<<
>>

2. Воля и волеизъявление как критерий формирования организационного единства

Признаку организационного единства юридического лица в цивилисти- ческой литературе уделялось значительное внимание1. Вместе с тем ряд вопросов, имеющих не только теоретическое, но и большое практическое значение, остался в стороне от научного исследования.

К ним относится проблема волеобразования и волеизъявления юридического лица как кри­териев формирования конструкции его организационного единства.

Представители множества теорий возникновения юридического лица по-разному объясняли такие специфические, присущие только физическо­му лицу категории, как волеобразование и волеизъявление организации. Так, С. Н. Суворов, разделяя теорию реальности юридического лица, вме­сте с тем считал, что следует различать тех, кто образует волю, чья воля и есть воля юридического лица, от органов в тесном и собственном смысле, которые лишь исполняют волю[135] [136].

С. Н. Братусь утверждал, что вырабатываемая при осуществлении дея­тельности юридического лица воля — это не только воля органов, то есть живых людей, но и воля целого, воля организации, признанной государст­вом самостоятельной юридической личностью. Более того, он полагал, что воля органов - это воля юридического лица[137].

«Не только действия органов, но и действия рабочих и служащих, - ут­верждает Е.А. Флейшиц, - являются действиями самого юридического ли­ца. Вне этих действий нет и деятельности юридического лица»[138]. В качестве одного из сторонников этой теории выступал В.П. Грибанов. Он исходил из того, что за государственным юридическим лицом стоят те, кто опреде­ляет и формирует его волю, кто осуществляет деятельность юридического лица, за чьи действия оно несет ответственность[139].

Б. Б. Черепахин, анализируя категорию волеобразования и волеизъяв­ления юридического лица, пришел к выводу о том, что эту проблему сле­дует рассматривать через призму деятельности всего юридического лица в целом; деятельности каждого участника организации и сделочные воле­изъявления юридического лица, которые могут исходить только от его органов.

Кроме того, Б.Б.Черепахин отделил волеобразование от волеизъявле­ния. В последнем, по его мнению, участвует весь коллектив, а в первом часть его (в государственных организациях - только организация)1. Эта по­зиция была подвергнута критике. Так, Т.И. Илларионова справедливо от­мечает, что недопустимо противопоставлять волеобразующий коллектив остальному коллективу. Однако она говорит о воле юридического лица не как о регуляционном процессе, а только как о результате волевых усилий членов коллектива и даже включает интеллектуальные моменты - осозна­ние возможностей коллектива, предвидение последствий деятельности[140] [141].

Ю. К. Толстой считает, что ответ на этот вопрос должен быть сугубо конкретен и формулироваться с учетом того, кто именно в данном юриди­ческом лице оказывает решающее влияние на образование и выражение его воли. По его мнению, это может быть и влиятельная финансово­промышленная группа, которая является держателем контрольного пакета акций, и управленец, который навязывает свою волю участникам юриди­ческого лица, и те, кто принимает решения в совете директоров, и иные субъекты. Анализируя процесс образования и выражения воли юридиче­ского лица, Ю. К. Толстой приходит к выводу о необходимости отказа от попытки вывести какую-либо универсальную формулу, пригодную на все случаи жизни1.

Сходных взглядов придерживается В. А. Рахмилович, который считает выявление конкретных лиц, так или иначе влияющих на волеобразование юридического лица или заинтересованных в его деятельности, задачей конкретных социологических исследований[142] [143].

Подход к воле юридического лица как к единому и многостадийному процессу в юридической литературе не новый. Так, В.А. Мусин, анализи­руя волевые акты предприятия, обращал внимание на деятельность его структурных подразделений и на участие коллектива в производственной деятельности. Именно на этой стадии (обсуждение коллективом) и выраба­тывается воля предприятия.

Общая воля коллектива, по утверждению уче­ного, - «сторона воли каждого входящего в этот коллектив индивида», ос­вобожденная от всего индивидуально личностного. Такая воля отлична от воли всех, она не является совокупностью воль, она единая воля, образо­вавшаяся в результате анализа и синтеза «воли всех»[144].

В.С. Якушев не дает четкого определения категории воли, ссылаясь лишь на один аспект: проблема волеобразования предприятия связана с постоянными актами формирования и изъявления воли[145].

В.А. Ойгензихт считает сложным процесс формирования воли юриди­ческого лица. По его мнению, воля организации является волей людей, ее составляющих, коллектива, в том числе и руководителей[146].

Итак, особенность гражданского оборота выражается в том, что все ох­ватываемые им многообразные правоотношения носят волевой характер.

При этом волеобразующим действиям участников гражданского оборота придается особое значение применительно к динамике развития граждан­ских правоотношений. Воля лица имеет решающее значение также для реализации принадлежащих ему гражданских прав. Совершая определен­ные действия, вступая в сделки, исполняя их, юридические лица тем са­мым проявляют свою волю. Объяснить ее существование, на наш взгляд, возможно только с позиции возникновения юридического лица как соци­альной реальности, так как формирование и существование права немыс­лимо без элемента сознания — проявления волевой деятельности. Однако сознание, как будет рассмотрено ниже, присуще лишь физическому лицу - субъекту права. Вместе с тем это обстоятельство не устраняет объективно­сти права и того реального проявления права, которое именуется юридиче­ским лицом. Именно поэтому автор при исследовании правовой природы юридического лица отстаивает позицию его социальной реальности.

Исследуя категорию волеобразования и волеизъявления юридического лица, необходимо рассмотреть в системе, по крайней мере, три момента. Во-первых, правоспособность юридического лица, то есть способность иметь права и нести обязанности.

Во-вторых, волю участников при созда­нии организации. В-третьих, деятельность органов юридического лица, которая формирует и преобразует волю самой организации.

Способность к формированию воли является необходимым и обяза­тельным свойством любого субъекта гражданских правоотношений. Не является исключением и юридическое лицо, поскольку оно, как уже отме­чалось, такая правовая реальность, которая обладает всеми качествами субъекта гражданско-правовых отношений и в первую очередь правоспо­собностью, то есть возможностью совершать самостоятельно, от своего имени и в собственном интересе разнообразные действия. Вопрос о право­способности юридического лица является дискуссионным и принадлежит к числу чрезвычайно важных. Теории о видах правоспособности юридиче­ского лица достаточно разработаны в цивилистической науке, и диссертант не ставит перед собой задачи освещения этих проблем.

Для гражданина реализация его правоспособности своими собственны­ми действиями связывается с наличием у него дееспособности, для юриди­ческих лиц ситуация выглядит несколько иным образом. Общеизвестно, что с возникновением юридического лица у него появляется правоспособ­ность. Каждая организация имеет цель, определенные задачи, которые подлежат разрешению в процессе осуществления и деятельности юридиче­ского лица. Представляется, что для этого организации необходимо приоб­рести и дееспособность, т.е. способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать обязанности и исполнять их. Однако законодатель (ст.49 ГК РФ) применительно к юридическим лицам использует лишь категорию правоспособности. В цивилистической док­трине прошлого относительно сущности юридического лица категорию дееспособности применительно к такому лицу использовал еще О. Гирке1. В середине XX века Б. Б. Черепахин, исследуя вопросы волеобразования и волеизъявления организации, считал, что ей присущи сделкоспособность и деликтоспособность[147] [148].

Позднее В.К.

Андреев предлагает отделить дееспособность от право­способности юридического лица, считая, что у последнего в целом имеется только правоспособность, а о дееспособности (компетенции) можно гово­рить применительно к его органам и должностным лицам, которые осуще­ствляют правоспособность государственного юридического лица. Что же касается кооперативных организаций, то их дееспособность может осуще­ствляться всем коллективом - общим собранием, которое и выражает свою волю1.

В.А.Ойгензихт, вступая в полемику, считает, что такая позиция приво­дит к персонализации дееспособности. Во-первых, осуществление дееспо­собности не равнозначно самой дееспособности, а во-вторых (и это глав­ное), орган и должностные лица выражают волю всего коллектива - всего дееспособного юридического лица как коллективного образования. Воля юридического лица «вырабатывается и выражается» в процессе всей его деятельности[149] [150].

Новейшая цивилистическая доктрина имеет несколько мнений.

A. А. Грось считает, что гражданский закон наделяет дееспособностью только физических лиц. Деликтоспособность как элемент дееспособности у юридического лица отсутствует. Вместе с тем А. А. Грось признает юри­дическое лицо сделкоспособным и способным к ответственности за неис­полнение, ненадлежащее исполнение договорных обязательств[151].

B. Н. Цирульников полагает, что дееспособность у организации возни­кает сразу и в полном объеме с момента государственной регистрации не­зависимо от ее вида и организационно-правовой формы[152].

Представляется, что выводы, сделанные А.А. Грось, не совсем кор­ректны. Одним из обязательных признаков юридического лица является самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательст­вам, в том числе и деликтным. В связи с этим, представляется неоправдан­ным отрицание у юридического лица такого элемента дееспособности, как деликтоспособность. Возникшую проблему можно разрешить, используя применительно к юридическому лицу категорию правосубъектности, со­ставляющими элементами которой являются сделкоспособность и делик­тоспособность организации.

Осуществление деятельности конкретного юридического лица есть, как известно, совершение разнообразных дейст­вий, в том числе сделок. Сделка же - акт волевой, направленный на дости­жение определенного результата. При этом воля является определяющим элементом сделки. Именно поэтому для действительности сделки, для са­мого ее существования необходимо наличие воли и проявления этой воли вовне, в нашем случае, волеобразования и волеизъявления юридического лица. Более того, без воли не может быть сделки, потому что воля состав­ляет само существо сделки1. Сформированная воля выражается формаль­ными способами, в основном строго предписанными законом. При этом волеизъявление носит вторичный характер, и его главное правовое значе­ние заключается в том, чтобы оно (волеизъявление) адекватно выражало действительную волю субъекта отношений. В связи с этим уместно заме­тить, что в науке в свое время высказывалось мнение о том, что при рас­хождении между волей и волеизъявлением (если все же воля распознавае­ма) предпочтение должно быть отдано воле, а не волеизъявлению[153] [154].

Процесс формирования воли носит субъективный характер и неразрыв­но связан с осознанностью своего поведения субъектом гражданских пра­воотношений. Однако юридическое лицо не может претендовать на по­следнее. Прежде всего, сделка представляет собой сознательный волевой акт. Суть сознания (осознанного поведения) субъекта - это мыслительный процесс анализа действительности, результатом которого является выра­ботка своего отношения к такой действительности. Это отношение должно

носить разумный, то есть целесообразный характер. В правовом смысле разумность поведения предполагает наличие определенных психических потребностей. В частности, адекватно оценивать реальность, определять перспективу собственного поведения и его выгодность для себя, устанав­ливать степень риска и др. Психическим основанием формирования воли является мотив, то есть некая побудительная причина на совершение известного рода действий. Мотив - это психологический стимул в сделке. На наш взгляд, мотив не является элементом сделки и не влияет на ее правовую значимость. Такими элементами в сделке могут быть лишь воля и ее проявление вовне, то есть волеизъявление, оно всегда должно соответствовать той воле, которая сформирована субъектом сделки. Это правило действительно и для формирования воли юридическим лицом. Необходимо лишь иметь в виду следующее. Жизнь организации как субъекта гражданского оборота заключается в совершении сделок. Способность юридического лица к самостоятельному совершению действий определяется наличием двух критериев: теми

индивидуализирующими признаками в их совокупности, которые определили участники юридического лица, и реальной возможностью организации совершать действия от своего имени. Последний критерий определяется возможностью юридического лица сформировать через свои органы или другими способами свою волю и выразить ее. Необходимо учитывать и такой момент: юридическое лицо представляет собой известную умозрительную правовую форму, поэтому и способ выражения ее воли (волеизъявление) должен быть жестко формализован и за­фиксирован в виде издания локального корпоративного акта, принятого управомоченным органом юридического лица (в частности, решения, по­становления, протокола и т.п.). Волеизъявление юридического лица по сделкам может исходить только от его органов или его представителей, уполномоченных органом юридического лица либо от самих участников в случаях, предусмотренных законом.

Участники юридического лица, реализуя свою волю на создание юри­дического лица путем волеизъявления, являются для него тем организаци­онным элементом, от которого зависит формирование внутренней струк­туры такой организации. Так, учредители юридического лица своей волей избирают конкретные, присущие лишь ему индивидуализирующие при­знаки, которые потом находят выражение в этом юридическом лице. В ча­стности, определяют его организационно-правовую форму, набор его ор­ганов (как управления, так и исполнительных), местонахождение и наиме­нование, устанавливают кратность размера собственной ответственности по обязательствам организации (ОДО), и т.п. Как известно, первым шагом к созданию организации, определению цели ее деятельности, способст­вующим появлению органов, является наличие общей воли учредителей, закрепленной в локальном нормативном акте. Учредители после образова­ния юридического лица также находятся во взаимодействии с ним в каче­стве его участников. Они являются тем составным элементом волеобразо­вания юридического лица, который участвует в общих собраниях, советах директоров, избирает исполнительные органы. Однако участники юриди­ческого лица, по общему правилу, непосредственно не участвуют в его внешней деятельности, то есть в деятельности, обращенной к третьим ли­цам. Исключение составляют учреждения и унитарные предприятия, так как создаются на основе волевого акта лица, предоставляющего свое иму­щество для достижения определенных целей. По общему правилу, на этом и завершается деятельность собственника имущества таких юридических лиц.

Как было отмечено выше, взаимоотношения участников (хозяйствен­ных товариществ и обществ, производственных и потребительских коопе­ративов) и конкретного юридического лица составляют корпоративное правоотношение. В.С. Ем считает его содержанием корпоративные права, возникающие из участия в учредительном договоре, вступления в коопера­тив, приобретения права собственности на акции и т.п.1 Полагаем, было бы ошибкой утверждать, что приобретение права собственности на акции яв­ляется основанием возникновения корпоративного правоотношения. Как справедливо замечает Г.Н. Шевченко, так называемые корпоративные права по своей сути являются обязательственными и не существуют в виде особой группы, отличной от обязательственных прав[155] [156]. Бездокументарная форма акций, предусмотренная Федеральным законом «О ранке ценных бумаг» вызывает дополнительные трудности в определении их правовой природы. Данный вопрос решается в литературе по-разному[157]. Как спра­ведливо заметил В.А.Белов, удостоверение имущественных (субъективных гражданских прав) - функция всякой ценной бумаги[158]. Именно в силу цен­ности воплощенного в них имущественного права акции имеют опреде­ленную стоимость и обращаются в гражданском обороте. Следует согла­ситься с теми авторами, которые считают, что бездокументарные акции должны рассматриваться как имущественные права. К ним не могут при­меняться институты вещного права.

Основной целью участников юридического лица, которая определяет их волю и выражает ее вовне, является создание субъекта права. Бесспор­но, воля учредителей будет тем определяющим моментом, который сфор­мирует конкретное юридическое лицо, с присущими лишь ему индивидуа­лизирующими признаками. Этот субъект права будет существовать и дей­ствовать в гражданском обороте впоследствии независимо от смены (час­тичной или даже полной) учредителей юридического лица.

Организация формируется под влиянием волеобразования ее учредите­лей — в этом и состоит специфическое свойство юридического лица. Чем дальше пойдет процесс обособления юридического лица и его имущества от входящих в него участников, тем совершеннее станет юридическое ли­цо.

Еще одним составляющим элементом волеобразования и волеизъявле­ния юридического лица являются его органы. В этом параграфе правовая природа органов исследуется лишь с позиции порядка и процесса образо­вания воли организации.

Носителями прав юридического лица, носителями интересов, которым оно призвано служить, являются, по общему правилу, его органы1.

С.Н. Братусь, анализируя категорию воли юридического лица, утвер­ждал, что психологически она вырабатывается и изъявляется его органами, то есть живыми людьми[159] [160]. Однако общеизвестно, что право интересуется результатом формирования воли или содержанием, получающим объек­тивное и независимое существование и развитие по отношению к изъяви- телю воли. В связи с этим представляется возможным уделить особое вни­мание классификациям волеобразующих органов юридического лица.

Цивилистическая доктрина середины XX столетия, обращаясь к про­блеме формирования и объективного выражения воли юридического лица, выделяла органы, волеобразующие и представляющие такое лицо вовне при осуществлении им правоспособности (например, генеральный дирек­тор, правление), и органы, волеобразующие, но не представляющие юри­дическое лицо вовне (общее собрание)[161].

Органы юридического лица также разделялись на органы, вырабаты­вающие волю и исполняющие ее1.

Такие классификации не утратили значения и на сегодняшний день. Однако удобнее разграничения волеобразующих органов производить с учетом организационно-правовых форм юридических лиц.

По общему правилу, в хозяйственных товариществах органы отсутст­вуют. Вырабатывают и изъявляют волю такой организации ее участники (полные товарищи). Они непосредственно участвуют во внешней деятель­ности хозяйственного товарищества (п.2 ст.53 ГК РФ). Однако до сих пор некоторые современные цивилисты считают, что на законодательном уровне необходимо разрешить вопрос об органах управления полных и коммандитных товариществ[162] [163]. Такое предложение представляется неоправ­данным и противоречит действующему законодательству.

В унитарных предприятиях и учреждениях в силу их специфики воз­можен единственный волеобразующий и представляющий такое юридиче­ское лицо вовне орган - директор.

Другие организационные формы юридических лиц отличает то, что за­конодатель и сами учредители формируют конструкции организационного единства, которые и предстают перед третьими лицами, то есть от воли учредителей зависит создание определенных волеобразующих органов юридического лица (п.2 ст. 103 ГК РФ).

Все эти обстоятельства следует учитывать, решая вопрос о том, кто именно вырабатывает и выражает волю данного юридического лица. Про­цесс формирования и становления воли такого лица обусловлен его право­способностью, единой волей участников при создании организации и во­леобразующими органами. Эти правовые категории, в свою очередь, нахо­дятся в теснейшей взаимосвязи, так как жизнедеятельность каждого юри­дического лица предполагает и включает в себя бесконечно совершаю­щийся процесс волеобразования, определяемый конкретными условиями осуществления его целей и задач. Изучение процесса и особенностей ста­новления воли и волеизъявления как критерия формирования организаци­онного единства юридического лица - одна из важнейших задач цивили­стической науки.

<< | >>
Источник: Збарацкая Лариса Анатольевна. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ЕДИНСТВО В СИСТЕМЕ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Хабаровск 2003. 2003

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2. Воля и волеизъявление как критерий формирования организационного единства:

  1. Оглавление
  2. § 1. Обязательные элементы содержания организационного единства юридического лица
  3. 2. Воля и волеизъявление как критерий формирования организационного единства
  4. 4. Роль органов юридического лица в становлении его внутренней структуры
  5. §2.1. Природа прав акционеров.
  6. § 2. Актуальные вопросы, связанные с предъявлением и рассмотрением косвенных (производных) исков по корпоративным спорам
  7. § 2. Конституция Российской Федерации 1993 г. и развитие форм непосредственной демократии на муниципальном уровне
  8. 1.1.Систематизация основных подходов к определению дифференциации в российском трудовом законодательстве
  9. 2.1 Правовой статус непрофсоюзных (альтернативных) представителей интересов работников
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -