<<
>>

4.6. Отменительное условие и цель договора простого товарищества

Согласно ст. 1052 ГК РФ в договоре простого товарищества цель может быть указана в качестве отменительного условия. Здесь имеется редчайший случай, когда закон указывает на возможность включения в договор определенного отменительного условия.

И все же определение цели договора простого товарищества в качестве его отменительного условия оставляет некоторые сомнения.

Общепризнанным является утверждение: договор простого товарищества отличается тем, что направленность интересов сторон совпадает*(402). Удачным видится выражение И.Б. Новицкого: параллельная воля участников товарищества направлена к единой цели*(403).

По мнению Ю.В. Романца, "особое место в гражданско-правовой классификации обязательств по признаку направленности занимает группа договоров, направленных на организацию совместной деятельности двух и более лиц в целях достижения общего для них результата... В отличие от всех остальных договоров участники данных обязательств преследуют единую цель, их интересы тождественны. Конечная цель общецелевой сделки может выражаться в достижении различных экономических и юридических результатов, в том числе и таких, которые обусловят необходимость вступить во встречные договорные правоотношения (например, продажа имущества, совместное выполнение подрядных работ или оказание услуг). Однако важно учитывать, что суть общецелевого обязательства заключается не в конкретном результате, который достигается тем, что участники вступают в подобные встречные правоотношения. Она - во внутренних отношениях между лицами, преследующими единую цель. Поэтому направленность общецелевых договоров как нормообразующий фактор выражается не в конкретной экономической (юридической) цели, а в организации деятельности лиц, преследующих единую цель".

Осуществление совместных действий для достижения определенной цели договора считает квалифицирующим признаком договора простого товарищества и судебная практика.

Так, в одном из постановлений Высшего Арбитражного Суда РФ при обсуждении вопроса о том, является ли спорный договор договором простого товарищества (договором о совместной деятельности), было указано буквально следующее: "...Договор от 24 апреля 2001 г. не является договором о совместной деятельности, поскольку в нем отсутствуют существенные признаки такого договора, в частности участники договора не объединяли своих вкладов, не осуществляли совместных действий для достижения цели договора. Участниками договора от 24 апреля 2001 г. являлись истец и предприятие, при заключении договора стороны преследовали разные цели, а участие дольщика ограничивалось лишь частичным финансированием строительства. Согласовав соглашением от 27 декабря 2002 г. замену одного из них на другое лицо, стороны таким соглашением не нарушили прав иных участников долевого строительства здания"*(404).

Выступление цели договора простого товарищества в качестве квалифицирующего признака договора заставляет усомниться в том, что достижение цели может быть отменительным условием договора простого товарищества.

Ранее при рассмотрении условия как части сделки был сделан вывод о том, что отлагательное условие откладывает типичные для данной сделки правовые последствия, а отменительное условие - прекращает их, но ни отлагательное, ни отменительное условия не формируют эти правовые последствия и не предопределяют направленность сделки. Договор купли-продажи остается договором купли-продажи, какое бы отлагательное условие в него не включали стороны. Договор же простого товарищества, заключаемый для достижения определенной цели, нельзя представить в отрыве от этой цели.

К тому же отличить отменительное условие от достижения цели договора простого товарищества можно по следующим признакам. Цель договора простого товарищества составляет обстоятельство, зависящее от волевых действий сторон. Стороны договора обязаны содействовать достижению общей цели. Понятия недобросовестного содействия и недобросовестного воспрепятствования наступлению условия не могут быть использованы применительно к договору простого товарищества.

Сказанное позволяет не согласиться с тем, что достижение цели может оцениваться в качестве отменительного условия договора простого товарищества.

В таком случае как следует оценивать условие договора простого товарищества о цели договора?

Предлагается для обсуждения следующий вывод: цель договора простого товарищества составляет основание (каузу) договора простого товарищества. В связи с этим достижение цели не может оцениваться в качестве отменительного условия.

В доказательство можно привести следующие доводы.

Первое. Цель договора простого товарищества индивидуализирует предмет обязательства - совместную деятельность сторон*(405).

При заключении договора простого товарищества, как правило, не может быть заранее точно определено, какие именно действия обязана совершить каждая из сторон.

В учебной литературе имеется определенное разногласие по вопросу о существенных условиях договора простого товарищества.

В.С. Ем пишет, что существенными условиями для договора простого товарищества являются условия: (1) о соединении вкладов; (2) о совместных действиях товарищей; (3) об общей цели, ради достижения которой осуществляются эти действия (ст. 1041 ГК РФ)*(406). Напротив, по мнению О.Н. Садикова, "существенными условиями договора являются его цель и характеристика вносимых товарищами вкладов"*(407).

Более точной следует признать последнюю характеристику. Первая же затрагивает скорее признаки договора простого товарищества, чем его существенные условия.

Предположим, стороны определили в договоре вклады и общую цель, для достижения которой обязались действовать совместно, но характер совместных действий (работы, услуги, пользование имуществом) не определили. Является ли такой договор заключенным?

С одной стороны, согласно ст. 432 ГК РФ, существенным условием всякого договора является условие о предмете.

С другой стороны, в момент заключения соглашения зачастую невозможно определить, какие именно действия для достижения цели должны совершить стороны, и совместная деятельность сторон определяется широко, например "производственно-хозяйственная деятельность, направленная на извлечение прибыли".

Условие о предмете следует считать согласованным, если договор позволяет определить род деятельности товарищей и самое главное - цель совместной деятельности товарищей.

При характеристике соотношения условия договора о предмете и условия о цели необходимо также обратить внимание на следующее.

В судебной практике имеются многочисленные указания о том, что соглашение участников совместной деятельности о видах, размерах и порядке внесения вкладов в общее имущество является существенным условием договора простого товарищества.

Так, в одном из постановлений Федерального арбитражного суда Уральского округа отмечено: "В договоре о присоединении от 30 ноября 2006 г. стороны оговорили, что они совместно осуществляют и финансируют мероприятия, необходимые для осуществления реорганизации в форме присоединения, т.е. ведут совместную деятельность для достижения не противоречащей закону цели. Между тем конкретный вид и размер вклада каждой из сторон в денежном либо ином выражении, а также порядок их внесения сторонами не определен. Из содержания базового соглашения о присоединении от 25 августа 2006 г. установить данное обстоятельство также не представляется возможным. В связи с этим вывод судов о том, что ни базовое соглашение, ни договор о присоединении не заключены, в связи с чем они не являются основаниями отношений сторон, регулируемых нормами гл. 55 Гражданского кодекса РФ, правомерен, соответствует требованиям закона и материалам дела" (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7 июля 2008 г. N Ф09-4759/08-С4). Также в качестве примера можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 31 июля 2007 г. N Ф09-9394/06-С4, в котором сказано, что "соглашение участников совместной деятельности о размерах и порядке внесения вкладов в общее имущество является существенным условием договора простого товарищества".

Широкое определение понятия "вклад участника" (ст. 1042 ГК РФ) ведет к размыванию грани между вкладом и собственно деятельностью по достижению общей цели.

Если вкладом может быть и услуга, и даже профессиональные знания, навыки и умения (ст. 1042 ГК РФ), то можно сделать вывод о том, что существенным условием (в качестве условия о порядке внесения вклада) является точная характеристика предоставляемых работ, услуг, возможностей использования профессиональных знаний. Но такое требование было бы заведомо невыполнимо, поскольку в начале совместной деятельности стороны не могут определить, какие именно действия понадобятся для достижения общей цели. Поэтому достаточно, если товарищи определили, в чем состоят вклады каждого из участников и каким способом эти вклады будут использоваться для достижения общей цели.

При этом распределение расходов, связанных с достижением цели, между сторонами само по себе не может оцениваться в качестве внесения вклада. "В договоре простого товарищества... стороны фактически определили порядок распределения между ними затрат (ст. 1046 Гражданского кодекса РФ). Таким образом, исходя из буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений суд первой инстанции правомерно установил, что сторонами не достигнуто соглашение в отношении определения размера вкладов участников и порядка их внесения в общее имущество. Поскольку данные условия являются существенными условиями договора простого товарищества, договор... нельзя считать заключенным. ...С учетом того, что вклады участников в договоре не определены, у них отсутствует общее имущество товарищей".

Второе. Достижение цели выступает тем моментом "встречного" предоставления, благодаря которому договор простого товарищества можно отнести к категории возмездных договоров.

В литературе договор простого товарищества характеризуется в качестве возмездного. По мнению М.И. Брагинского, "всякий раз, когда участник договора простого товарищества вносит в любой форме свой вклад в общее имущество (общее дело) или принимает в различных формах участие своими фактическими или юридическими действиями в совместной деятельности, он это делает в расчете на получение удовлетворения в виде доли в результате совместной деятельности*(408).

В отечественной литературе советского периода было высказано мнение о безвозмездности договора о совместной деятельности. О.С. Иоффе писал о том, что договор простого товарищества не является взаимным в обычном смысле, ибо права и обязанности не противостоят друг другу: "Извлечение пользы не есть еще встречное удовлетворение, характеризующее возмездность договора. Встречное удовлетворение один контрагент получает от другого непосредственно и для себя, тогда как в договоре о совместной деятельности польза извлекается каждым именно от совместных усилий всех, включая собственные усилия данного контрагента. Но, поскольку нельзя предоставлять мзду самому себе и невозможно приписывать подобное качество сообща достигаемому результату, совместная деятельность должна рассматриваться как безвозмездный договор"*(409).

В учебной литературе отмечается, что "договор простого товарищества представляет собой возмездную сделку. Каждый из участников, внесший вклад в совместную деятельность, имеет право на получение материального результата от этой деятельности, а в ряде случаев - встречного удовлетворения от других участников. Имущество, которое выделяется участниками на общее дело, становится объектом их общей долевой собственности. Таким образом, партнеры исполняют договорные обязательства к взаимной выгоде, в пользу всех товарищей, каждый из которых получает известный эквивалент своему взносу. Участник, исполнивший свою обязанность, вправе требовать от контрагентов соответствующих действий по выполнению договорных обязательств, включая передачу ему части общей выгоды. В этом смысле является возмездным даже договор, участники которого не преследуют цели получения прибыли, ибо каждый из партнеров обязуется совершить определенные действия имущественного характера с целью реализации общих задач, следовательно, в пользу других участников совместной деятельности. Возмездным считает договор простого товарищества и судебно-арбитражная практика"*(410).

Дискуссия о возмездности или безвозмездности договора простого товарищества должна быть разрешена с учетом того, что договор простого товарищества направлен на создание общего для всех материального или нематериального блага.

Если по общему правилу обязательство выступает правовой формой оборота имущественных благ, в договоре простого товарищества "оборот" - объединение имущественных вкладов товарищами - выступает не целью, а средством. Цель же состоит в достижении совместными усилиями такого результата, который сам по себе может принимать форму товара. В таком случае достижение цели изменяет обязательство и влечет изменение направления совместной деятельности. С момента достижения цели деятельность направлена не на получение определенного материального или нематериального результата, а на распределение результата между участниками.

Приведем пример достижения результата договора простого товарищества.

Истец - ООО "Трансгруз" обратился в Арбитражный суд Самарской области с иском к ответчику - ООО "Молодежный жилой комплекс "Союз" о взыскании с ООО "МЖК "Союз" убытков по договору простого товарищества, указывая на то, что в настоящее время подлежащие передаче квартиры реализованы ООО "МЖК "Союз" по договорам физическим лицам, в связи с этим становится невозможным исполнение ответчиком обязательств по передаче жилых помещений. Из материалов дела следовало, что между истцом и ответчиком заключен договор о долевом участии в проектировании и строительстве жилого дома.

Предметом договора являлось долевое участие сторон в проектировании и строительстве жилого дома, при этом дольщик-1 принимает дольщика-2 в долевое участие по проектированию и строительству жилого дома в равных долях (50% - дольщик-1 и 50% - дольщик-2). Финансирование каждого этапа строительства производилось сторонами равными долями на основании актов выполненных работ, первичных расходных и приходных документов на материалы, механизмы и оборудование. Обязанность по заключению необходимых договоров с проектными организациями и подрядчиками для строительства указанного в договоре дома возложена п. 3.1 договора на ответчика.

Согласно акту от 14 июня 2004 г. указанный жилой дом принят в эксплуатацию государственной приемочной комиссией о приемке законченного строительством объекта, назначенной распоряжением главы администрации г. Самары. Договор был квалифицирован судом как договор простого товарищества. На момент рассмотрения спора строительство дома было окончено и дом сдан в эксплуатацию, т.е. стороны достигли конечного результата договора простого товарищества*(411).

Налоговое законодательство учитывает значение объединения вкладов как средства, а не цели отношения. Поэтому в соответствии с подп. 5 п. 1 ст. 251 НК РФ в налоговую базу не включается стоимость принадлежащей участнику договора простого товарищества доли имущества, выделенного из имущества, находящегося в общей собственности участников договора. Причем налогом на прибыль (единым налогом, уплачиваемым при упрощенной системе налогообложения) не облагается часть доли в пределах вклада, внесенного участником простого товарищества. Доходы, полученные при выходе из простого товарищества в виде превышения стоимости возвращаемого имущества, приобретенного в процессе совместной деятельности, над стоимостью имущества, внесенного в качестве вклада в такую деятельность, признаются внереализационными доходами (п. 9 ст. 250 НК РФ).

Третье. Понимание цели договора в качестве основания сделки позволяет защитить добросовестную сторону в случае неисполнения договора одним из товарищей.

Доказывая это утверждение, в качестве примера можно привести один из споров, разрешенных Федеральным арбитражным судом Уральского округа.

Общество "Эм-Сервис" обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Сюмсинское производственно-строительное объединение" (далее - общество "Сюмсинское ПСО") о взыскании 500 000 руб. неосновательного обогащения. Решением суда от 31 декабря 2006 г. иск удовлетворен. Взыскано с общества "Сюмсинское ПСО" в пользу общества "Эм-Сервис" 500 000 руб. неосновательного обогащения. Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 мая 2007 г. решение отменено. В удовлетворении иска отказано. Из материалов дела следовало, что 1 февраля 2006 г. между обществом "Сюмсинское ПСО" и обществом "Эм-Сервис" заключен договор намерений, в соответствии с которым стороны обязались соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица с целью извлечения прибыли путем заготовки и переработки древесины до готовой продукции. Вкладом ответчика являются энергоносители, недвижимость - производственные и складские помещения, пилорама Р-65; стоимость вклада истца составляет 2 000 000 руб. Управление общими делами и ведение бухгалтерского учета осуществляет ответчик.

Внесенное сторонами имущество и денежные средства, а также произведенная продукция и полученные доходы признаются общей долевой собственностью сторон на период действия договора. Сторона, желающая прекратить действие договора, должна в письменном виде заявить об этом другой стороне за три месяца до выхода из договора.

Во исполнение условий договора общество "Эм-Сервис" внесло в кассу общества "Сюмсинское ПСО" денежные средства в сумме 1 692 000 руб. Письмом от 4 мая 2006 г. ответчик уведомил истца о прекращении действия договора от 1 февраля 2006 г. в связи с ненадлежащим исполнением его условий. Претензией от 24 мая 2006 г. истец согласился с расторжением договора и потребовал возвращения денежных средств в сумме 1 692 000 руб.

Поскольку общество "Сюмсинское ПСО" исполнить требование о возврате денежных средств отказалось, общество "Эм-Сервис" обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании 500 000 руб. как неосновательного обогащения.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что истцом в кассу ответчика внесены денежные средства в сумме 1 692 000 руб., встречное исполнение ответчиком не предоставлено и обязанность его предоставить отпала в связи с расторжением договора, в силу чего оснований удерживать полученную сумму у общества "Сюмсинское ПСО" не имеется. Отменяя решение и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции указал, что денежные средства, полученные ответчиком по сделке - договору простого товарищества, приобрели статус общей долевой собственности (курсив мой. - Прим. авт.), что исключает возможность удовлетворения требований истца о взыскании неосновательного обогащения. Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции в силе в связи со следующим.

Как видно из материалов дела, "договор от 1 февраля 2006 г. по своей правовой природе является договором простого товарищества (договором о совместной деятельности)".

Суд кассационной инстанции указал: согласно ч. 2 ст. 1050 Гражданского кодекса РФ при прекращении договора простого товарищества вещи, переданные в общее владение и (или) пользование товарищей, возвращаются предоставившим их товарищам без вознаграждения, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Раздел имущества, находившегося в общей собственности товарищей, и возникших у них общих прав требования осуществляется в порядке, установленном ст. 252 Гражданского кодекса РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 1043 названного Кодекса имуществом, находящимся в общей долевой собственности товарищей, признаются внесенное ими имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы.

Таким образом, действующее законодательство устанавливает правовой режим имущества товарищества, в том числе внесенных вкладов, как общую долевую собственность товарищей и в качестве последствий прекращения (расторжения) договора простого товарищества предусматривает раздел такого имущества по общим правилам, установленным для имущества, находящегося в долевой собственности. Возможность истребования вклада, внесенного товарищем во исполнение условий договора, при его расторжении нормами права не предусмотрена.

Кроме того, поскольку в силу положений ст. 1042 Гражданского кодекса РФ исполнение обязательств по внесению вкладов по договору о совместной деятельности происходит не в пользу другой стороны (контрагента), а в пользу созданного товарищества (в общее дело) и внесенное имущество приобретает статус общей долевой собственности участников договора, то из существа данных правоотношений вытекает, что правила, установленные гл. 60 Гражданского кодекса РФ, не подлежат применению к заявленному требованию. При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что оснований для удовлетворения иска о взыскании неосновательного обогащения не имеется, является правомерным, соответствующим требованиям закона и материалам дела*(412).

В приведенном примере удивление вызывает прежде всего попытка стороны истребовать денежную сумму иском из неосновательного обогащения.

Согласно п. 1 ст. 1043 ГК РФ, внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, признается их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества либо не вытекает из существа обязательства.

Согласно п. 2 ст. 1050 ГК РФ при прекращении договора простого товарищества раздел имущества, находившегося в общей собственности товарищей, и возникших у них общих прав требования осуществляется в порядке, установленном ст. 252 Гражданского кодекса РФ, т.е. по соглашению сторон, а при недостижении соглашения - в судебном порядке. Кассационная инстанция, отвечая на довод заявителя об ошибочном неприменении п. 2 ст. 1050 ГК РФ, указала: "Из анализа п. 2 ст. 1050 названного Кодекса следует, что в случае расторжения договора простого товарищества требование о возврате переданной в общее владение вещи, в том числе в судебном порядке, может быть заявлено только в отношении индивидуально-определенной вещи".

Однако требование не о возврате, а о разделе общего имущества в данном случае видится возможным и необходимым.

Далее, даже рассматривая данное дело в тех пределах и том направлении, которые заданы исковым заявлением, нельзя согласиться с тем, что неосновательное обогащение на стороне ответчика отсутствует.

Разве то, что (как указала кассационная инстанция) "исполнение обязательств по внесению вкладов по договору о совместной деятельности происходит не в пользу другой стороны (контрагента), а в пользу созданного товарищества (в общее дело)" исключает невозможность отпадения основания приобретения? Тем более что простое товарищество не составляет юридического лица.

То, что имущество поступает в общую собственность, также неосновательности приобретения не исключает: ведь без законного основания может быть приобретена не только вещь, но и право (в данном случае - доля в праве общей собственности).

Видится очень верным мнение Д.В. Новака (поддержанное В.С. Гербутовым) о том, что "...перераспределение имущественных благ является правомерным тогда, когда оно соответствует экономической цели лица, имущество которого уменьшается в результате такого перераспределения... Если лицом, совершившим предоставление, не достигнута цель такого предоставления либо она вообще отсутствовала, т.е. имущество выбыло из обладания лица против его воли, - возникшее в результате этого обогащение другого лица считается неосновательным"*(413).

В данном случае экономическая цель передачи имущества в общую собственность состояла в том, чтобы совместно действовать для достижения общей цели, но никакого содействия со стороны ответчика по обязательству предоставлено не было.

Специфическое значение цели в многосторонних сделках состоит в том, что от действительности цели зависит существование обязательства.

Можно провести параллель с той совместной деятельностью, которая связана с созданием юридического лица. Например, при невозможности достижения цели фонд как некоммерческое юридическое лицо подлежит ликвидации, если цель не может быть достигнута, а необходимые изменения целей фонда не могут быть произведены (подп. 2 п. 2 ст. 119 Гражданского кодекса РФ).

Четвертое. Достижение цели договора простого товарищества влечет не прекращение, а изменение правоотношения.

Стороны получают право требовать раздела имущества в порядке, установленном ст. 252 ГК РФ. Вещи, переданные в общее владение и (или) пользование товарищей, возвращаются предоставившим их товарищам без вознаграждения, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Товарищ, внесший в общую собственность индивидуально определенную вещь, вправе при прекращении договора простого товарищества требовать в судебном порядке возврата ему этой вещи при условии соблюдения интересов остальных товарищей и кредиторов (п. 2 ст. 1050 ГК РФ).

Поскольку п. 2 ст. 1050 ГК РФ ведет речь о таких волевых действиях, как требование о разделе, требование о возврате, можно сделать вывод о том, что само по себе достижение цели договора простого товарищества не влечет прекращение права общей долевой собственности. Здесь можно провести аналогию: так прекращение брака не влечет прекращение права общей собственности супругов.

В судебной практике считается, что сам по себе договор простого товарищества недостаточен для возникновения права собственности одного из товарищей на результат деятельности (или часть такого результата). Требуется еще соглашение о разделе имущества между товарищами.

Соглашение о разделе имущества между товарищами является сделкой. При этом такое соглашение может совершаться во исполнение договора простого товарищества. Имеются судебные решения, в которых недействительность договора простого товарищества оценивалась как причина недействительности соглашения о разделе результата между товарищами.

Следовательно, достижение цели как правоизменяющий юридический факт влечет обязанность сторон заключить соглашение о разделе имущества между товарищами.

Пятое. Невозможность достижения цели договора простого товарищества влечет такие же последствия, как и ее (цели) достижение. Определяя достижение цели в качестве отменительного условия, законодатель умалчивает о невозможности достижения цели. Германское законодательство в этом отношении несколько более последовательно. Согласно § 726 Гражданского Уложения Германии товарищество прекращается, если обусловленная договором цель товарищества достигнута или ее достижение невозможно. В отечественной цивилистике советского периода подчеркивалось, что "договор о совместной деятельности, заключаемый для достижения определенной цели, прекращается, как только она будет достигнута или выявится невозможность ее достижения"*(414).

Необходимо признать, что невозможность достижения цели договора простого товарищества влечет такие же правовые последствия, как и ее достижение, т.е. раздел имущества между товарищами, возвращение вещей, переданных в общее владение или пользование товарищей, при условии соблюдения интересов остальных товарищей и кредиторов (п. 2 ст. 1050 ГК РФ). Так, например, стороны заключили договор простого товарищества для участия в торгах на право заключения договора о развитии застроенной территории, заключения и исполнения этого договора; но уже после заключения договора простого товарищества принятое органом местного самоуправления решение о развитии застроенной территории признано недействительным (ст. 12 ГК РФ). Обязательство прекращается невозможностью исполнения в силу ст. 417 ГК РФ. Нормы ст. 416, 417 ГК РФ, будучи общими правилами, применяются, несмотря на то что невозможность достижения цели не указана в качестве основания прекращения договора простого товарищества. Что же касается последствий прекращения обязательства, они определены п. 2 ст. 1050. То есть и по российскому гражданскому праву невозможность достижения цели влечет такие же правовые последствия, как и ее достижение.

Таким образом, цель договора простого товарищества правильнее будет сопоставить не с отменительным условием, а с каузой. Договор простого товарищества в зависимости от характеристики цели можно подразделить на бессрочный договор простого товарищества и "товарищество для одного дела". Такое подразделение отражает особенности прекращения обязательства. Право на отказ от бессрочного договора простого товарищества не может быть ограничено.

<< | >>
Источник: Сделки с отлагательным или отменительным условием. 2011

Еще по теме 4.6. Отменительное условие и цель договора простого товарищества:

  1. Лекция 20. Договор простого товарищества
  2. Содержание
  3. 1. Общая характеристика сделки с отлагательным или отменительным условием
  4. 1.1. Понятие отлагательного и отменительного условий сделки
  5. 1.2. Отлагательное и отменительное условия как юридический факт
  6. 2. Сделка с отлагательным или отменительным условием как юридический состав
  7. 2.2. Отлагательное и отменительное условия и возникновение, изменение, прекращение гражданского правоотношения
  8. 3. Отлагательные и отменительные условия односторонних сделок
  9. 3.1. Общая характеристика односторонних сделок с отлагательным и отменительным условиями
  10. 3.2. Отлагательное и отменительное условия согласия и одобрения как односторонних сделок
  11. 3.3. Отлагательные и отменительные условия завещательных распоряжений
  12. 4. Отлагательные и отменительные условия двусторонних и многосторонних сделок
  13. 4.1. Общая характеристика договоров с отлагательным и отменительным условиями
  14. 4.2. Отлагательные и отменительные условия договора купли-продажи
  15. 4.3. Отлагательные и отменительные условия договора дарения
  16. 4.4. Отлагательные и отменительные условия договора аренды
  17. 4.6. Отменительное условие и цель договора простого товарищества
  18. 4.7. Отлагательные и отменительные условия соглашения об уплате алиментов и договора о предоставлении содержания
  19. 4.8. Отлагательные и отменительные условия договора об осуществлении прав участника общества с ограниченной ответственностью и акционерного соглашения
  20. 18. Понятие, виды, условия действительности, содержание, цель договоров в римском частном праве. Заключение договора. Замена лиц в обязательстве. Обязательство с несколькими кредиторами или должниками. Просрочка исполнения обязательства. Ответственность должника за неисполнение обязательства. Возмещение вреда как следствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательства. Способы обеспечения обязательства.
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -