<<
>>

Эволюция правового регулирования реабилитационных процедур.

Зарождение реабилитации в ходе банкротства.

Долгое время единственным и закономерным окончанием конкурсного процесса была продажа имущества должника и его ликвидация из имущественного оборота.

Это касается как древнейшего периода, когда ответственность должника носила личностный характер, так и периода имущественной ответственности должника. Впервые альтернативный исход банкротства, позволявший сохранить должнику управление его имуществом и восстанавливавшего его в правах, появился в средневековой Италии, это была мировая сделка (мировое соглашение).

Зарождение института мирового соглашения в банкротстве можно проследить в законодательстве Юстиниана; как отмечает Г.Ф. Шершеневич в императорскую эпоху сложился обычай предоставления императором пятилетней отсрочки должнику1. Сам факт предоставления отсрочки в платежах еще не говорит о зарождении мирового соглашения, однако, по мнению М.В. Телюкиной, о нем можно говорить, когда Юстиниан постановил, что если большинство кредиторов находит просьбу об отсрочке достойной удовлетворения, то меньшинство считается связанным этим решением[7] [8].

На наш взгляд, закрепление именно мировой сделки (мирового соглашения) в качестве первой реабилитационной процедуры связано со следующим:

1) Должниками в период Средневековья могли быть только физические лица. Полноценных юридических лиц еще не существовало, а, следовательно, и признать их банкротами также было невозможно (например, банкротами признавались товарищи, а не товарищество в целом).

2) Отсутствие предприятий, сохранение которых может иметь значение для экономического развития региона или страны в целом или где работает большое количество людей.

Большинство разногласий между должником и кредиторами можно было урегулировать обычным соглашением, предусматривающим рассрочку по платежам или скидку по долгам, поэтому необходимость сложных правовых конструкций для реабилитации отсутствовала.

Факт того, что мировая сделка впервые появляется именно в средневековой Италии неслучаен. Факторы, которые влияли на бурное торговое развитие итальянских городов, в конечном итоге повлияли и на развитие права (весьма передового для того времени). Восприняв и улучшив положения римского права о конкурсном процессе, итальянские правоведы ввели новшества, которые сейчас успешно используются по всему миру.

Усиленное развитие конкурсного процесса в Италии было обусловлено политической раздробленностью и, как следствие, независимостью итальянских городов-государств. Поскольку должник мог просто бежать от кредитов в другой город[9], требовалось выработать нормы, которые позволили бы решить дело о несостоятельности быстро и без промедлений.

Прежде чем приступать к изучению развития и становления института мирового соглашения во время конкурсного процесса в средневековой Италии, остановимся сначала на основных признаках мирового соглашения, которые позволят нам правильно понимать суть и внутреннее содержание данного понятия:

1) это такое урегулирование отношений между должником и кредиторами, специфика которого состоит в том, что принимает решение по нему большинство кредиторов, меньшинство же считается связанным этим решением;

2) результатом заключения мирового соглашения будут определенные односторонние уступки кредиторов (частичное прощение долга, предоставление отсрочки или рассрочки исполнения обязательств и др.);

3) заключение мирового соглашение влечет за собой прекращение конкурсного процесса;

4) мировое соглашение утверждается судом1.

Все указанные признаки присутствовали в мировых сделках, которые заключались в средневековых итальянских городах. Содержание мирового соглашения обыкновенно сводилось к рассрочке платежей или к скидке в платежах. Некоторые статуты устанавливали срок, в течение которого могло быть заключено мировое соглашение, например, статут Милана устанавливал срок в три месяца, в Генуе на это давалось восемь месяцев.

Независимость городов позволяет говорить о большом разнообразии взглядов на мировое соглашение при банкротстве[10] [11], однако, несмотря на это у них есть следующие отличительные черты, которые можно выделить и в их современных аналогах.

Во-первых, требовалось согласие кредиторов. По общему правилу для заключения мировой сделки было необходимо большинство в 2/3 от общего числа долговых претензий. По генуэзским статутам требовалось большинство в 7/8 по сумме требований, если заявление о банкротстве подано кредитором, и большинство в 3/5, если о банкротстве заявил сам должник[12]; другие статуты для совершения такой сделки устанавливали необходимое количество кредиторов, согласных на совершение такой сделки. Например, в Пиаченце - безусловное большинство кредиторов, а в Падуе - относительное.

Во-вторых, суд должен утвердить мировое соглашение, однако данное правило действовало не во всех городах1.

В-третьих, для заключения мирового соглашения необходимо присутствие должника. О том, что законодательство большинства городов поощряло заключения мировых соглашений, говорит тот факт, что сбежавшему должнику выдавалась особая охранительная грамота (salvo condotto), освобождавшая его от ареста при возвращении к месту заключения мирового соглашения[13] [14]. Не во всех странах относились так же благоприятно к заключению мировых соглашений как в средневековой Италии.

Законодательство Франции.

Долгое время мировое соглашение как институт развивалось исключительно в рамках итальянского права, несмотря на тот факт, что оно оказало влияние на бурное развитие конкурсного права во Франции и Германии. Например, во Франции во время действия указа Генриха IV 1609 года кредиторам запрещалось под страхом потери их прав вступать в какие - либо соглашения, сделки с банкротами и давать им отсрочки[15]. Однако, позже законодатель отошел от предубеждения в отношении банкротов. Сначала это выражалось в возможности предоставления королем отсрочки должнику, как это в свое время делали римские императоры.

Ордонанс 1673 года закрепил возможность предоставления отсрочки решением кредиторов; для этого было необходимо согласие 3Л кредиторов по сумме претензий, а также предоставление должником справки «обо всем своем имуществе, как движимом, так и недвижимом, а также о своей задолженности»[16].

По закону 1702 года для заключения данной сделки требовалось, чтобы за нее проголосовало большинство кредиторов в 2/3 по сумме претензий. По закону 1739 года гражданским судам запрещалось утверждать мировые сделки, пока не исследованы книги, балансы описи имущества и долгов и

другие документы должника.1

Следующим шагом в развитии законодательства о банкротстве было принятие Коммерческого кодекса 1807 года, которого иногда называют торговым уложением. Данным документом предусмотрена целая глава, посвященная договору об отсрочке долга. Для заключения данного договора необходимо согласие большинства кредиторов, и чтобы общая сумма их требований была больше 3/4 от общей суммы задолженности. Данное нововведение было сделано, чтобы уравнять крупных и мелких кредиторов, поскольку «первые всегда склонны оканчивать дела о несостоятельности мировою сделкою, которая дает им возможность покрыть свои потери посредством дальнейших сношений с должником, а последние, с заключением мировой сделки большей частью безвозвратно теряют уступленный должнику процент»[17] [18]. Законом предъявляются строгие требования к обоснованности претензий кредитора к должнику: претензии должны быть проверены на предмет наличия правоустанавливающих документов. Согласно статье 520 Коммерческого кодекса Франции при принятии решения в отношении договора об отсрочке долга, кредиторы, имеющие зарегистрированную ипотеку или заклад, не имеют право голоса[19].

Поскольку при определении наличия или отсутствия банкротства применялся критерий неоплатности, договор об отсрочке долга нельзя было заключить в отношении того несостоятельного лица, чьи торговые книги дают основание предположить наличие банкротства[20]. Договор должен быть подписан на том же заседании собрания кредиторов; если большинство присутствующих кредиторов согласны заключить договор, но их права требования не составляют 3/4 суммы задолженности, принятое решение откладывается, но не более чем на восемь дней.

В течение восьми дней договор подлежит утверждению судом,

который, в свою очередь, может отказаться его утверждать ввиду безнравственного поведения или обмана. В этом случае неплатежеспособное лицо приобретает статус подозреваемого в банкротстве.

Стоит отметить, что договор об отсрочке долга не является мировым соглашением, поскольку в мировом соглашении возможна не только отсрочка по долгам, но и прощение части долга. В Коммерческом кодексе ничего не сказано о мировых сделках, однако на практике они применялись и считались действительными в случае их утверждения судом1. При этом у суда имелись широкие полномочия по отказу в утверждении договора, «суд мог это сделать только на основании того, что сделка представляется ему нецелесообразной (например, предусматривает значительный срок отсрочки платежей)»[21] [22].

Следующим этапом развития реабилитационных процедур во Франции было принятие закона 1838 года, который весьма подробно регулировал процедуру заключения мировых сделок во время банкротства.

Для утверждения мировой сделки было необходимо согласие большинства кредиторов, чьи требования в совокупности составляли 3/4 от общей суммы требований к должнику, а также ее утверждение судом. Можно сказать, что данные требования к заключению мировой сделки являются основными, но не единственными. Процедура ее заключения очень подробно изложена; предусмотрено много иных формальных требований, которые необходимо выполнить перед заключением сделки, в т.ч. обязательная подача заявления о признании банкротом самим должником, предоставление баланса и т.д. Утвержденная мировая сделка считалась обязательной для всех кредиторов: и тех, что участвовали в голосовании, и тех, что не принимали в этом участия, и тех, чьи требования были включены, и тех, чьи не были[23].

Эпоха современного законодательства о несостоятельности во Франции началась с принятием закона 1967 года, однако этот закон имел существенные недостатки, в результате чего всего 2-3% дел о банкротстве заканчивались компромиссом между должником и кредиторами, остальные дела заканчивались ликвидацией должника1.

Одной из особенностей закона 1967 года являлось то, что начало действия реабилитационных мероприятий наступало настолько поздно, что эффект от их применения был несущественным. Состояние прекращения платежей должником являлось необходимым условием начала процедуры банкротства, ввиду чего какие-либо реабилитационные мероприятия могли начаться только тогда, когда юридическое лицо уже буквально «ушло под воду»[24] [25].

Также закон 1967 года был очень суров в отношении руководства должника - в 80% дел о банкротстве руководство привлекалось к субсидиарной ответственности за долги юридического лица. В результате граждане, вовлеченные в управление организацией, сами попадали в банкротство, и ограничивались в гражданских правах, даже когда отсутствовал факт мошенничества, а банкротство произошло из-за неэффективного управления. Чрезмерная ответственность отпугивала руководство от подачи заявления о признании должника банкротом тогда, когда возможность реабилитации еще реальна[26].

В течение 1970-х и начале 1980-х количество обанкроченных юридических лиц существенно увеличилось, поэтому критики законодательства о банкротстве настаивали на проведении реформ. По этой причине, а также по тому, что в тот период во многих юрисдикциях продвигалась идея о необходимости реабилитировать должника, особенно в США, во Франции были приняты законы, определяющие радикально - продолжниковую направленность законодательства о несостоятельности. Законодатель решил сфокусировать внимание на структурах, целью которых будет увеличение возможности реабилитации должника, а также на продвижении инструментов предбанкротной диагностики должника и неформальных соглашений между кредиторами и должником на предбанкротной стадии1.

Результатом принятия законов, реформирующих правовое регулирование несостоятельности, в середине 80-х годов во Франции было то, что основными целями законодательства о несостоятельности стали:

• сохранение действующих предприятий;

• сохранение рабочих мест;

• удовлетворение требований кредиторов.

Причем эти цели идут в порядке приоритетности, т.е. цель удовлетворения требований кредиторов не является основной, что позволяет сделать вывод, что французское законодательство о несостоятельности выполняет явно макроэкономическую роль, направленную, в первую очередь, на сохранение действующих предприятий[27] [28]. Поэтому действующим французским законодательством предусмотрены весьма интересные для изучения реабилитационные процедуры, подробное описание и изучение которых представлены во второй главе.

Законодательство Англии.

Развитие реабилитационных процедур в Англии также началось с закрепления в законе возможности заключения мирового соглашения между кредиторами и должником. Однако в Англии нормы о мировой сделке были закреплены сравнительно позже, чем в континентальной Европе. Это произошло в 1825 году, хотя попытки законодательно закрепить положения о мировой сделке предпринимались и ранее[29].

Заключение мировых сделок допускалось после допроса несостоятельного о причинах несостоятельности. Если должник стал несостоятельным по причине растраты имущества, уничтожения торговых книг или подлога, утаивания имущества и передачи имущества подставным кредиторам, заключение мировой сделки запрещалось. При отсутствии злого умысла должника в несостоятельности допускалось заключение мировой сделки по решению большинства в 9/10 по числу кредиторов и сумме претензий1.

В 1849 году был принят новый закон, регулирующий отношения несостоятельности. Он закрепил практику заключения мировых сделок, сопоставимую с практикой на континенте. Заключение мировых сделок было возможно, как до судебного процесса банкротства, так и во время него. Согласие 6/7 по сумме и числу кредиторов, имеющих претензии на сумму не менее 10 фунтов, было необходимо для заключения мировой сделки до судебного процесса банкротства. Такая сделка не нуждалась в утверждении судом. Для сделки, заключенной во время процесса банкротства, также, как и в предыдущем законе, было необходимо согласие большинства в 9/10 по числу кредиторов и сумме претензий, а также утверждение сделки судом.

С принятием в 1861 году нового закона о банкротстве порядок заключения мировой сделки был изменен. Теперь для её заключения было необходимо согласие большинства в 3/4 по числу кредиторов и сумме их требований.

Новый закон, принятый в 1883 году, с некоторыми изменениями, введенными в 1890, 1913, 1914 и 1926 гг., являлся основой законодательства

0 несостоятельности Англии вплоть до 1986 года[30] [31], когда был принят действующий и поныне закон о банкротстве (Insolvency act)[32].

Стоит отметить, что Англия по традиции считается той страной, где в

первую очередь защищаются интересы кредиторов, но это не означает, что там очень редко применяются реабилитационные процедуры, как раз наоборот. В начале 1980-х годов еще до принятия действующего закона о банкротстве Парламенту был представлен доклад Комиссии по обзору закона о несостоятельности (более известного как доклад комиссии Корка), после изучения которого был выбран новый подход к процедурам банкротства, направленный на совершенствование процедуры администрации

(administration).

Закон о банкротстве 1986 года был существенно дополнен в 2002 году, когда был принят закон о предприятиях (Enterprise act)1, который также предусмотрел существенные изменения в области применения реабилитационных процедур.

В целом следует отметить, что реабилитационные процедуры в английском законодательстве о банкротстве развивались, главным образом, в рамках внесудебных соглашений кредиторов и должника[33] [34], это оказало существенное влияние на дальнейшую практику применения

реабилитационных процедур.

Законодательство США.

Особенностью развития американского законодательства о банкротстве является то, что в течение XIX века штаты и федеральный центр не могли определиться к чьей компетенции должно относиться это законодательство. Причиной этого была острая схватка представителей севера и юга, которые по-разному видели развитие законодательства о банкротстве. В силу того, что север был развит промышленно и там процветала торговля, северяне настаивали на принятии федерального закона о банкротстве, позволяющего установить единые требования и правила банкротства, поскольку способствовало бы общему улучшению экономики. С другой стороны, южане, в большинстве своем аграрии, беспокоились, что федеральный закон о банкротстве будет угрожать фермерам, их собственности и образу жизни.

Поэтому все законы, разработанные и утвержденные в XIX веке Конгрессом, были приняты по причине затяжных экономических кризисов, благодаря которым политическая инициатива оказывалась у представителей севера. Для стабилизации экономической обстановки принимался федеральный закон о банкротстве. Однако, как только экономическая ситуация восстанавливалась, закон отменялся, давая возможность штатам принимать собственное законодательство. Так было с законом 1800 года, который действовал в течение трех лет, законом 1841 года, который действовал два года, и законом 1867 года, который был в силе в течение одиннадцати лет1.

Также следует отметить, что долгое время американское законодательство развивалось под влиянием английского права, поэтому впервые положения о мировом соглашении были закреплены лишь в законе 1867 года. Мировое соглашение вступало в силу при согласии 3/4 кредиторов по количеству и по сумме претензий, а также при удовлетворении некоторых формальных требований, предусмотренных законом[35] [36]. Вступая в силу, мировое соглашение становилось обязательным для всех кредиторов.

Стоит отметить, что развитие одного из важнейших реабилитационных мероприятий в США возникло и долгое время развивалось, не будучи законодательно урегулированным. Речь идет о мероприятии equity receivership, которое развивалось на основании судебной практики федеральных судов. Применение данного мероприятия было вызвано необходимостью сохранить юридические лица, связанные с железнодорожной отраслью. Железные дороги представляли собой большое экономическое значение, однако, юридические лица их обслуживающие и

строящие находились в сложном финансовом положении, поэтому существовала острая необходимость их сохранить. В ситуации, когда отсутствует федеральное законодательство о банкротстве, а законодательство отдельных штатов не может решить общей проблемы, полномочия по надзору за проведением мероприятия equity receivership были переданы федеральным судам1.

Начиналась данная процедура с подачи кредитором заявления, с просьбой назначить управляющего активами должника. Суд назначал управляющего, который должен был управлять железной дорогой и искать потенциального покупателя активов. Продавалось единое и работающее предприятие, что происходило путем перевода всего имущества юридического лица-должника в новое специально созданное акционерное общество, чьи акции могли быть проданы. Сумма, вырученная от продажи, шла на покрытие требований кредиторов. В большинстве случаев покупателями акций нового акционерного общества были кредиторы должника[37] [38].

К концу XIX века в США был принят еще один федеральный закон о банкротстве. Примечательно то, что он не повторил судьбу предыдущих федеральных законов о банкротстве - отмену вскоре после устранения негативных последствий очередного кризиса. С принятием этого закона устоялось развитие американского законодательства о банкротстве в сторону защиты прав должника, несмотря на то, что авторами и инициаторами введения нового закона в действие были кредиторы[39]. В закон со временем вносили многие поправки, в результате чего он стал сложным по структуре, а многие его положения устарели.

Экономические реалии после Великой депрессии существенно изменились, что, соответственно, привело к необходимости менять

законодательство о банкротстве. Чтобы исправить это положение, в 1938 году в закон были внесены изменения и дополнения, получившие название закона Чендлера. Он не был самостоятельным законом, поскольку имел статус закона, вносящего изменения, и поэтому не отменял действие закона 1898 года1. Закон Чендлера вводил новые главы, посвященные регулированию соглашений с субъектами малого бизнеса, корпоративным реорганизациям и урегулированию задолженности с физическими лицами, не вовлеченными в предпринимательскую деятельность[40] [41].

В течение следующих сорока лет Конгресс США дополнял закон о банкротстве множество раз, нововведения касались отдельных и специфических положений закона[42]. Закон 1898 года действовал в течение восьмидесяти лет до принятия ныне действующего Кодекса о банкротстве США.

Кодекс о банкротстве США принятый в 1978 году, также продолжает отстаивание интересов должника, традиционное для американских законов. Основной реабилитационной процедурой является процедура реорганизации, к которой предъявляется очень много формальных требований. Но, несмотря на это, она остается оплотом для реабилитации уже более 30 лет, многие положения кодекса о реабилитации были восприняты немецким и английским законодательствами.

Законодательство Г ермании.

Прежде чем перейти к описанию эволюции развития реабилитационных процедур в Германии, необходимо отметить, что это государство очень долгое время было раздробленным, в результате чего, каждое независимое германское королевство или княжество разрабатывало свой закон о несостоятельности. Несмотря на то, что в Германии того времени было много городов-государств, главным экономическим потенциалом которых была торговля, долгое время законодатель воспринимал банкрота как лицо виновное, поэтому его реабилитация не представлялась возможным. Позиция законодателя во всех германских государствах изменялась приблизительно в одно и то же время, и нормы о первой реабилитационной процедуре - мировой сделке - появились в начале XIX века.

Особое значение, на наш взгляд, имело законодательство Прусского королевства, вокруг которого объединились германские государства в 1871 году.

Первым прусским конкурсным уставом, где были закреплены положения о мировых сделках, был судебный устав 1793 года. Прусским судебным уставом предусматривалась возможность заключения мировых сделок, однако их заключение допускалось лишь с существенными ограничениями. Предложение о заключении мировой сделки могло поступить лишь от третьего лица; на предложения, поступившие от должника, внимание не обращалось, поскольку считалось, что должник не может предложить кредиторам больше выгод, чем в результате судебного раздела его имущества в установленном порядке[43]. Голосование по сделке производилось в каждом классе отдельно и лишь в том случае, если большинство кредиторов в каждом классе проголосовали за заключение сделки, она может быть утверждена судом. Если же какой-либо класс не набрал нужного количества голосов, сделка заключается только с теми классами, которые проголосовали за заключение сделки, или не заключается вовсе.

Следующим законодательным актом Пруссии, регулирующим отношения несостоятельности, был Конкурсный устав 1855 года. С его принятием претерпели изменения нормы о порядке заключения мировых сделок. Уставом 1855 года отменялось старое правило о необходимости делать предложение о заключении мировой сделки исключительно третьим лицом. Заключить мировую сделку можно было на ранней стадии судебного процесса. Решение о заключении мировой сделки принималось необеспеченными кредиторами, кредиторы же, чьи требования к должнику были обеспечены, могли участвовать в голосовании, если отказывались от своих преимущественных прав. Сделка, принятая кредиторами, направлялась на утверждение в суд, решение которого могло быть обжаловано в апелляции или кассации.

Мировая сделка была обязательна для всех кредиторов, как для тех, что участвовали в конкурсе, так и для тех, что в конкурсе не участвовали и чьи требования еще не были заявлены. Конкурсным уставом также были предусмотрены условия, при которых мировая сделка признавалась недействительной, как-то: вступивший в силу уголовный приговор в отношении должника, заявление кредитора об обманных или мошеннических действиях должника. Мировая сделка прекращала конкурсный процесс, а в случае признания ее недействительной, процесс возобновлялся.

С объединением Г ермании возникла потребность в новом общегерманском законодательстве о банкротстве, поскольку на разных территориях действовало разное законодательство о банкротстве, что было весьма неудобно и затрудняло торговый оборот.

В 1877 году был обнародован, а 1879 году вступил в силу новый общегерманский конкурсный устав (Konkursordnung). Конкурсный устав был введен в действие во время, когда господствовали идеи экономического либерализма. Свободная конкуренция между хозяйствующими субъектами должна решить кто из них преуспеет, а кто будет вынужден прекратить свое дело[44]. Поэтому конкурсный устав 1877 года практически не содержал каких- либо процедур, которые содержали в себе реабилитационную направленность. Лишь в 1935 году был принят закон о мировых сделках, позволивший заключать их между должником и кредиторами.

По конкурсному уставу обеспеченные кредиторы были наделены очень большими полномочиями по контролю за должником, поскольку для них ликвидация должника является более предпочтительным исходом, чем продолжение его деятельности как действующего и работающего предприятия1. Поэтому реабилитационный исход дела о банкротстве был очень большим исключением.

Несмотря на то, что конкурсный устав 1877 года действовал вплоть до принятия нового закона о несостоятельности (InsolvenzOrdnung) в 1999 году, у него имелись существенные недостатки. Например, каждое третье из четырех дел о несостоятельности не открывалось, поскольку у должника не хватало имущества на покрытие процессуальных расходов, а 10% открывшихся дел прекращались немедленно после открытия. Большинство несостоятельных юридических лиц попросту ликвидировались. Если дело доходило до распределения конкурсной массы, то средний процент возврата средств для необеспеченных кредиторов составлял 5% и только в отношении 1% дел заключалось мировое соглашение[45] [46].

Вместе с этим необходимо отметить и положительные, на наш взгляд, положения конкурсного устава, которые благоприятно влияют на эффективность конкурсного процесса, речь в первую очередь идет о равенстве правового положения обычных кредиторов (физических и юридических лиц) с одной стороны и государства и его институтов, с другой стороны, это касается в том числе фискальных обязательств и налогов[47]. Для своего времени подобное положение было весьма передовым, если сравнивать с российским законодательством, у требований государства (уполномоченных органов) до сих пор имеется определенные преимущества

по сравнению с требованиями конкурсных кредиторов1.

Закон о несостоятельности, принятый в 1999 году, именуемый InsolvenzOrdnung, на первый взгляд тоже может показаться не направленным на реабилитацию должника, но это лишь на первый взгляд. Да, система несостоятельности в Германии осталась та же - прокредиторская, но немецкий законодатель понял, что гораздо большую компенсацию кредиторы могут получить, если им будет дана возможность прийти к соглашению с должником. Это соглашение может быть разнонаправленным: оно может предусматривать условия восстановления должника или порядок его реорганизации, или особый способ его ликвидации (с более высоким уровнем возврата средств кредиторам). Такое соглашение именуется конкурсным планом, подробнее описанный во второй главе.

Завершая анализ эволюции правового регулирования несостоятельности в западных странах необходимо отметить, что передовые западные правопорядки особенно «заботятся» о благополучии предприятий, поскольку крах некоторых из них «может повлечь за собой серьезные негативные последствия для экономики страны, сравнимые с последствиями стихийных бедствий или социальных потрясений»[48] [49].

Законодательство России.

Первой полноценной реабилитационной процедурой, урегулированной законодательством России, так же, как и в средневековой Италии, было мировое соглашение. Впервые оно появилось в Уставе о банкротах 1800 года. Однако зарождение данного института можно проследить еще в Русской правде. Так, согласно статье 68 Карамзинского списка[50] купец, который не может платить по долгам по причинам, от него не зависящим

(был ограблен в пути, товар пострадал от огня или воды), не попадает в рабство, «закон ограждает его от кредиторов, которые настаивали на исполнении обязательств, купцу предоставлялось право выплачивать долги с рассрочкой»1. В то же время в отношении виновного должника также была возможна отсрочка в выплате долга, только решение о предоставлении отсрочки принимали кредиторы. Если в первом случае предоставление отсрочки происходит в силу императивности закона, то во втором - решение принимают сами кредиторы, и хотя информации о порядке проведения данной процедуры у нас нет, именно в этом случае отсрочка в выплате напоминает мировое соглашение по причине наличия двух схожих признаков мирового соглашения: 1) рассрочка платежей; 2) принятие решения кредиторами.

Некое сходство с данной процедурой можно выявить в отношении обычая, распространенного в Риме. Император мог предоставить отсрочку в выплате долгов ходатайствующему должнику. Во времена Юстиниана императорская отсрочка предоставлялась, если большинство кредиторов находило просьбу об отсрочке достойной удовлетворения.[51] [52]

Следующим правовым актом, в котором можно проследить генезис реабилитационных процедур, был Судебник 1497 года, который в статье 55 содержит измененную норму, схожую по содержанию со статьей 68 Русской правды. Во-первых, в отношении виновного купца теперь нельзя заключить мировое соглашение, а он сам поступает в холопство до отработки или уплаты долга. Поэтому исчезает такой элемент как согласие кредиторов на заключение сделки, теперь отсрочку можно получить только в случае, прямо предусмотренном в законе. Во-вторых, появляется неизвестный Русской правде порядок, согласно которому отсрочка может быть выдана только после расследования боярином всех обстоятельств дела и установления, что несостоятельность произошла в силу независящих от должника причин, и только после этого должнику выдавалась полетная грамота.1 Вышеуказанная отсрочка предоставляется от имени великого князя, что в некоторой степени напоминает предоставление отсрочки от имени императора в Риме (как указано выше) и средневековыми французскими lettres de repit, выдававшимися от имени короля[53] [54].

Далее в течение длительного времени правовое регулирование несостоятельности развивалось не так быстро, как в Европе, и, как следствие, развитие реабилитационных процедур тоже приостановилось.

Только c принятием Устава о банкротах 1800 года положение дел изменилось. И в первую очередь, как это уже было сказано выше, появилась первая полноценная реабилитационная процедура - мировое соглашение, которое именовалось вольной сделкой.

Устав различал два вида подобных сделок: сделки, заключаемые до разбирательства в суде, и сделки, заключаемые во время процесса, из чего можно сделать вывод, что данные сделки могли быть заключены как под контролем суда, так и без такового. Согласно статьям 152 и 153 Устава о банкротах 1800 года сделки, заключенные во время процесса, были более регламентированы, требований закона к ним предъявлялось больше, они «должны быть весьма обстоятельны, с прописанием всех долгов и прочего, а также письменным уведомлением кураторов и публикацией в газетах»[55]. К сделкам, заключенным вне конкурса, подобные требования не предъявляются, не считая, конечно, общих правил, касающихся сделок в целом. В дальнейшем мировые сделки, заключенные до разбирательства в суде, были признаны недействительными Сенатом. Для должника и кредиторов подобные сделки стали необязательными, хотя и были

прописаны в законе1.

При заключении сделки согласие кредиторов на ее совершение должно быть единогласным, т.е. ситуаций, когда меньшинство связано решением большинства, не возникало. Более того, на банкрота возлагалась обязанность предусмотреть в вольной сделке права всех кредиторов, в том числе и отсутствующих, иначе с должником поступали как со злостным банкротом.[56] [57]

Устав о банкротах 1800 года достаточно хорошо для своего времени описывает процедуру заключения мирового соглашения, несмотря на тот факт, что детальное регулирование мировых сделок было оставлено на волю судебной практики. Однако «с течением времени обнаружились в этих правилах [Устава о банкротах, - прим. автора] разные неудобства и недостатки, во избежание которых и было принято решение издать новый устав»[58], который был принят в 1832 году и носил имя Устав о несостоятельности. Уставом было дано развитие правовому регулированию мировых сделок, положения о каких-либо иных реабилитационных процедурах в нем не содержатся, а описанию и регламентации мировых сделок было посвящено всего пять статей, которые устанавливали лишь основы регулирования.

Уставом предусмотрено, что мировые сделки, заключенные с частью кредиторов за шесть месяцев до открытия несостоятельности, и которые приносят вред другим кредиторам, ничтожны. Закрепление данного положения было необходимо для защиты кредиторов, не участвовавших в мировой сделке, поскольку результатом подобного мирового соглашения могло стать преимущественное удовлетворение части кредиторов.

Уже в те времена в доктрине высказывались предложения о необходимости признания недействительными не только подобных мировых сделок, но и всех других сделок, в результате которых до объявления несостоятельности имущество должника переходит к части кредиторов, тем

самым предоставляя им преимущественное удовлетворение1.

Мировые сделки считались действительными, если за них на общем собрании проголосовало 3/4 кредиторов по сумме претензий и в последующем они были одобрены коммерческим судом. Сделка могла быть заключена в любое время до принятия окончательного решения по делу о банкротстве должника[59] [60]. При возникновении ситуации, когда кто-либо из кредиторов не согласен на мировую сделку, ему необходимо было письменно изложить свое мнение на общем собрании и передать в суд. Если мировая сделка заключена, конкурс прекращается[61]; она обязательна для всех кредиторов, в том числе тех, которые не были согласны на ее заключение. Мировая сделка не уничтожает те требования, которые в конкурс включены не были.

Законодательством вносились определенные ограничения на применение мировой сделки: их нельзя было заключить при банкротстве кредитной организации[62].

На этом нормы, регулирующие мировую сделку, заканчиваются, большая часть неурегулированных вопросов, как и в предыдущем уставе, была оставлена на усмотрение практики. Например, предложение о мировой сделке должно быть сделано самим должником либо его представителем[63], мировые сделки не утверждались при наличии злонамеренного банкротства[64] или суд мог не принимать во внимание голоса кредиторов, высказавшихся за заключение сделки, и чьи требования обеспечены залогом[65].

Следующим документом, регулирующим нормы о несостоятельности, был Устав судопроизводства торгового 1832 года. Он вобрал в себя положения Устава о несостоятельности и был дополнен новыми нормами. В 1836 году было принято Положение об учреждении администрации по делам о торговой несостоятельности1, также вошедшее в состав Устава судопроизводства торгового. Данное положение предусматривало введение новой реабилитационной процедуры - администрации по делам торговым, которая является прообразом современного внешнего управления.

Законом предусматривались два вида администраций: частная и формальная. Суть их различия состоит в формулировке Устава, который разрешает заключение частной сделки между должником и кредиторами, в результате которой будет разрешена рассрочка и некоторые кредиторы примут участие в управлении делами должника, а также формальной сделки, более урегулированной и применимой только по отношению к обширным коммерческим и фабричным предприятиям.

Частная сделка по открытию администрации могла быть применена к любому должнику, независимо от места его нахождения, обширности предприятия и размера его дефицита[66] [67]. Подобная частная сделка, по своему содержанию очень похожа на мировое соглашение с новыми полномочиями кредиторов, которые могут принимать участие в управлении делами должника. При утверждении такой сделки содержится ограничение на вступление должника в новые коммерческие дела. Для учреждения частной администрации не нужно принятие решения судом по этому вопросу, поскольку в ее основе содержатся исключительно договорные отношения. Поэтому частная администрация обязательна лишь для тех кредиторов, которые на нее согласились. Для тех кредиторов, которые не принимали участие в сделке, законом предоставлено право требовать объявления должника несостоятельным.

Формальная администрация могла применяться только при удовлетворении следующих требований: 1) предприятие является обширным или фабричным и находится «в столицах и городах, где находятся биржи»1; 2) устанавливается только по ходатайству кредиторов; 3) дефицит предприятия не должен превышать 50%; 4) баланс предприятия-должника должен быть проверен биржевым комитетом, который делегирует шести купцам право вынести решение о допустимости учреждения администрации, при этом купцы не должны быть кредиторами должника. Решение купцов сообщается биржевому комитету, который доводит до сведения коммерческого либо окружного суда его содержание. Суд проверял правильность соблюдения формальных требований для учреждения администрации.

Формальная администрация всегда являлась обязательной для всех кредиторов, поэтому те кредиторы, которые не были согласны на ее учреждение, уже не имели права объявить должника несостоятельным. Возобновление конкурсного производства возможно только по требованию большинства в 2/3 кредиторов по сумме претензий.

Прекратить администрацию также могли администраторы, которые избирались кредиторами. Администраторов уполномочивали особым актом, который содержал решение об их назначении, их полномочия и план действий по администрации. На период действия администрации руководитель должника отстранялся от управления[68] [69].

Еще одним основанием прекращения администрации можно закономерно назвать восстановление платежеспособности должника.

Факт применения аналога внешнего управления в России делает законодательство о банкротстве того периода весьма передовым, по сравнению с аналогичным законодательством западных стран, где к должнику преимущественно применялись такие меры, как

предупредительная мировая сделка или судебная ликвидация, которые также были известны российскому законодательству1. Возможно, это было связано с тем, что рыночные отношения в России развивались недостаточно стабильно, и поэтому законодатель пришел к выводу, что большим предприятиям, которые могут испытывать временные трудности и не успевать платить по долгам в срок, необходимо помочь, позволив профессиональным администраторам вывести предприятие из финансовых трудностей. Однако несмотря ряд достоинств, «администрация имела ограниченный характер, сфера ее применения ограничивалась лишь коммерческими и фабричными предприятиями, которые имели стратегическое значение, либо для отдельной территории, либо для страны в целом. Это позволяет сделать вывод, что представленные должникам льготы вызывались не снисходительностью, а скорее соображениями финансовой политики, стремлением поддержать отечественную торговлю»[70] [71].

У российского дореволюционного законодательства о банкротстве был большой потенциал, однако он был утрачен в период Советской власти. Но это произошло не сразу. В период НЭПа были приняты новые нормы, регулирующие процесс банкротства, которые также содержали передовые позитивные нововведения в сфере банкротства и в реабилитационных процедурах.

Определенный застой в регулировании несостоятельности произошел после Октябрьской революции: антикапиталистическими лозунгами большевики пытались устранить все, что напоминало о старом строе. Не осталось в стороне и банкротство. Поскольку теоретиками марксизма- ленинизма отрицались частная собственность и рыночные отношения, то и отношения несостоятельности представляли собой пережиток капиталистического строя.

Однако в связи с введением НЭПа вновь появились рыночные

отношения и конкуренция, а вместе с ними их неизбежный спутник - несостоятельность субъектов предпринимательской деятельности. В первую половину 20-х годов прошлого столетия продолжало применяться дореволюционное законодательство1. Применялось старое законодательство достаточно долго, несмотря на то, что в Гражданском кодексе РСФСР 1922[72] [73] года содержались нормы, посвященные регулированию

несостоятельности. Лишь 28 ноября 1927 года были введены поправки в ГПК РСФСР 1923 года[74], детально регулирующие отношения несостоятельности. Кодексом были предусмотрены две реабилитационные процедуры: мировая сделка и особое управление.

Согласно статье 353 ГПК РСФСР 1923 г. особое управление - это процедура, которая применялась в отношении «торговых и промышленных предприятий, сохранение которых связано с интересами государства при неспособности их к платежу в целях сохранения предприятия и восстановления его дел»[75]. Кодексом термин «особое управление» понимается в двух смыслах: как процедура несостоятельности, а также как орган, который управляет предприятием, во время действия этой процедуры. Прослеживается определенная аналогия данной процедуры с

дореволюционной администрацией, однако у нее есть свои отличительные характеристики.

Особое управление утверждается на основании ходатайства уполномоченного органа, которому впоследствии и подчиняется. В ходатайстве должны быть отражены план постепенного погашения требований кредиторов, а также кандидаты в члены особого управления. Данная процедура не могла быть введена в случае, если: 1) несостоятельность предприятия уже объявлена; 2) предприятие не погасило требования по заработной плате рабочим и служащим, а также другие требования рабочих и служащих, вытекающие из законодательства о труде; 3) не получено согласие на отсрочку или рассрочку долгов по государственным налогам и сборам и по социальному страхованию Народного комиссариата финансов или Народного комиссариата труда1.

После утверждения особого управления к нему переходит управление обществом. Если должником является акционерное общество или товарищество с ограниченной ответственностью, то на все время действия особого управления полномочия общего собрания приостанавливаются. По претензиям, возникшим до учреждения особого управления, запрещается арест и принудительное исполнение, кроме требований по заработной плате рабочих и служащих, а также иных требований рабочих и служащих, вытекающих из законодательства о труде. Данная норма впервые в России закрепляет мораторий на удовлетворение требований кредиторов, что весьма значительно улучшает положение должника, позволяя более эффективно сосредоточиться на мерах по восстановлению. Зачатки моратория на удовлетворение требований кредиторов были и в дореволюционной администрации, но законодательно мораторий закреплен не был, и его применение зависело от усмотрения суда[76] [77].

Претензии кредиторов удовлетворяются в соответствии с планом, который был принят судом при утверждении особого управления. Окончание особого управления возможно при удовлетворении требований кредиторов либо при представлении государственного органа, который контролирует особое управление. Представление государственного органа инициирует конкурсный процесс.

Второй процедурой, традиционно присутствующей в законодательстве о банкротстве является мировая сделка. ГПК РСФСР установлено ограничение по применению мировой сделки: она могла применяться только к государственным предприятиям, смешанным акционерным обществам и кооперативным организациям.

Кодексом были предусмотрены определенные изменения в правовом регулировании мировых сделок, например, изменилась очередность удовлетворения требований кредиторов (сначала удовлетворяются требования государственных предприятий и учреждений, только после - остальные требования). Причиной этого можно назвать идеологическую составляющую того времени.

Основные свойства мировой сделки, по своей сути института диспозитивного, сохранены. Согласно статье 383 ГПК РСФСР сами кредиторы, а не государственный орган, принимают решение по сделке, для чего необходимо решение 2/3 кредиторов по сумме претензий, в том числе большинство кредиторов с государственным и кооперативным капиталом. Таким образом, мировая сделка не считалась заключенной, если за нее не проголосовало более половины кредиторов, представленных государственными или смешанными предприятиями и акционерными обществами, а также кооперативными организациями.

Законом не было определено. кто из участников процесса банкротства мог ставить вопрос о возможности заключения мировой сделки. Текст ГПК РСФСР ограничен положением о том, что правление должника может заключить с большинством кредиторов мировую сделку. При буквальном толковании данной нормы предложение о сделке должен сделать должник, а при расширительном - предложение может исходить и от кредиторов[78].

ГПК РСФСР устанавливал гарантию кредиторам, которые выступали против заключения мировой сделки: к ним не могли быть применены условия удовлетворения худшие, чем для согласившихся на мировую сделку

кредиторов, претензии которых отнесены к тем же разрядам.

Мировую сделку было нельзя совершить в отношении требований по заработной плате рабочих и служащих и других платежей, вытекающих из положений законодательства о труде, а также требований государственных и местных органов по уплате налогов. Однако кодексом было позволено совершать мировую сделку в отношении претензий Г осбанка Союза ССР по его кредитным операциям.

Мировая сделка должна быть заключена в письменной форме, она вступает в силу после утверждения ее судом. При этом правление предприятия-должника обязано предоставить суду само мировое соглашение, а также заверенные его подписью баланс предприятия и реестр кредиторов с указанием суммы задолженности. Вместе с тем мировая сделка может быть оспорена, если должник неправильно указал свое имущество в балансе, представленным кредиторам или суду, и это привело к убыткам кредиторов.

В случае если должник будет объявлен несостоятельным до выполнения мировой сделки, то требования кредиторов, по которым была произведена скидка на основании мировой сделки, в неудовлетворенной их части восстанавливаются в своем полном размере.

Советские законы о несостоятельности были чрезмерно регламентированы, в чем были и плюсы, и минусы. Передовым для своего времени его делало ярко прослеживаемая социальная направленность: в первую очередь удовлетворялись требования по зарплате и алиментам и только после них требования частных лиц и учреждений[79]. В частности, был закреплен запрет на включение в мировую сделку требований по заработной плате рабочих и служащих и других платежей, вытекающих из положений законодательства о труде. Особое управление не могло быть утверждено, если не были погашены требования по заработной плате рабочим и служащим, а также другие требования рабочих и служащих, вытекающие из законодательства о труде. В то же время законодательство о

несостоятельности периода НЭПа защищало в первую очередь общественные интересы и общий хозяйственный результат, существенно ограничивая права кредиторов, которые практически отстранены от участия в конкурсном процессе1.

После завершения НЭПа необходимость в правовом регулировании несостоятельности отпала, по причине отхода от рыночного регулирования экономики. Необходимость регулирования отношений несостоятельности вновь возникла после распада СССР.

Первым законодательным актом, регулирующим процедуры несостоятельности, был президентский указ от 14.06.1992 № 623 «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применения к ним специальных процедур»[80] [81]. Данный указ действовал до принятия полноценного закона о банкротстве и в самых общих чертах описывал процедуры несостоятельности. Указом, несмотря на его краткость, ограниченность и временный характер, были предусмотрены реабилитационные процедуры, среди которых можно назвать независимое управление, при котором предприятие-должник передавалось в управление сторонним физическим и юридическим лицам на срок от 6 до 18 месяцев для восстановления его финансового положения. В случае если по итогам конкурса на независимое управление не определен победитель, предусматривается введение прямого управления. Прямое управление заменяет собой независимое и вводилось на срок от 3 до 12 месяцев, в течение которого предприятием управлял административный управляющий. Также имеется упоминание о мировом соглашении, однако какая-либо регламентация данной процедуры отсутствует.

Однако законодатель понимал, что регулирование несостоятельности явно недостаточно, в связи с чем 19 ноября 1992 года был принят закон «О

несостоятельности (банкротстве) предприятий»1 (далее по тексту - закон 1992 года). Законом 1992 года было предусмотрено три процедуры, целью которых было восстановление положения должника: внешнее управление имуществом, санация (закон их объединят вместе, и именует реорганизационными процедурами) и мировое соглашение.

В соответствии со статьей 12 закона 1992 года внешнее управление имуществом может быть введено по ходатайству должника или кредитора, поданного в арбитражный суд, при «наличии реальной возможности восстановить платежеспособность предприятия - должника с целью продолжения его деятельности путем реализации части его имущества и осуществления других организационных и экономических мероприятий»[82] [83]. В рамках проведения внешнего управления имуществом управляет предприятием арбитражный управляющий. Данная процедура может вводиться на срок, не превышающий 18 месяцев. Внешнее управление имуществом вводило мораторий на удовлетворение требований кредиторов.

Законом 1992 года предусмотрено принятие решения по вводу внешнего управления на усмотрение суда, а кредиторы отстраняются от принятия решения по этому вопросу, что, на наш взгляд, весьма разумно. Принимать решение о введении внешнего управления должен суд, как орган независимый. В то же время кредиторы не отстранены от управления в ходе внешнего управления - они уполномочены утверждать план внешнего управления. Если кредиторов, не согласных на введение внешнего управления, окажется большинство, они могут голосовать против утверждения плана внешнего управления, и в этом случае суд будет вынужден принять решения о вводе конкурсного производства. Таким образом, интересы кредиторов и общественные интересы по восстановлению должника уравновешиваются.

Восстановление платежеспособности должника в рамках проведения этой процедуры проводилось путем реализации части его имущества и осуществления других организационных и экономических мероприятий, которые более подробно в законе не раскрывались, поэтому внешнее управление имуществом должника представляло собой мероприятие, осуществляемое за счет внутренних резервов должника[84].

Завершается внешнее управление по заявлению арбитражного управляющего либо, в случае отмены внешнего управления арбитражным судом, после неодобрения плана внешнего управления собранием кредиторов.

В результате применения новой реабилитационной процедуры - санации - должнику будет оказана финансовая помощь собственником или иными лицами. По сути, в ходе данной процедуры сторонние лица будут иметь возможность вложить средства в несостоятельное юридическое лицо, однако законом не предусмотрено каких-либо мер, побуждающих сторонние организации оказывать эту финансовую помощь. За исключением собственника предприятия, кредиторов и его работников больше никто не заинтересован в проведении санации, однако при ситуации, в которой оказывается несостоятельное предприятие, никто из перечисленных лиц не будет вкладываться в должника: собственник - потому что уже вложил все деньги, кредиторы - потому что утратили доверие к должнику, а у работников может просто не хватить средств, поэтому эффективность данной процедуры, на наш взгляд, была сомнительна. Вводилась данная процедура на срок не более 18 месяцев, она не могла быть введена повторно, если менее чем 36 месяцев назад было подано заявление о возбуждении производства по делу о банкротстве.

Уделено место регулированию мирового соглашения, во многом повторяя дореволюционные правовые акты. Мировое соглашение может быть заключено на любой стадии конкурсного процесса в отношении любых

требований, кроме требований по возмещению вреда жизни и здоровью, заработной платы, а также по обязательным платежам в бюджет и внебюджетные фонды, при согласии 2/3 кредиторов по сумме требований.

Предусмотрены нормы о процедуре судебного утверждения мирового соглашения. Для этого, должнику, во-первых, необходимо направить в арбитражный суд мировое соглашение, бухгалтерский баланс либо заменяющие его бухгалтерские документы, список кредиторов с указанием их адресов, а также суммы долга, справку о сумме долга по требованиям, на которые соглашение не распространяется. Во-вторых, обязательно заслушивание арбитражным судом каждого кредитора, возражающего против утверждения мирового соглашения. Также возведено в закон требование о том, что в течение двух недель после утверждения мирового соглашения арбитражным судом кредиторы должны получить удовлетворение своих требований в размере не менее 35 процентов суммы долга. Размер удовлетворения требований возрастает с увеличением рассрочки платежей и определяется соглашением сторон. С учетом того, что мировое соглашение по своей природе диспозитивно, положение о возврате 35% суммы долга, представляется ненужным ограничением для сторон, которые могут самостоятельно определить целесообразность и обоснованность скидки, отсрочки или рассрочки по долгу.

Мировое соглашение может быть признано недействительным по иску любого из кредиторов, если должник неверно указал свое имущество в бухгалтерском балансе. Помимо этого основания расторжение мирового соглашения возможно в случае: 1) невыполнения мирового соглашения; 2) продолжающегося ухудшения финансового состояния должника; 3) совершения должником действий, наносящих ущерб правам и законным интересам кредиторов. Расторжение мирового соглашения влечет за собой восстановление производства по делу о несостоятельности.

Законом 1992 года был заложен принцип неоплатности в качестве

критерия несостоятельности, что породило массу злоупотреблений со

47

стороны должников. При поддержке уровня задолженности чуть меньше чем уровень активов у должника имелась возможность не исполнять обязательства, поскольку судом он будет признан платежеспособным1. В доктрине отмечается, что закон 1992 года имел много противоречий, пробелов и неточностей, что на практике вызывало определенные трудности при его применении[85] [86].

Устранить имевшиеся недостатки был призван новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»[87] (далее по тексту- закон 1998 года), где было дано четкое определение несостоятельности, и в качестве критерия несостоятельности применялся принцип неплатежеспособности. В целом, законодатель очень ответственно подошел к своей работе при разработке данного закона и очень детально регулировал процедуры несостоятельности. Несмотря на весьма короткое время его применения, этот закон можно по праву назвать экспериментальным, поскольку он выявил проблемы и недостатки в правоприменении несостоятельности, которые были устранены в действующем Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» [88].

Законом 1998 года было предусмотрено две реабилитационные процедуры: мировое соглашение и внешнее управление (которое также называлось судебной санацией). Санация по смыслу закона о банкротстве 1992 года, больше не являлась процедурой банкротства, она была закреплена в качестве меры по предупреждению банкротства и называлась досудебной санацией.

По общему правилу, внешнее управление вводилось арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов, но законом 1998 года были предусмотрены и иные случаи, когда было возможно инициирование указанной процедуры. Срок, на который вводится внешнее управление, не должен превышать 12 месяцев, законом предусматривалась возможность его продления на 6 месяцев.

В рамках внешнего управления были заложены такие возможности внешнего управляющего, как возможность отказа от исполнения договора и признание сделки недействительной по заявлению внешнего управляющего. Данные возможности были усовершенствованы в действующем законе о банкротстве.

Утверждение внешнего управления влекло за собой следующие последствия: отстранение руководства должника от управления, ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов прекращают действие, аресты на имущество должника могли быть наложены только в рамках дела о банкротстве, мораторий на удовлетворение требований кредиторов.

Г лавным документом внешнего управления является его план, который должен быть утвержден большинством членов собрания кредиторов. План внешнего управления должен содержать меры по восстановлению платежеспособности должника и срок восстановления предприятия. Законом предусмотрен открытый перечень мер по восстановлению

платежеспособности должника, которые могут быть использованы в плане. Следует отметить, что закон 1998 года объединил в себе потенциал санации и внешнего управления имуществом - процедур, действовавших в рамках предыдущего закона. Теперь восстановление платежеспособности должника стало возможно осуществлять за счет привлечения внешних финансовых ресурсов, например, при исполнении обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия или третьими лицами[89].

По итогам внешнего управления либо при наличии оснований для его досрочного прекращения общему собранию кредиторов предоставляется отчет. Законом предусмотрен ряд вопросов, требующих обязательного включения в этот документ.

Параллельно с предоставлением отчета внешний управляющий выносит на повестку дня общего собрания кредиторов один из следующих вопросов: прекращение внешнего управления в связи восстановлением платежеспособности должника, заключение мирового соглашения, продление срока внешнего управления, прекращение внешнего управления или открытие конкурсного производства. По итогам изучения данного документа, общее собрание кредиторов принимает одно из вышеназванных решений. Вслед за этим отчет внешнего управляющего и протокол общего собрания кредиторов направляются в арбитражный суд для утверждения.

Суд утверждает отчет, если платежеспособность должника восстановлена, в ином же случае - отказывает в утверждении. В обоих случаях суд выносит определение; также возможно вынесение определений о продлении внешнего управления либо об утверждении мирового соглашения. После утверждения отчета арбитражным судом прекращается производство по делу о банкротстве, и начинаются расчеты с кредиторами.

Касательно мирового соглашения, то в новом законе более подробно освещались вопросы его применения. Для принятия решения о заключении мирового соглашения теперь необходимо не только большинство голосов конкурсных кредиторов, но и все голоса кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом. Мировое соглашение не может быть заключено, если не были погашены требования кредиторов первой и второй очереди (работников и граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью), т.е. была продолжена практика их особой защиты[90].

Законом определено, какие положения подлежат обязательному включению в текст мирового соглашения. К ним, в частности, относятся положения о размерах, порядке и сроках исполнения обязательств должника и (или) о прекращении обязательств должника предоставлением отступного, новацией обязательства, прощением долга либо иными способами.

В течение пяти дней после заключения мирового соглашения оно должно быть представлено в суд для утверждения, после чего производство по дело о банкротстве прекращается. Закон 1998 года отменил требование предыдущего закона о необходимости погашения 35% процентов требований по мировому соглашению в первые две недели со дня его утверждения.

Следует также отметить, что закон закрепил основания для отказа в утверждении мирового соглашения, к которым отнесены неисполнение обязанности по погашению задолженности кредиторов первой и второй очереди, несоблюдение формы мирового соглашения, ущемление прав третьих лиц и т.д.

Если мировое соглашение содержит условия, предусматривающие преимущества для отдельных кредиторов или ущемление прав и законных интересов отдельных кредиторов, или если исполнение мирового соглашения может привести должника к банкротству, а также при наличии иных оснований недействительности сделок, предусмотренных гражданским законодательством Российской Федерации, мировое соглашение может быть признано недействительным. В этом случае производство по делу о банкротстве возобновляется.

В целом законодатель очень серьезно подошел к разработке закона 1998 года, но он также не был лишен существенных недостатков, в частности в особую проблему выделилась ситуация с недружественными поглощениями в процессе банкротства, иными словами проблема передела собственности. На недостатки закона дважды указывалось в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, где процесс банкротства предлагалось сделать более прозрачным и невосприимчивым к

коррупции1.

Изменилось законодательство, были приняты Гражданский процессуальный кодекс[91] [92], Арбитражный процессуальный кодекс[93], вносились многочисленные поправки в налоговое законодательство, нуждалось в изменении и законодательство о банкротстве, в связи, с чем 26 октября 2002 года был принят действующий Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» (далее по тексту - закон о банкротстве).

Вышеизложенное позволяет сделать следующие основные выводы:

1. Первой реабилитационной процедурой была мировая сделка (соглашение) и появилась она в итальянских городах-государствах. Зарождение этого института, в виде отсрочки по выплатам, прослеживаются уже в законах Юстиниана, а на Руси - в Русской правде.

2. Дореволюционная российская реабилитационная процедура администрация появилась в 1836 году и была второй урегулированной реабилитационной процедурой. Процедура является аналогом современного внешнего управления и предусматривала основное отличие от мировой сделки - отстранение коммерсанта от управления делами. Было возможно введение администрации как в судебном процессе несостоятельности, так и в виде внесудебной сделки.

3. Раннесоветское законодательство о несостоятельности также содержало большое количество нововведений в области реабилитации, впоследствии заимствованных другими странами. Был закреплен запрет на заключение мировой сделки, если требования по заработной плате рабочих и служащих и других платежей, вытекающих из положений законодательства о труде не были удовлетворены. Также особое управление не могло быть утверждено, если не были погашены требования по заработной плате

рабочим и служащим, а также другие требования рабочих и служащих, вытекающие из законодательства о труде.

4. И дореволюционное, и советское законодательство о несостоятельности в части реабилитационных процедур, всегда было направленно на восстановление платёжеспособности должника, в то время как в США, например, реабилитация была направлена на сохранение предприятия (бизнеса). На ранних этапах это осуществлялось путем передачи предприятия в собственность кредиторам. Современные российские реабилитационные процедуры также в большей мере направлены на восстановление платежеспособности должника, хотя уже содержат некоторые мероприятия (подробно рассмотренные далее), направленные на сохранение бизнеса.

5. Сложившееся в российской доктрине мнение о малоэффективности реабилитационных процедур, основывается на статистике их применения в России, но дело все в том, что за рубежом реабилитационные процедуры, во - первых, применяются гораздо чаще, во-вторых, их результативность существенно выше. Этот фактор стимулирует и дальше изучать реабилитацию и вводить новые перспективные законодательные разработки, позволяющие сохранить предприятие.

Ценность такой цели реабилитационных процедур, как сохранение

предприятия и ценность максимального удовлетворения требований

кредиторов как основной цели процесса несостоятельности сопоставимы.

Эти две разнонаправленные цели могут и должны быть объединены, когда у

должника есть в собственности предприятие. Стоит отметить, что в развитых

западных странах существует тенденция увеличения ценности предприятия,

а значит и реабилитационных процедур. Она затрагивает даже такие типично

прокредиторские страны как Великобритания и Г ермания.

Реабилитационные процедуры предлагают наиболее оптимальное

соотношение частных и публичных интересов, поэтому увеличение практики

их применения и соответственное уменьшение процента применения

53

процедур является естественным и неизбежным.

ликвидационных

1.2.

<< | >>
Источник: МАЛИКОВ АЙВАР ФАНИЛЕВИЧ. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РЕАБИЛИТАЦИОННЫХ ПРОЦЕДУР НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Эволюция правового регулирования реабилитационных процедур.:

  1. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  2. Оглавление
  3. Введение.
  4. Эволюция правового регулирования реабилитационных процедур.
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -