<<
>>

3.2. Роль органов опеки и попечительства, законных представителей, иных субъектов в защите гражданских прав несовершеннолетних пациентов

Несовершеннолетние, как и совершеннолетние, нуждаются в защите их прав пациентов. Значение правовой защиты прав ребенка в сфере охраны здоровья в современный период только повышается, если учитывать, что по данным официальной статистики здоровых детей в Российской Федерации существенно меньше, чем детей с заболеваниями.

Например, в 2016 г. в Новгородской области только 29% детей были признаны здоровыми[252], в РТ 15,3% детей имеют 1 группу здоровья[253]. У остальных детей либо незначительные отклонения в здоровье, либо тяжкие хронические заболевания.

Эффективность защиты уполномоченными субъектами прав несовершеннолетних в сфере охраны здоровья при получении на любых началах (безвозмездных или возмездных) медицинской помощи выступает важнейшей составляющей укрепления здоровья детей. Круг субъектов, которые задействованы в механизме такой защиты, в Российской Федерации достаточно широк.

Во-первых, защиту прав несовершеннолетнего, исходя из положений п. 1 ст. 56 СК РФ, должны осуществлять во всех случаях родители или лица, их заменяющие, а в ряде случаев, предусмотренных нормами семейного законодательства, − орган опеки и попечительства, прокурор, суд.

Например, если права ребенка в возрасте до 14 лет нарушаются ненадлежащим выполнением своих обязанностей родителем (родителями), то он может сам обратиться за защитой своих прав в орган опеки и попечительства, достигнув возраста 14 лет ‒ ребенок вправе сам обратиться в суд (п. 2 ст. 56 СК РФ). Родители ребенка должны создавать все условия для сохранения его здоровья, в том числе и путем предоставления ему информации о состоянии его здоровья с учетом возраста несовершеннолетнего.

Также в круг субъектов, наделенных полномочиями по защите и охране прав пациентов, в соответствии с Федеральным законом № 323-ФЗ включаются органы государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в сфере охраны здоровья (подп.

2 ч. 1 ст. 14, подп. 1 ч. 1 ст. 16, ч. 5 ст. 20, подп. 1, 2 ст. 29), адвокаты, законные представители (подп. 10 ч. 5 ст. 19), общественные объединения по защите прав в сфере охраны здоровья (ст. 28), медицинские и фармацевтические организации, в том числе входящие в частную систему здравоохранения, организации здравоохранения по обеспечению надзора в сфере защиты прав потребителей и благополучия населения, судебно-экспертные учреждения, иные организации по охране здоровья (подп. 3 ч. 3, подп. 2 ч. 4, ч. 5 ст. 29). В частности, если по телефону доверия специалисту центра социально-психологической помощи семье и детям стало известно об угрозе жизни или здоровью несовершеннолетнего, то он обязан поставить в известность об этом уполномоченные органы власти.

Исходя из положений ч. 8 ст. 84 Федерального закона № 323-ФЗ, ст.ст. 40, 42.1, 44 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» к субъектам, наделенным правомочиями по защите прав несовершеннолетних пациентов, нарушение которых произошло при оказании платных медицинских услуг, относятся Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия населения (Роспотребнадзор), ее территориальные органы и должностные лица[254], высшие исполнительные органы государственной власти субъектов в области защиты прав потребителей, органы местного самоуправления.

Все случаи нарушения прав несовершеннолетних детей, в том числе случаи отказа несовершеннолетним в получении медицинской помощи в связи с невозможностью оплаты ими или их законными представителями медицинских услуг, подлежат проверке органами Роспотребназора. Эти органы могут быть привлечены судом, в том числе по ходатайству истца, как третьи лица для дачи заключения по делу в целях защиты прав несовершеннолетнего пациента (ст. 40 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»). Алгоритм защиты прав несовершеннолетних потребителей-пациентов ничем не отличается от защиты прав любого потребителя за рядом особенностей и исключений, например, касающихся доказывания ненадлежащего качества медицинской услуги, размера причиненного морального и физического вреда, наличия договорных отношений между заказчиком, потребителем и медицинской организацией.

Во-вторых, содействие несовершеннолетнему в реализации и защите его прав и законных интересов, а не саму защиту, учитывая положения ст. 7 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», компетентны с учетом возраста ребенка, объема дееспособности несовершеннолетнего, оказывать:

− все органы государственной власти, должностные лица этих органов в пределах их полномочий;

− родители несовершеннолетнего или лица, их заменяющие;

− медицинские работники и иные специалисты, выполняющие функции по охране здоровья несовершеннолетних;

− некоммерческие организации, одной из задач создания которых выступает подготовка несовершеннолетних к реализации их прав.

Нельзя не отметить, что Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» не включил органы местного самоуправления в круг органов власти, компетентных содействовать ребенку в осуществлении и защите его прав и законных интересов. За ними, нормами ст. 12 данного Закона, закрепляются только обязанности в сфере организации отдыха, оздоровления детей. Однако в случае, если орган опеки и попечительства имеет статус органа местного самоуправления, то на основании норм этого нормативного правового акта не представляется возможность считать его субъектом, не только защищающим права несовершеннолетнего пациента, но и содействующим ему в осуществлении его прав.

В-третьих, законодательно предусмотрена деятельность субъектов, обязанных осуществлять взаимодействие с органами государственной и муниципальной власти, учреждениями и организациями, непосредственно защищающими и охраняющими права несовершеннолетних пациентов. Так, согласно п. 13 Приложения № 1 Приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 5 ноября 2013 г. № 822н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи несовершеннолетним, в том числе в период обучения и воспитания в образовательных организациях»[255] отделения медицинской помощи обучающимся в составе медицинской организации вправе в порядке взаимного обмена информацией обращаться в органы опеки и попечительства, Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, иные органы и организации.

В-четвертых, в круге субъектов, задействованных в механизме защиты прав несовершеннолетних пациентов, находятся все лица (физические и юридические), которым стало известно об опасности причинения вреда здоровью, жизни несовершеннолетнего, находящегося под опекой или попечительством, о нарушении его прав пациента и которые обязаны сообщить об этом в орган опеки и попечительства (ч. 4 ст. 24 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»), а также в любые другие уполномоченные органы власти, учреждения и организации.

В частности, с требованием (просьбой) о защите прав несовершеннолетнего могут обратиться в органы опеки и попечительства педагоги, которым стало известно в ходе пребывания ребенка в оздоровительном лагере о нравственных и физических страданиях ребенка, например, в связи с установкой ему зубных брекетов и причинением ими боли ребенку.

Проведенный анализ действующего законодательства Российской Федерации на предмет определения субъектов, компетентных принимать меры по защите прав несовершеннолетних пациентов или задействованных в механизме защиты их прав показывает, что целостная система взаимодействия таких субъектов, действующих по четкому нормативно утвержденному порядку их взаимодействия, в Российской Федерации до настоящего времени не создана. Об этом неоднократно писали и другие исследователи. Например, В.И. Абрамов в своем монографическом труде доказывает отсутствие в нашей стране единой системы субъектов, деятельность которых определяет эффективность функционирования единого механизма защиты прав ребенка, и их взаимодействия между собой. Также ученый пишет о дублировании и параллелизме в работе этих разобщенных субъектов[256].

М.Ю. Саитова, изучающая проблемы защиты прав детей в России и мире, также считает, что в нашей стране дети ограничены в своих возможностях, если их сравнивать с возможностями взрослого населения, по использованию существующих механизмов защиты их прав[257].

Приведем характерный пример из судебной практики по делам о компенсации морального вреда несовершеннолетнему пациенту в виду неправильного поставленного ему диагноза и назначенного лечения.

В Набережночелнинский городской суд Республики Татарстан обратилась мать несовершеннолетней дочери 2009 года рождения с иском к медицинской организации и Управлению здравоохранения по г. Набережные Челны МЗ РТ о компенсации морального вреда в размере 1 млн. руб. Иск был удовлетворен в части взыскания с медицинской организации компенсации морального вреда в размере 1 тыс. 500 руб. Из материалов дела следует, что законный представитель несовершеннолетнего пациента до обращения в суд подавал жалобу в Управление здравоохранением по г. Набережные Челны МЗ РТ. Однако данный орган власти в ходе проведения служебной проверки не выявил нарушений оказания медицинской помощи. К тому же указал, что Управление здравоохранением осуществляет только управленческие и организационные функции.

С нашей точки зрения отказ суда в удовлетворении части исковых требований, предъявляемых к Управлению здравоохранением по г. Набережные Челны МЗ РТ, бесспорно правомерен, так как основывается на нормах действующего законодательства. Согласно п. 9 ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» застрахованные лица вправе получить возмещение вреда, причиненного вследствие ненадлежащего оказания медицинской помощи, в данном случае ‒ по причине ее оказания не в полном объеме в соответствии с отраслевыми стандартами, от медицинской организации, а не от органа управления здравоохранением. Поэтому по решению суда причиненный вред обоснованно взыскан с его причинителя, то есть с медицинской организации. Однако, в противоречие нормам п. 5 ст. 4, ч. 2 ст. 9 Федерального закона № 323-ФЗ, устанавливающим принцип ответственности органов государственной и муниципальной власти, их должностных лиц за обеспечение прав пациентов, а также нормам данного Закона (ч. 2 ст. 2), определяющим все органы власти как субъекты, охраняющие права пациентов, суд не учел, что Управление здравоохранения по г. Набережные Челны как территориальный орган МЗ РТ не выполнило своей обязанности по охране прав несовершеннолетнего пациента.

Однако суд посчитал, что данный орган власти не причинил истцу морального вреда. Хотя несовершеннолетний пациент и его законный представитель имели нравственные страдания в связи с необоснованным неустановлением им факта нарушений медицинской организацией прав пациента, подтвержденные судом[258].

Формальный подход в деятельности по защите прав несовершеннолетних пациентов недопустим. Тем не менее, в современный период специалисты-эксперты Центра «Народная экспертиза» общественного движения Общероссийского народного фронта, проводящие систематически мониторинг реализации внедрения независимой оценки качества оказываемых медицинских услуг говорят о том, что сама эта оценка часто носит формальный и недостоверный характер[259].

Органы власти, которые получили информацию о нарушении прав несовершеннолетних пациентов, а равно другие уполномоченные субъекты, обязаны в пределах своей компетенции принимать весь комплекс мер, направленных на защиту и восстановление нарушенных прав несовершеннолетних пациентов. Отсутствие в действующем законодательстве четко регламентированного порядка принятия таких мер, как и механизма взаимодействия уполномоченных на их реализацию субъектов, значительно снижают гарантии защиты прав ребенка при получении им медицинской помощи.

С.А. Баринов отстаивает близкую нам точку зрению: Федеральный закон № 323-ФЗ, не решив старых проблем, создал новые, в том числе касающиеся регламентации защиты прав субъектов, участвующих в процессе получения и оказания медицинской помощи. По его мнению, следовало бы включить в данный федеральный закон отдельную главу 12.1, содержащую положения о защите прав участников правоотношений в сфере здравоохранения[260].

Со своей стороны добавим и повторимся, что на фоне широкой распространенности случаев оказания некачественной медицинской помощи, имеющей характер «молчаливой» эпидемии[261], обилие субъектов, которые могут осуществлять саму защиту прав несовершеннолетних пациентов, содействие в их осуществлении и защите, взаимодействие по вопросам их защиты, а также отсутствие четкого, законодательно установленного в одном нормативном правовом акте порядка защиты прав несовершеннолетних пациентов, неконкретизированность на законодательном уровне механизма взаимодействия всех уполномоченных субъектов в вопросах защиты прав несовершеннолетних пациентов, не позволяют этой наиболее уязвимой категории населения осуществлять в полном объеме права пациентов. Необходим системный подход к совершенствованию всего законодательства, регулирующего отношения по оказанию бесплатной медицинской помощи и платных медицинских услуг лицам, не достигшим совершеннолетия. Вышеизложенные проблемы касаются и защиты гражданских прав несовершеннолетних пациентов.

ГК РФ в числе главных субъектов, наделенных правомочиями по защите прав несовершеннолетних, называет, помимо суда, органы опеки и попечительства и законных представителей несовершеннолетнего (п. 1, 4 ст. 26, п. 1, 2 ст. 28, ст. 34, 35, 36 и др. ГК РФ, п. 1 ст. 56 СК РФ). Данные субъекты обязаны защищать все права несовершеннолетних, включая и такие основные нематериальные блага как жизнь и здоровье. Исходя из положений п. 2 ст. 150 ГК РФ защита жизни и здоровья несовершеннолетних пациентов возможна способами гражданско-правовой защиты, если это не противоречит существу нарушенного нематериального блага.

Судебная практика[262], ориентируясь на Конвенцию о правах ребенка (ст. 4), стоит на правоприменительной позиции, согласно которой органы опеки и попечительства при рассмотрении в судах дел, связанных с детьми, должны во всех случаях, независимо от положения лица, подавшего иск в защиту прав несовершеннолетнего, привлекаться судом.

Правовой основой деятельности органов опеки и попечительства выступают ГК РФ (п. 1 ст. 34), СК РФ (п. 2 ст. 121), Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ (далее ‒ Федеральный закон № 48-ФЗ) и иные нормативные правовые акты.

Органы опеки и попечительства могут быть по своему правовому статусу либо исполнительными органами власти субъектов Российской Федерации, либо муниципальными органами власти, которые наделены соответствующими полномочиями региональными законами (п. 1 ст. 34 ГК РФ, п. 2 ст. 121 СК РФ, ч. 1,2 ст. 6 Федерального закона № 48-ФЗ). В связи с этим О.А. Теплякова различает три модели их образования: государственную (как органы исполнительной власти субъекта), муниципальную (как органы муниципальной власти) и смешанную (как муниципальный орган власти, выполняющий в порядке делегирования государственные полномочия по опеке и попечительству)[263].

По информации Минфина России в 2015 г. 61 субъект Российской Федерации передал на муниципальный уровень полномочия по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству, а в 2016 г. ‒ 63 субъекта Российской Федерации[264]. Очевидно, что большинство субъектов Российской Федерации тяготеют к муниципальной модели формирования и деятельности органов местного самоуправления. Есть мнение, что данная модель снижает уровень государственного контроля за соблюдением прав ребенка, в том числе гражданских, и исключает ответственность государства, которая провозглашена в Конвенции о правах ребенка (ст. 4), за нарушение этих прав[265].

Во многом с этим мнением можно согласиться. Анализ результатов проводимых Генеральной прокуратурой Российской Федерации, органами прокуратуры субъектов Российской Федерации[266] в последние годы проверок деятельности органов опеки и попечительства наглядно демонстрирует, что нарушений законодательства, в том числе гражданского и об охране здоровья, значительное количество. Так, например, в 2016 г. на межведомственном оперативном совещании с участием, как руководителей Генеральной Прокуратуры Российской Федерации, так и представителей иных правоохранительных органов страны, были представлены данные о просчетах в работе органов опеки и попечительства по защите прав несовершеннолетних, попадавших в ситуации, угрожающих их жизни и здоровью[267].

Понять, в чем причина допускаемых почти повсеместно нарушений органами опеки и попечительства прав несовершеннолетних пациентов, включая гражданские права, можно уяснив их полномочия в сфере охраны здоровья детей, а также порядок и механизм их деятельности, взаимодействия с другими уполномоченными субъектами при реализации возложенных на них функций по обеспечению гражданских прав лиц, не достигших совершеннолетия, и получавших бесплатную или платную медицинскую помощь.

Полномочия органов опеки и попечительства определены нормами ст. 8 Федерального закона № 48-ФЗ. Помимо федерального закона, на уровне субъектов Российской Федерации их полномочия устанавливаются законами субъектов Российской Федерации. В частности, в РТ, реализующей смешанную модель формирования органов опеки и попечительства, ‒ Законом РТ от 27 февраля 2004 г. № 8-ЗРТ «Об организации деятельности органов опеки и попечительства в Республике Татарстан»[268].

Полномочия органов опеки и попечительства в ст. 8 Федерального закона № 48-ФЗ сформулированы безотносительно указаний каких-то конкретных сфер общественных отношений, в которых они осуществляются. Установить какие полномочия органы опеки и попечительства выполняют по отношению к защите прав несовершеннолетних пациентов непросто и требуют применения специальных юридических знаний. Учитывая это, а равно отсутствие, как правило, необходимой информации о способах защиты прав несовершеннолетних пациентов, полномочиях этих органов по защите их прав на сайтах органов опеки и попечительства[269], ребенок, нуждающийся в правовой поддержке при осуществлении им прав пациента, часто ограниченный в своих возможностях лично обратиться в орган опеки и попечительства, попадает в правовой вакуум и состояние беспомощности в столько сложный для него период жизни.

Из анализа норм ст. 8 Федерального закона № 48-ФЗ можно заключить, что орган опеки и попечительства как публичный институт власти, в чью компетенцию входит защита прав несовершеннолетних пациентов, воспитывающихся, проживающих и в семье, и вне семьи, уполномочен и обязан:

‒ выявлять несовершеннолетних, которые нуждаются в защите их прав при получении платной или бесплатной медицинской помощи;

‒ принимать в пределах своей компетенции все необходимые меры по защите прав несовершеннолетних пациентов, в том числе обратиться с исковым заявлением в суд о защите прав несовершеннолетнего пациента, об ограничении прав на ребенка ввиду отказа законных представителей от лечения ребенка и др.;

‒ осуществлять надзор за деятельностью опекунов и попечителей, организаций, в которых находятся несовершеннолетние, и оказывать им содействие, помощь в получении ребенком надлежащей и своевременной медицинской помощи;

‒ давать заключения о возможности временной передачи в семью гражданина, в которой есть возможности осуществлять заботу о здоровье ребенка;

‒ представлять интересы несовершеннолетнего пациента в суде, медицинской организации, если опекуны или попечители действуют или действовали в противоречие законодательству Российской Федерации, интересам такого несовершеннолетнего, не предпринимают или не предпринимали необходимых мер в защиту прав несовершеннолетнего пациента;

‒ проверять соблюдение опекунами и попечителями прав несовершеннолетних пациентов, в том числе гражданских, исполнение ими обязанностей по защите их прав;

‒ оказывать помощь опекунам и попечителям в реализации несовершеннолетними их прав пациентов.

Ряд функций органов опеки и попечительства по защите прав несовершеннолетних пациентов вправе осуществлять и медицинские организации. В частности, они уполномочены проводить независимое медицинское освидетельствование несовершеннолетнего, который планируется к передаче под опеку (подп. «б» п. 10.1 «Правил подбора, учета и подготовки граждан, выразивших желание стать опекунами или попечителями несовершеннолетних граждан…», утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан»[270]). Однако отчертить на основе Федерального закона № 48-ФЗ, Постановления Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан» весь круг вопросов, которые касаются темы оказания медицинской помощи несовершеннолетним пациентам и на которые медицинские организации должны отвечать по запросу органов опеки и попечительства, а равно других органов власти, отвечать, ввиду отсутствия их законодательной конкретизации, проблематично. Поэтому есть потребность в легализации такого перечня сведений.

При непосредственной угрозе жизни и здоровью подопечного орган опеки и попечительства вправе его немедленно забрать у опекуна (п. 14 «Правил осуществления органами опеки и попечительства проверки условий жизни несовершеннолетних подопечных…», утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № 423 «Об отдельных вопросах осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан»).

В РТ, в соответствии со ст. 3 Закона РТ от 27 февраля 2004 г. № 8-ЗРТ «Об организации деятельности органов опеки и попечительства в Республике Татарстан», органами опеки и попечительства выступают:

‒ в отношении лиц, не достигших совершеннолетия, ‒ Министерство образования и науки РТ (в его составе создан и функционирует Республиканский центр усыновления, опеки и попечительства);

‒ в отношении лиц недееспособных и ограниченно недееспособных по решению суда, ‒ Министерство здравоохранения РТ;

‒ в отношении лиц, являющихся дееспособными, но нуждающимися в патронаже по состоянию здоровья, ‒ Министерство труда, занятости и социальной защиты РТ.

Учитывая положения ст. 5 Закона РТ от 27 февраля 2004 г. № 8-ЗРТ «Об организации деятельности органов опеки и попечительства в Республике Татарстан», функции органов опеки и попечительства в сфере охраны здоровья несовершеннолетних пациентов РТ состоят в:

‒ контроле за деятельностью опекунов и попечителей в выполнении возложенных на них обязанностей, включая обязанность по заботе о здоровье несовершеннолетних;

‒ защите личных имущественных прав несовершеннолетних пациентов в случаях ненадлежащего исполнения их законными представителями возложенных на них обязанностей по заботе о здоровье представляемого несовершеннолетнего;

‒ предъявлении в судебные органы исков о защите прав несовершеннолетних пациентов и компенсации причиненного им вреда;

‒ участии в рассмотрении судами дел о защите прав несовершеннолетних пациентов и компенсации причиненного им вреда;

‒ решении вопросов лечения несовершеннолетних подопечных;

‒ надзоре за деятельностью опекунов и попечителей при осуществлении ими защиты прав несовершеннолетних, которые получают медицинскую помощь (на возмездной или безвозмездной основах) или нуждаются в ней;

‒ привлечении общественности к работе органов опеки и попечительства, в том числе по вопросам взаимодействия в вопросах защиты прав несовершеннолетних пациентов.

В то же время, проведенный нами анализ положений Закона РТ от 27 февраля 2004 г. № 8-ЗРТ «Об организации деятельности органов опеки и попечительства в Республике Татарстан» привел нас к пониманию того, что дифференциация органов опеки и попечительства РТ по признаку гражданско-правового положения субъектов (лиц, не достигших совершеннолетия, недееспособных или ограниченно недееспособных по решению суда, лиц, являющихся дееспособными, но нуждающимися в патронаже по состоянию здоровья) не позволяет ни законным представителям несовершеннолетних, ни самим несовершеннолетним понять, в какой конкретно орган власти обращаться (федеральный, региональный или местный, орган опеки и попечительства, территориальный орган Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, иной орган или организацию) на досудебном этапе за защитой прав пациента. Такое положение дел также не способствует на уровне субъектов Российской Федерации повышению гарантий защиты прав ребенка. К тому же законодательно предусмотрена возможность взаимодействия органов опеки и попечительства в вопросах оказания попечителям, опекунам поддержки при осуществлении ими обязанностей по заботе о здоровье несовершеннолетних опекаемых, подопечных с иными органами власти, медицинскими и иными организациями различных организационно-правовых форм (ч. 3 ст. 6 Федерального закона № 48-ФЗ), но не установлены ни порядок, механизм такого взаимодействия, ни функциональные обязанности всех уполномоченных на взаимодействие в рассматриваемом вопросе субъектов на уровне закона или подзаконного акта.

Думается, что не случайно в настоящее время в России так востребована благотворительность, направленная на сбор денежных средств на лечение детей. Законные представители тяжелобольных детей часто не знают своих прав как законных представителей ребенка в сфере охраны здоровья и прав ребенка как пациента, не владеют и не могут получить информацию, особенно в отдаленных районах страны, об объеме гарантированной несовершеннолетнему государством бесплатной медицинской помощи в рамках обязательного медицинского страхования, о медицинских организациях, оказывающих медицинскую помощь на максимально высоком с учетом развития медицинской науки уровне, о способах и механизме защиты прав несовершеннолетнего пациента. По данным благотворительного фонда «Русфонд» в 2016 году бюджет фонда составлял 1,6 млрд. руб., из них 500 млн. руб. были израсходованы на лечение детей за рубежом[271].

Очевидно, что система защиты гражданских прав несовершеннолетних пациентов не может быть эффективной, если она не основана на детально регламентированном порядке взаимодействия всех уполномоченных защищать права несовершеннолетних пациентов субъектов. В связи с этим разработка и принятие на федеральном уровне типового порядка взаимодействия органов опеки и попечительства, медицинских организаций, иных уполномоченных органов власти и учреждений, общественных объединений в решении вопросов защиты прав несовершеннолетних пациентов, представляется явно необходимой. Критикуемые в правовой литературе[272] смешанная и муниципальная модели формирования органов опеки и попечительства ввиду того, что защита прав несовершеннолетних является функцией именно государства, при наличии четких и понятных механизмов защиты органами опеки и попечительства гражданских и иных прав несовершеннолетних пациентов, их взаимодействия с иными субъектами в вопросах осуществления детьми и их законными представителями прав в сфере охраны здоровья, с нашей точки зрения, не будут иметь принципиального отличия от государственной модели.

Открытый способ перечисления полномочий и функций органов опеки и попечительства в вышеизложенных источниках правового регулирования их деятельности, не говоря о путанице в них в понятийном аппарате относительно смешения терминов «полномочия» и «функции», оставляет органам опеки и попечительства возможность принятия широкого спектра мер, не всегда увязанных с действиями других уполномоченных на защиту прав несовершеннолетних пациентов субъектов. В законах, определяющих правовое положение органов опеки и попечительства, должны быть перечислены в полном объеме как полномочия этих органов касательно защиты прав несовершеннолетних пациентов, так и меры, принимаемые для их выполнения (дача разрешения на определенные действия несовершеннолетнего пациента при отсутствии согласия его законных представителей, подача иска в защиту прав несовершеннолетних пациентов, участие в суде при рассмотрении дела о защите прав несовершеннолетнего пациента и др.). Законодательная проработка пределов вмешательства органов опеки и попечительства в частную жизнь конкретного ребенка и его семьи ‒ одно из необходимых условий защиты прав несовершеннолетнего.

Несовершеннолетний пациент и его законные представители, имея ясное представление о способах защиты их прав при получении платной или бесплатной медицинской помощи, о возможностях и порядке обращения в органы опеки и попечительства, иные органы власти, учреждения и организации в соответствии с их недублирующей компетенцией, смогут оперативно обратиться за правовой помощью.

На практике могут возникать случаи, когда законные представители отказываются оплачивать уже оказанные ребенку медицинские услуги, нести расходы, связанные с медицинским вмешательством несовершеннолетнему, или вообще давать согласие на это вмешательство, на получение по религиозным и иным мотивам медицинской помощи, и до разрешения возникших споров в суде, есть потребность в досудебной структуре урегулирования споров ‒ медиации.

В данной связи возникают другие вопросы, какова роль законных представителей как субъектов защиты гражданских прав несовершеннолетних пациентов и насколько востребована в настоящее время медиация в рассматриваемых видах правоотношений.

Законными представителями несовершеннолетнего пациента, если основываться на нормах гражданского, семейного законодательства Российской Федерации, Федерального закона № 48-ФЗ могут выступать:

- родители, усыновители, опекуны ‒ для несовершеннолетних до достижения 14 лет (ст. 26 ГК РФ, ст. 64 СК РФ);

- родители, усыновители, попечители ‒ для несовершеннолетних старше 14 лет (ст. 28 ГК РФ, ст. 64 СК РФ);

- органы опеки и попечительства ‒ для всех несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей, или оставшихся без защиты родителей, опекунов или попечителей (ст. 123 СК РФ, ст. 7, 8 Федерального закона № 48-ФЗ).

Законные представители, положение каждого из которых имеет свои особенности и свою правовую основу, специфику деятельности, наделены обязанностями по защите всех прав несовершеннолетнего, включая его гражданские права. Злоупотребление ими или их невыполнение влечет ряд мер негативной юридической ответственности, вплоть до лишения родительских прав и компенсации законными представителями причиненного ребенку вреда.

Однако имеется некоторый диссонанс в правовой регламентации обязанностей законных представителей по защите прав несовершеннолетнего пациента. Так, если специалист органа опеки и попечительства, в круг должностных обязанностей которых входит содействие защите прав детей, должен пройти соответствующую подготовку[273], то законным представителям, которые в силу сложившихся обстоятельств вынуждены представлять и защищать интересы ребенка при получении им платной или бесплатной медицинской помощи, такая подготовка государством не гарантируется. Часто они остаются со своими психологическими, нравственными, финансовыми и другими проблемами наедине. Считаем, что не только специалисты органов опеки и попечительства должны получать методическую помощь в области медицины, как указывают некоторые исследователи[274], но и законные представители ребенка.

Развитие в настоящее время разнообразных форм работы с несовершеннолетними, имеющими тяжелые хронические заболевания, семьями этих несовершеннолетних и их финансирование, соответствует гуманистической направленности нашего государства. Одной из таких форм, ориентируясь на Концепцию развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия[275] (раздел III), могут стать медиативные центры при органах опеки и попечительства и (или) медицинских организациях. Получение ребенком, имеющим заболевание, которому требуется медицинское вмешательство, круглосуточной и оперативной поддержки, правовой и иной помощи, юридического сопровождения, внимания со стороны уполномоченных субъектов, позволит повысить уровень защиты прав несовершеннолетних пациентов.

Роль законных представителей по защите гражданских прав несовершеннолетних пациентов значительна. Анализ норм Федерального закона № 323-ФЗ свидетельствует о том, что они выступают основными субъектами при:

‒даче информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство ребенку в возрасте до 15 лет и ребенку больному наркоманией в возрасте до 16 лет (ч. 2 ст. 20);

‒ отказе от медицинского вмешательства несовершеннолетнему (ч. 3, 9 ст. 20);

− отказе от подписания информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство несовершеннолетнему (ч. 7 ст. 20).

Преодолеть несогласие законного представителя на медицинское вмешательство ребенку возможно, но только при соблюдении установленной законом процедуры и наличия заключения консилиума врачей, решения лечащего врача с последующим уведомлением соответствующих должностных лиц медицинской организации (в экстренных случаях) или по решению суда (ч. 9, 10 ст. 20 Федерального закона № 323-ФЗ). Безусловно, разделение в этом вопросе компетенции между медицинской организацией и судебным органом вызвано интересами несовершеннолетнего пациента. Даже при сокращенном административном и гражданском судопроизводстве успеть получить решение суда, разрешающим без согласия законных представителей произвести медицинское вмешательство ребенку, достаточно сложно. Медицинское вмешательство ребенку иногда не может быть отложено.

Медиация ‒ структура по досудебному разрешению конфликтов между субъектами. Ее внедрение в практику по делам о защите гражданских прав несовершеннолетних пациентов, полагаем, может быть весьма перспективным, так как:

‒ поможет без выяснения всех деталей оперативно разрешать в интересах несовершеннолетнего пациента споры;

‒ позволит восстановить нарушенные права несовершеннолетних пациентов;

‒ может быть применима без разработки и принятия какого-то нового нормативного правового акта на основе действующего Федерального закона о процедуре медиации[276];

‒ допускает привлечение различных специалистов, общественных организаций;

‒ доказала свою эффективность в других областях.

Создание при органе опеки и попечительства службы медиации, функции которой будут состоять в содействии несовершеннолетнему пациенту и его законным представителям в урегулировании спора, возникшего как в результате нарушений гражданских прав ребенка в сфере охраны здоровья, так и ввиду предстоящего медицинского вмешательства, в современных условиях частого нарушения прав несовершеннолетних пациентов, неудовлетворенности населения качеством оказываемой медицинской помощи явно востребовано. Участие в медиации специалистов-экспертов по независимой оценке качества медицинских услуг, защитников прав детей, уполномоченных по правам ребенка, ювенальных психологов, социологов, юристов и других специалистов по профилю спора поспособствует повышению уровня правовых гарантий защиты детей, столкнувшихся с проблемами в медико-социальной сфере.

Высказываются мнения, к которым, полагаем, следует прислушаться: том, что альтернативные службы по сопровождению ребенка при его пребывании в стационарных условиях медицинского учреждения на базе самих этих учреждений эффективны на практике[277]. Они на самых ранних этапах урегулирования конфликтов, возникающих между законными представителями ребенка и врачом, администрацией медицинского учреждения, могут помочь прийти к консенсусу и предотвратить нарушение прав ребенка, в том числе личных неимущественных и имущественных.

Подведем в завершение исследования основные итоги.

Защита гражданских прав несовершеннолетних пациентов входит в полномочия его законных представителей, органов опеки и попечительства, иных органов власти федерального, регионального и местного уровней, медицинский организаций, общественных и иных организаций.

Отсутствие законодательного установленного порядка взаимодействия органов опеки и попечительства с иными уполномоченными на защиту гражданских и иных прав ребенка снижает уровень правовых гарантий при оказании платной или бесплатной помощи несовершеннолетним. Необходимо как внесение соответствующих изменений в законодательство, так и изменение подхода к регулированию гражданско-правовых отношений с участием несовершеннолетних пациентов.

Медиация как альтернативный способ административного разрешения конфликтов с участием несовершеннолетних пациентов и досудебный порядок урегулирования споров в медико-социальной сфере представляется перспективным для использования в российской медицинской практике. Данный институт позволяет оперативно помочь ребенку и его законным представителям, находящимся в трудной жизненной ситуации, ввиду предстоящего или уже произведенного несовершеннолетнему медицинского вмешательства, найти компромисс в случае возникновения спора с медицинской организацией и на досудебной стадии восстановить нарушенные права ребенка, в том числе гражданские права.

<< | >>
Источник: Хамитова Гульнара Муллануровна. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов в Российской Федерации Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань-2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме 3.2. Роль органов опеки и попечительства, законных представителей, иных субъектов в защите гражданских прав несовершеннолетних пациентов:

  1. Федеральные законы и иные нормативные акты в системе источни­ков трудового права.
  2. Опека и попечительство
  3. ОПЕКА И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО
  4. Вопрос 9. Опека И попечительство. Патронаж
  5. 27. ОПЕКА И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО
  6. 13. Опека и попечительство.
  7. 14 Патронаж, опека и попечительство.
  8. 27. ОПЕКА И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО
  9. 4. Роль органов юридического лица в становлении его внутренней структуры
  10. § 6. Опека и попечительство
  11. ОГЛАВЛЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. 1.2. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов: понятие и содержание
  14. 3.1. Гражданско-правовые способы защиты прав несовершеннолетних пациентов
  15. 3.2. Роль органов опеки и попечительства, законных представителей, иных субъектов в защите гражданских прав несовершеннолетних пациентов
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -