п. 1 ст. 4 указанной Директивы могут быть осуществлены третьими лицами только с согласия правообладателя. При этом, как уже было упомянуто выше, по аналогии и со ст. 1280 ГК РФ не требуется получения разрешения правообладателя в случаях, когда лицензиатом вносятся изменения в программу исключительно в целях ее функционирования, либо осуществляется исправление явных ошибок, в тех случаях, если иное не предусмотрено лицензионным договором с правообладателем. В том числе не требуется получения разрешения правообладателя при осуществлении декомпилирования компьютерной программы (при соблюдении ряда условий).

В последние годы ЕС особое внимание уделяет развитию и внедрению программ с ОИТ в различных областях жизнедеятельности. Об актуальности этого вопроса говорит хотя бы тот факт, что в 2010 году европейские правительства потратили на программное обеспечение 15,7 млрд. долларов США, что составляет 19 % от общего объема закупок программного обеспечения в Европе[259].

Потенциал программ с ОИТ в ЕС оценили по достоинству: во-первых, программы с ОИТ активно внедряются для использования государственными органами государств участников ЕС;

во-вторых, в ЕС работает репозиторий данных, объединяющий в себе информацию обо всех доступных в государствах участниках ЕС программах с ОИТ («Обсерватория и репозиторий открытого ПО»);

в-третьих, в ЕС разработана специальная национальная лицензия European Union Public Licence (Европейская лицензия), на условиях которой распространяются программы с ОИТ[260].

Одна из наиболее известных инициатив Европейской комиссии - это проект IDABC[261]. В рамках указанного проекта в ЕС и был создан ресурс «Обсерватория и репозиторий открытого ПО», уже упомянутый выше. Данный ресурс представляет собой хранилище программ с ОИТ, доступных для использования. С 24 августа 2009 года в репозитории открыт доступ к 1749 проектам в области программ с ОИТ[262].

В поддержку развития проекта IDABC Европейской Комиссией были разработаны такие документы, как «Руководство по госзакупкам программного обеспечения с открытым исходным кодом»[263], документ «Объединение Европы: Важность функциональной совместимости правительственных электронных сервисов»[264]. Указанные документы носят рекомендательный характер и представляют собой: в первом случае - практическое руководство для государственных учреждений желающих перейти в своей работе на программы с ОИТ (включает методические рекомендации по приобретению программ с ОИТ на условиях лицензий GNU GPL, MPL, EUPL, BSD, MIT, Artistic, Apache); во втором случае - документ посвящен вопросам объединения воедино различных национальных правительственных электронных систем.

В 2010 году Европейской Комиссией был также опубликован документ «EuropeanI nteroperability Framework», который является неким руководством при предоставлении электронных государственных услуг, а также является одним из основных документов проекта IDABC[265]. Указанный документ содержит рекомендации для всех государств участников ЕС по выбору программ с ОИТ. При выборе программы в указанном документе подчеркивается, что такая программа должна позволять: использование для любых целей, внесение в нее изменений и (или) улучшений, распространение с изменениями или без них, а также предоставление доступа к исходному тексту программы. Другими словами, указанные характеристики эквиваленты базовым требованиям к программе с ОИТ таких организаций, как FSF (Free Software Foundation) и OSI (Open Source Initiative).

В ряде государств участниках ЕС на национальном уровне также были приняты специальные документы, посвященные закупке программ с ОИТ для государственных, муниципальных, образовательных и иных социальных нужд.

Например, в Италии существуют специальная политика, в соответствии с которой преимущество отдается программам с ОИТ. В частности, государственные органы в ходе проведения государственных закупок должны отдать предпочтение программному обеспечению с открытым исходным текстом, а в случае выбора коммерческих программ - привести обоснование такого выбора. Данные положения были предметом рассмотрения Конституционного Суда Италии, который не нашел в данных положениях нарушений Конституции Италии (Decisionno. 122 of 22/03/2010)[266].

Аналогичным образом голландское правительство приняло официальную политику обязательного использования открытых стандартов и предпочтительного использования программ с ОИТ.

Отдельные государства участники ЕС выделяются своей особенной активностью в области изучения преимуществ открытого текста программы и массового внедрения соответствующих программ на национальном рынке. Так, с 2001 года идет массовый переход государственных органов Германии на операционную систему Linux, которая по праву лидирует среди программ с ОИТ и находится в открытом доступе. Среди таких государственных структур полиция Мюнхена, а также Министерство финансов. Немецкий Парламент при этом заявил, что указанные программы должны использоваться везде, где благодаря этому будут уменьшены затраты[267].

Активная деятельность ЕС по имплементации программ с ОИТ обусловлена множеством причин:

- стремление не допустить контроля со стороны крупных компаний - разработчиков над компьютерной индустрией ЕС;

- желание свободно координировать действия на различных уровнях управления, используя открытые стандарты;

- разумная экономия государственных и финансовых ресурсов, чем сохраняется и общественный интерес;

- обеспечение информационной безопасности ЕС;

- развитие инновационной деятельности и т.д.[268]

При изучении сформированной на текущий момент европейской судебной практики можно отметить, что львиная доля таких судебных прецедентов возникает по поводу нарушений условий лицензий GNU GPL. Такой вывод не удивителен. По исследованиям 2011 года 71 % мобильных приложений, выпущенных на платформах Apple iOS и Android, нарушали требования лицензии GNU GPL. В частности, фонд FSF (Free Software Foundation) признал условия размещения программ в каталоге Apple AppStore несовместимыми с лицензиями GNU GPL. Из рассмотренных в отчете 66 приложений 13 программ с лицензиями GPL/LGPL были представлены в каталоге Apple App Store[269].

Суды Г ермании в своих решениях указывают на то, что условия лицензий GNU GPL являются стандартными и полностью соответствуют применимому праву[270]. Важно отметить, что судебные разбирательства, как правило, инициируются не правообладателями, а организациями или сообществами. Например, в Г ермании это Оргпроект по нарушениям GPL в Г ермании[271], созданный Г аральдом Велтом (Harald

Welte) в 2004 году. Оргпроект инициировал свыше ста судебных разбирательств, в том числе против таких компаний, как D-Link, Skype, TomTom, Motorola, Acer, Sitecom и Fortinet[272].

Одним из примеров отношения немецкого суда к правомерности лицензии GNU GPL является дело Sitecom, где истец - автор программы для ЭВМ, обратился в суд г. Мюнхена с требованием прекратить использование программы (в частности, распространение программы, где был использован исходный текст программы истца). В результате рассмотрения дела в суде первой инстанции и апелляционной инстанции компании Sitecom пришлось разместить на своем сайте условия лицензии GNU GPL v.2.0 в отношении модифицированной версии программы.

Среди других дел, рассмотренных немецкими судами, следует упомянуть и дела Fortinet Ltd UK и Skype. В обоих случаях было нарушено условие лицензии GNU GPL v. 2.0 о предоставлении доступа к исходному тексту модифицированной программы.

Большинство подобных претензий разрешается в досудебном порядке путем подписания мировых соглашений с последующей выплатой компенсации истцу, а также устранения нарушения, которое являлось предметом претензии. Рассмотрение исковых заявлений о нарушении условий лицензий GNU GPL заканчивались решениями суда о запрете использования программ с нарушениями первоначальных лицензионных условий.

Французские судебные инстанции также признают юридическую силу «свободных» лицензий, считая их законным инструментом участия исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности в гражданском обороте. На примере указанных выше лицензий GNU GPL суд признал компанию Edi4 виновной в нарушении условий лицензии GNU GPL, поскольку компания не предоставила доступ к исходному тексту модифицированной программы, в которой была

~ ~?74

использована программа под упомянутой лицензией[273].

Проведенное исследование международных договоров, а также иностранного опыта правового регулирования отношений, связанных с программой, в том числе с открытым исходным текстом, позволяет сделать следующие выводы:

Во-первых, все международные договоры, рассмотренные во второй главе настоящего диссертационного исследования, гарантируют программе авторско - правовую защиту на уровне литературных произведений. Программа упомянута в числе объектов авторского права в договоре ВОИС об авторском праве (ст. 4), договоре ТРИПС (п. 1 с. 10). Во всех соглашениях есть отсылка к Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений, как к старейшему и фундаментальному международному соглашению в области охраны авторских прав. Непосредственно в Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений ни в редакции 1971 года, ни 1979 года программа самостоятельно не упоминается. Вместе с тем Бернская конвенция устанавливает, что литературные и художественные произведения охватывают все произведения литературы, науки и искусства, каким бы способом и в какой бы форме он не были выражены.

Во-вторых, при анализе применяемых в мировой практике лицензионных соглашений о предоставлении права использования программ с ОИТ (так называемых «свободных» лицензий), была выявлена классификация обязательных и факультативных договорных условий, связанных с данным видом правоотношений: К группе обязательных условий относятся:

- условия, связанные с установлением объема предоставляемых прав в отношении программы. К числу способов использования программы относится право воспроизведения и распространения копий оригинальной программы, а также право переработки (модификации) программы с целью создания на ее основе производной программы;

- условия, связанные с определением порядка распространения оригинальной программы, в том числе в составе производной программы, а также условие о необходимости включения уведомления автора или иного правообладателя

оригинальной программы в производное произведение, созданное в результате переработки (модификации) оригинальной программы;

- условия, связанные с установлением ограничений лицензиара при распоряжении исключительным правом на программу, включая ограничение гарантии работоспособности программы, ее совместимости с различными устройствами, отсутствие ошибок в программе, а также ограничение ответственности лицензиара в допустимых применимым правом пределах.

К группе факультативных условий относятся:

- условия, определяющие безвозмездный характер отношений, связанных с предоставлением права использования программы, а также указание на неограниченную территорию и срок действия предоставленного права;

- условия, связанные с определением порядка сублицензирования предоставленного по договору права использования программы.

В-третьих, наряду с авторско-правовыми методами охраны программ, во многих государствах, в том числе США, государствах ЕС и Российской Федерации применяется также метод обеспечения правовой охраны путем использования инструментов патентного права, то есть патентование изобретений, связанных с программой. Такой способ защиты обладает своими преимуществами и недостатками и во многом обусловлен особенностями, свойственными программам.

В-четвертых, судебная практика как США, так и ряда государств участников ЕС, указывает на безоговорочное признание юридического статуса используемых в мировой практике «свободных» лицензий. Анализ судебных решений судов США и государств участников ЕС позволил установить, что основным предметом претензий является закрытие доступа к исходному тексту производной программы, включающей в себя полностью или частично программу с ОИТ (например, при использовании программ по лицензиям GNU GPL). Другим распространенным нарушением является несоблюдение требования об указании информации об авторе программы с ОИТ в производной программе.

В-пятых, общий анализ положений некоторых Директив ЕС в области авторского права позволяет сделать вывод об установлении высокого приоритета предоставления правовой охраны соответствующим объектам. В частности, положения Директивы Европейского парламента и Совета ЕС от 23 апреля 2009 года № 2009/24/ЕС «О правовой охране компьютерных программ» придерживаются высоких общемировых стандартов в области авторско-правовой охраны программ, включая и соответствие международным соглашениям, например, Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений.

В-шестых, необходимо отметить, что в последнее десятилетие ЕС особое внимание уделяет развитию и внедрению программ с ОИТ в различных областях жизнедеятельности. Программы с ОИТ активно внедряются для использования государственными органами. В ЕС действует репозиторий данных, объединяющий в себе информацию обо всех доступных в государствах участниках ЕС программах с ОИТ («Обсерватория и репозиторий открытого ПО»). Также, в ЕС разработана и внедрена национальная Европейская лицензия, на условиях которой распространяются программы с ОИТ. В ряде государств участниках ЕС были приняты специальные документы, посвященные порядку приобретения программ с ОИТ для государственных, муниципальных, образовательных и иных социальных нужд.

В-седьмых, представляет интерес, что Директивы ЕС, в том числе оказывают значительное влияние при изменении законодательства Российской Федерации в области интеллектуального права. Это объясняется заключенным в 1996 году Соглашением о партнерстве и сотрудничестве, учреждающем партнерство между Российской Федерацией с одной стороны и ЕС - с другой стороны. Ряд обязательств, принятых на себя со стороны Российской Федерации стали толчком к приведению законодательства, в том числе в области интеллектуального права, к уровню, предусмотренному в ЕС.

143

С.16.

<< | >>
Источник: Смирнова Евгения Юрьевна. ОТКРЫТАЯ ЛИЦЕНЗИЯ КАК ФОРМА РАСПОРЯЖЕНИЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМ ПРАВОМ НА ПРОГРАММУ ДЛЯ ЭВМ С ОТКРЫТЫМ ИСХОДНЫМ ТЕКСТОМ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Правовое регулирование и правоприменительная практика Европейского союза в отношении программы для ЭВМ с открытым исходным текстом:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. Введение
  3. Правовое регулирование и правоприменительная практика США в отношении программы для ЭВМ с открытым исходным текстом
  4. Правовое регулирование и правоприменительная практика Европейского союза в отношении программы для ЭВМ с открытым исходным текстом