<<
>>

«Покажи-ка зубик. Мама говорила — он прорезался»

(разговоры с детьми — малые жанры)

[текст 56]

Авторы сочли целесообразным выделить в отдельные блоки «Разговоры с детьми» и «Разговоры с домашними животными» (малые жанры), так как специфика жанрово­тематического воплощения подобного коммуникативного взаимодействия определяется именно характером ролевого статуса ПК. В приводимых материалах представлены сферы как актуальной, так и фатической коммуникации, которые формально «не разводятся».

Коммуникативное взаимодействие в тех случаях, когда в качестве одного из ПК высту­пает ребенок, имеет целый ряд особенностей и порождает набор типичных ситуаций, реа­лизуемых в определенных жанрах.

Одни ситуации имеют хронотопную природу (например, кормление, купание ребенка), другие можно отнести к числу спонтанно возникающих (например, ситуации дидактического плана). Характер коммуника­тивного взаимодействия существенно зависит от возраста ребенка. Так, общение с маленькими детьми связано прежде всего с уходом за ребенком (кормление, одевание, ку­пание, гуляние, лечение и т. и.). Коммуникация в подобных случаях имеет обычно в е р - бально-акциональный характер. Большой объем составляют прескриптивные и апеллятивные жанры — инструктивы, похвала, просьба ит. и. Ср.: (из разговоров матери с двухлетним ребенком) Ну давай/ ещё ложечку/ последнюю// Ну хорошо/ молодец//; Ну давай/ я быстренько переодену// Не плачь// Ой какой ворот узкий// Потерпи//; Ну хорошо/ голову мыть не будем// Только раз нырнём/ и всё//; Давай я быстро капну капельки и всё// Только таблеточку выпьем и всё// Надо лечиться/ а то доктор придёт/ уколы придётся де­лать// Ну давай только горлышко посмотрим/ хорошо? Ну покажи сам//.

По мере взросления и освоения ребенком тех или иных действий, ситуаций претерпева­ет изменения и соответствующий им жанровый репертуар. Ср.: А. (мама двухлетнему сыну) Давай-ка будем собирать игрушки// А то у нас ни пройти/ ни проехать// Скоро папа с работки придёт/ давай вместе убирать!I — А. (мама заходит в комнату, где играли дети, и обращается к сыну 4 лет) Шурик/ вот это не дело! Поиграли/ опять все по душ- 287

ки на полу// А убирать кто это всё будет? Давай-ка живоН. Существенно возрастает доля диалогического общения информативного характера, связанного с контролем за поведе­нием ребенка: А. (дочке 4 лет) Машуль/ умылась? Зубы почистила? М. Угу// А. Давай/ иди завтракать//.

В общении с детьми значительна роль обучающего, воспитательного начала. Ср., например, характерные вопросно-ответные реплики в разговорах с маленькими детьми: А. (мама обращается к годовалой дочке) Кто это бежит? Со-о-нечка/ до-о-ченька//. Для речевого поведения взрослых типично называние, толкование своих действий и акцио­нальных намерений, приобщение ребенка к «совместной деятельности» (ср. инклюзивное «мы»), вербальное заполнение коммуникативного пространства: М. (мама двухлетнему сыну) Всё/ давай собираться (гулять)// Пока дождик не пошёл// Пойдём оденемся// Где у нас ботиночки?; М. (мама перед выходом на прогулку с ребенком) Так/ деньги мы взя­ли/ ключи взяли/ игрушки взяли// Вроде всё// Пошли//; Б. (бабушка и двухлетний внук) Там у бабушки в коридоре сапоги остались// Пойдём/ надо убрать// (достает крем, ма­жет сапоги) Вот щас намажем и уберём// (внук берет крем и мажет лицо) Что ты сде­лал? Нельзя этого делать! Нельзя щёчки мазать// Это крем для обуви/ для сапожек только// Всё/ пойдем умываться//.

Подобное называние своих действий и акциональных намерений находит зеркальное отражение и в речи ребенка, ср.: А. Мама-а/ я чай пью// Б. Очень хорошо/ молодец//; А. (малыш сидит на стуле и болтает ногами) Мамочка/ я балуюсь!; А. (малыш откры­вает ящик стола, куда ему не разрешают залезать) Я чего-то хочу достать//.

Воспитание ребенка во многом направлено на овладение им определенными стереотипами поведения, которые могут вербализоваться в прескрип­тивных жанрах, например: (Из комнаты раздается плач ребенка. Мама быстро идет туда и обращается к двухлетнему сыну) Что ты плачешь? Что случилось? (дога­дывается) Дверь закрылась? Не надо плакатъ надо громко позвать/«мама-а!» Понял? А плакатъ не надоП. «Коррекция поведения» ребенка реализуется в жанрах запрета (разно­го типа «нельзя»), предостережения, замечания, просьбы и нек. др.: Б. (малыш 2-х лет подходит к розетке. Отец сыну) Малыш/ туда нельзя/ там ток!; А. (за завтраком мама двухлетней дочке) Сонечка/ это кофе/ это дети не пьют// Поставь пожалуйста// И руки в чайнике не моют/ убери//; М. (обращается к 8-летней дочери с замечанием- наставлением) Нельзя всё сразу делать// Что ты сразу за уроки? Позавтракала? Теперь давай кровать убери/ оденься как следует// Делай всё по порядку/ тада на всё время хватит спокойно//.

Дидактический дискурс формирует представления об этической норме (одоб­ряемые и порицаемые действия), о нормах внутрисемейного поведения и «шкале ценно­стей», например: А. (сын двух лет) Дай мне попить// Ну попить дай// Б. (мама) А пожа­луйста? А. Пожалста//; А. (мать старшей дочери, которая отобрала игрушку у бра­тишки) Анют/ ну что ты его обижаешь! Ну он же маленький!; А. (зовет из другой ком­наты) Ма-а-м/ ма-а-м! М. Шурик/ если нужно/ приди и спроси/ не кричи через всю квар­тиру//.

Обычно при реализации апеллятивных и прескриптивных жанров присутствует а р - гументативная часть. Ср.: Т. (мама дочке двух лет, которая поднимает что-то с пола и берет в рот) Что ты там нашла? Не бери в рот// Это мусор// С. (дочка) Это ко­лючка// Т. Тем более//; (мать обращается к младшей дочери) М. Катюш/ не мешай Оле! Она уроки делает//. Характер и набор аргументов, используемые риторические приемы и стилистические регистры варьируются в зависимости от возрастных особенно- 288

стей ребенка и иллокутивных целей. Например, в качестве аргумента называются печаль­ные (не всегда реальные) следствия действий: Б. (отец сыну трех лет) Шурик/ не стучи по холодильнику// Разобьёшь/ и он сломается//; М. (мама двухлетнему сыну) Игорюль/ не мучай кошку// Видишь она кричит// Будете её с Аней мучить/ и она уйдёт от нас// Оста­нетесь вы без кошки// Вот тада будете плакать//; (девочка двух лет тянет себя за губу) А. (мама шутливо) Да ты что! У тебя так хобот вырастет//. При эмоциональной реализа­ции жанра замечания, запрета часто используется фигура «ложной прескрипции» («вредные советы»): (на улице отец обращается к маленькому сыну) Саш/ ну ты про­глоти эту палку/ совсем уже// (возмущенно) Подобрал где-то палку/ и в рот тянет//. В тех случаях, когда считается, что ребенок уже должен овладеть соответствующими стереоти­пами, аргументативная часть может редуцироваться или присутствовать в виде анафори­ческих отсылок к известному опыту ребенка (типа ты же знаешь..., неужели нужно на­поминать... ит. и.)

В процессе освоения ребенком прескриптивных жанров, предполагающих неравные ролевые отношения ПК, в его речи нередко обнаруживается невладение соци­альными нормами реализации жанра. На основе подобных «ролевых пе­ревертышей» рождается комический эффект, например: А.

(малыш двух лет) Дед/ ты побрейся// Б. Щас/ дорогой/ а можно я сначала с тобой поздороваюсь? А. Можно//.

При общении с детьми часто актуализируется игровой аспект восприятия мира (это и сама ситуация игры, а также включение в актуальную коммуникацию домашних живот­ных, предметов и т. и.). Например: Б. (ищет расческу, комментируя свои действия) Где бабушкина расчёска/ ты не видел/ Игорёк? А ты/ кошка? Тоже не видела? Вам она не по­падалась//; А. (малыш 2-х лет ходит в раздумье по комнате) Я зайчик по-моему//.

Детские слова, высказывания, детская лексикализованная фонетика, становятся дос­тоянием семьи и участвуют в формировании ее речевого мира. Пересказ детских «слов и дел» является одной из актуальных тем фатического домашнего общения (см. ниже «Фа- тика будней»),

А. (готовит завтрак, обращается к пятилетней дочке) Я тебе знаешь какую кашку сварю? Твою любимую/ гречневую//

& & &

А. (внучка шести лет) Бабуль/ мне можно конфетку?

Б. Поешь сначала// Если мама разрешит/ дам//

& & &

А. (за завтраком; мама трехлетнему сыну) Шурик/ ты давай не молоко пей/ а кашу с молоком// Ой/ чего ж ты натворил-то? Нос накормил// (берет у ребен­ка ложку) Давай ещё ложечку// За папу// Молодец! За дедушку/ молодец// Ну давай// Машинка едет-едет/ гараж открывается// Ну давай/ открой ротик// Последнюю ложечку// Вот молодец!

& & &

А. (мама) Шурик/ ну что это такое? Нельзя так есть! Смотри что ты натворил! Всё на столе// Кто это сделал?

Б. (тихо, спокойно, воспринимая как прямой вопрос) Я.П ☆ & &

(Двухлетний малыш отложил ложку и вылизывает йогурт прямо языком. Коммен­тируя свои действия, использует известные ему стихи: А за ними кот — за­дом наперед)

А. Мам/ я задом наперёд ем//

Б. Ну что ж ты балуешься// С едой не балуются//

& & &

А. (мама сыну, который входит в комнату) Что ты хотел? (сын смотрит в сторо­ну компьютера) За компьютер нельзя// Давай умывайся/ будем завтракать//

& & &

(Утренний «конфликт» матери с 7-летней дочерью)

Б. Ань/ ты умылась?

А. (не отвечает)

Б. Ань/ я к кому обращаюсь? Она даже головы не поворачивает// Мне это на­доело/ всё// (уходит)

А. (бежит следом) Мамочка/ прости//

Б. Мне это надоело// Всё/ вчера было то же самое// Я тебе не верю//

А. (со слезами) Ну прости пожалуста// Я больше не буду//

Б. Завтра будет то же самое// Я больше не могу//

А. (плачет)

Б. («смягчается») Быстро иди умывайся//

& & &

А. Малыш/ пойдём ручки помоем! Ты ведь с гулянья пришёл// Ручки надо по­мыть//

& & &

А. (мама малышу) Пойдём на горшочек сходим! Посмотрим китёнок не при­плыл к нам//

& & &

А. (мама сыну двух лет) Мокрый? Пойдём/ штанишки поменяем//

& & &

А. (мама выходит из ванной с ребенком на руках) Бабушка/ ты видела когда- нибудь такого чистого внука?

Б. (цитирует детский стишок) «Ах какие чистые/ зайчики пушистые!»

& & &

(Девочка-подросток А. укладывает волосы щеткой, но делает это неумело: щетка запуталась в волосах. В комнату заходит мать Б. и видит эту сцену)

Б. Что ты делаешь?

А. (сердито) Ничего// Распутываю вот//

Б. Дай-ка я тебе помогу// (пытается освободить щетку) Господи! Что же ты тут натворила!

А. Я хотела как ты мне делала/ а у меня не получилось//

Б. Ну попросила бы меня//

А. Ты была занята//

Б. Надо было подождать// (наконец освобождает щетку) Вот/ всё// Надо акку­ратней делать/ маленькими прядками// (показывает) Ну всё//

А. Спасибо//

М. (мама семилетнему сыну) Шурик/ убери кровать! Ну что ты ходишь как не знаю что/ время тянешь!

☆ ☆ ☆

А. (бабушка) Покажи-ка зубик// Мама говорила он прорезался// (внук открыва­ет рот. А. радостно) А-а! Вот он торчит// Щас ложечкой постучим//

☆ ☆ ☆

А. (мама двухлетнему сыну) Что-то глаза у тебя нехорошие/ дай-ка лобик!

Б. (малыш обнаруживает знание стереотипной ситуации) Я холодный!

☆ ☆ ☆

А. (мать дочери) Танюш/ чего щёчки красные? Ну-ка/ дай-ка головку// (прика­сается губами ко лбу, проверяя, нет ли температуры) Нет/ всё нормально//

k k к

А. (мать дочери 5-ти лет) Танюш/ пей скорей (лекарство)// Ну сколько можно уговаривать? Я ведь тоже устала//

к к к

А. (бабушка) Так/ ты нос высморкала?

Б. (внучка 6-ти лет) Да/!

А. Г де платок твой?

Б. Вот//

к к к

А. (дочери 9 лет) Маш/ а ты рейтузы надела?

Б. Рейтузы/ я их не нашла//

А. Ну давай я поищу//

к к к

А. (жена мужу) Дедушка/ ты нам (внуку) тапочки не принесёшь?

к к к

А. (мама сыну двух лет, который залезает на стул) Осторожно/ не упади// Ос­торожно/ упадёшь/ плакать будешь//

к к к

А. (мать обращается к маленькому сыну) Игорёк/ подожди/ я кровать закрываю (т. е. убираю)!I Не надо/ не лезь// Ты же знаешь в ботинках нельзя!

к к к

А. (мама двухлетнему сыну) Ну-ка со стола быстро слезай! Ты кошка что ли? Нельзя на столе сидеть//

Б. (хитрит) Это стул// Я сидю на стуле//

к к к

А. (молодая женщина обращается к двухлетнему сыну) Нет/ на скатерти нельзя рисовать/ на скатерти не рисуют//

Б. (продолжая рисовать, подхватывает реплику, демонстрируя знание нормы) Только на бума-а-жке!

k k к

А. (мама сыну двух лет) Кто тебе разрешил взять (ключи)? Ну-ка положи быст­ро// Положи/ мой хороший//

Б. (малыш повторяет известный аргумент) Папа рассердится/ да//

А. Да/ потому что он потеряет ключики//

& & &

А. (малыш 2-х лет подходит к письменному столу, на котором ему не разрешает­ся ничего трогать) Бабушка/ дай мне то что мне не надо!

☆ & &

А. (мама двухлетней дочке) Соня/ я же сказала/ туда не надо лазить// Это же де­душкины вещи// Кто тебе разрешил?

Б. (ребенок, понимая это как прямой вопрос, «фантазирует») Папа//

& ☆ ☆

А. (малышу, который заходит в комнату в туфлях старшей сестры) Кто пришёл в туфлях опять/ в Аниных? Ты же их сломаешь//

& ☆ ☆

А. (мама двухлетнему сыну) Сломаешь машинку/ что мы будем делать? И не бу­дет у нас игрушки//

& ☆ ☆

(Пятилетняя дочка играет с только что подаренной новой куклой, причесывает ее «на свой лад» и просит помочь ей в этом)

А. (мама) Кать/ ну зачем такую красоту рушить? Ну посмотри/ у неё такой за­мечательный хвост// Давай не будем развязывать// Или ты хочешь развязать?

Б. Ну мне на-а-до//

А. Ну ладно//

к ☆ ☆

А. (сыну полутора лет) Игорёк/ нельзя в кошкиной миске ничего трогать! Отойди! И руки там мыть нельзя//

Б. (ребенок продолжает заниматься «своим делом», приговаривая) Низя (нель­зя)/ та-та (будет)//

k k к

А. (семилетней дочери) Хватит кошку тискать// Это не игрушка// Не видишь/ она уж не знает куда от вас спрятаться// Я кому говорю?

к к к

А. (мальчик двух лет играет с пистолетом. Обращается к матери) Мамуль/ ты не бойся/ я только немножечко тебя постреляю//

Б. (сдерживая смех) Ну только если немножко/ ведь ты знаешь что в людей нельзя стрелять//

к к к

А. (двухлетний сын) Пап/ я в мячик играю//

Б. Молодец//

А. Давай со мной играть//

Б. Давай//

к к к

А. (берет молоток) Я наверно щас стукну//

к к к

А. (трехлетний внук) Бабуля/ я на балкон уйду//

Б. Я тебе уйду//

& & &

(Мальчик двух лет заходит в комнату. Бабушка встречает его словами)

А. Кто это пришел?

Б. Это я/ бедный// (по-видимому, усвоил это слово применительно к себе за время недавней болезни)

& & &

А. (дед внуку 3-лет) Иди ко мне/ мой хороший! Дедушка так по тебе соскучил­ся//

& & &

А. (бабушка утешает внука, который споткнулся и упал) Ух ты мой маленький! Больно? И никто не пожалеет// Ах она палка нехорошая!

Ж Ж Ж

А. (мать сыну 3-х лет) Ну давай ещё громче (плачь)/ а то не все тебя слышат!

Ж ж ж

Б. (внук двух лет закрывает дверь в ванную, где бабушка стирает белье) Бабуль/ ты не плачь/ я тебя закрою//

Ж Ж Ж

А. (малыш двух лет) Бабуль/ ты что босиком? Тапочки надень//

Б. Щас/ мой хороший/ щас надену//

Ж Ж Ж

А. Мам/ ты зачем папины тапочки надела?

Б. Ну-у/ папа же уехал/ наверно можно//

А. Папа босиком уехал? (Б. смеется)

<< | >>
Источник: Китайгородская М. В., Розанова Н. Н.. Речь москвичей: Коммуникативно-культурологический аспект. — М.: 1999— 396 с.. 1999

Еще по теме «Покажи-ка зубик. Мама говорила — он прорезался»:

  1. «Покажи-ка зубик. Мама говорила — он прорезался»
  2. Указатель текстов
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ