<<
>>

1.2. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов: понятие и содержание

Несовершеннолетние относятся к категории физических лиц, которые в соответствии с семейным, гражданским и иным законодательством Российской Федерации занимают особое правовое положение.

Эта правовая аксиома распространяется и на сферу охраны здоровья несовершеннолетних граждан, оказания им медицинской помощи, предоставления медицинских услуг. В Федеральном законе № 323-ФЗ устанавливается приоритет охраны здоровья детей (ст. 4) и предусматривается целый комплекс особых прав несовершеннолетних пациентов.

Государство признает охрану здоровья детей как одно из важнейших и необходимых условий их физического и психического развития. Дети, независимо от их семейного и социального благополучия, подлежат охране, включая заботу государства, законных представителей об их здоровье и надлежащую правовую защиту их прав в качестве пациентов, и имеют приоритетные права при оказании медицинской помощи (ч. 1, 2 ст. 7 Федерального закона № 323-ФЗ). Хотя это и не означает, что охрана их здоровья осуществляется в ущерб здоровью совершеннолетнего гражданина. Как указал Верховный Суд Российской Федерации принципы охраны здоровья всех граждан не должны никогда и ни для кого нарушаться (решение Верховного Суда РФ от 09 июня 2015 г. № АКПИ15-517[68]).

В то же время правовое положение несовершеннолетних пациентов отличается от правового положения совершеннолетних лиц, обращающихся за оказанием медицинской помощи (на бесплатной или платной основах), как фактически, например, с точки зрения конкретных лечебных процедур, которые к ним применяются, в том числе с согласия законных представителей, так и с законодательной позиции по приоритету охраны здоровья детей, правам и обязанностям, объему получаемой медицинской помощи, порядку ее оказания, документальному оформлению. В связи с этим становится очевидным, что гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов при оказании медицинской помощи или предоставлении медицинских услуг имеет свои особенности.

Однако прежде чем исследовать эти особенности гражданско-правового положения несовершеннолетних пациентов, необходимо определить, кого следует считать несовершеннолетним и что означают сами понятия «несовершеннолетний пациент», «гражданско-правовое положение».

В настоящее время понятие «несовершеннолетний» употребляется и в международно-правовых актах, и в отечественном законодательстве, однако возрастные рамки несовершеннолетия в разных правовых документах не совпадают. Во многих источниках понятие «несовершеннолетний» употребляется в смысле, тождественном понятию «ребенок».

Например, в тексте Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних[69] (приняты в Эр-Рияде, 1990 г.) понятие «несовершеннолетний» используется наряду с понятиями «ребенок» и «подросток», без обозначения каких-либо различий между ними. В п. 2 раздела I данного документа говорится, что для эффективного предупреждения преступности среди несовершеннолетних «…необходимы усилия всего общества в целом в целях обеспечения гармоничного развития подростков при уважении к их личности и поощрении ее развития с раннего детства». В п. 5 того же раздела рассматриваемого акта содержится рекомендация по осуществлению прогрессивной политики предупреждения преступности среди несовершеннолетних: «…избегать криминализации и наказания ребенка за поведение, не причиняющее серьезного ущерба развитию самого ребенка или вреда другим».

В Конвенции ООН о правах ребенка[70], в ст. 1, ребенок определяется как человеческое существо до достижения им 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достиг совершеннолетия ранее.

В СК РФ понятия «ребенок» и «несовершеннолетний» также уравниваются. Так, в ст. 54 СК РФ определено, что «ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия)».

Практически аналогичное определение содержится и в Федеральном законе от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»[71].

В ст. 1 первой главы данного документа указывается, что ребенок – это лицо до достижения им возраста 18 лет (совершеннолетия). Очевидно, что и в данном случае подразумевается синонимичность понятий «ребенок» и «несовершеннолетний».

Подобной точки зрения придерживается также ряд исследователей. Так, Е.А. Капитонова в своей научной работе признает категории «ребенок» и «несовершеннолетний» тождественными по содержанию, обосновывая это тем, что подобный подход вполне соответствует лингвистическим значениям данных понятий[72].

Схожую позицию можно найти и в работе Н.Е. Борисовой[73]. Автор считает возможным употребление в научной литературе понятия «ребенок» в качестве идентичного понятию «несовершеннолетний», причем в виде возрастного критерия вновь фигурирует восемнадцатилетние (автор ссылается на Конвенцию о правах ребенка 1989 г.).

О.В. Садина, исследовавшая правовой статус несовершеннолетнего с теоретико-правовых позиций, полагает также, что «ребенком лицо именуется до достижения совершеннолетия либо вне зависимости от такового при акцентировании внимания на правовой связи с родителями. Термин «дети» используется как форма множественного числа от слова «ребенок»[74].

Однако на рассматриваемую проблему есть и несколько иной взгляд, в том числе законодательный. Анализ действующего законодательства РФ позволяет нам прийти к выводу о том, что термин «ребенок» универсален, поскольку применяется для характеристики лица, как до достижения им 18-летнего возраста, так и старше этого возраста. Обращает на себя внимание тот факт, что во многих случаях данное понятие употребляется не только для обозначения лица в определенных возрастных границах, но и для демонстрации юридически признаваемых связей с родителями или лицами, их заменяющими. В связи с этим стоит согласиться с мнением Е.А. Усачевой о том, что оценку данного понятия следует производить исходя из целей его введения в категориальный аппарат[75].

Например, в соответствии с положениями Налогового кодекса Российской Федерации[76] (подп.

4 п. 1 ст. 218, подп. 2 п. 1 ст. 219) родителям предоставляются стандартные и социальные налоговые вычеты на каждого ребенка, учащегося очной формы обучения, аспиранта, ординатора, интерна, студента, в возрасте до 24 лет.

Таким образом, становится очевидным, что в некоторых случаях законодательство применяет термин «ребенок» в отношении лиц, уже достигших 18 лет (совершеннолетия – в соответствии с критерием Конвенции ООН о правах ребенка), обеспечивая тем самым их повышенную защиту при вступлении в определенный вид правоотношений или исходя из конкретных целей правового регулирования. Для граждан, которые при тех или иных условиях приравниваются к правовому положению ребенка, будучи полностью дееспособными в связи с совершеннолетием, государством могут устанавливаться дополнительные гарантии. А это значит, что законодатель расширяет возрастные рамки понятия «ребенок» до довольно широких пределов − вплоть до 23 лет. Эту позицию поддерживает и Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка[77]. Хотя, с нашей точки зрения, расширение возрастных границ, в которых пациент, например, может быть приравнен по правовому положению к несовершеннолетнему-пациенту, законодательно и теоретически необоснованно. Такие пациенты обладают специальным гражданско-правовым положением, которое может пересекаться с гражданско-правовым положением несовершеннолетних пациентов.

Стоит отметить, что в правовой литературе представлена и иная позиция по исследуемому вопросу. Оппонируя позиции тождественности понятий «ребенок» и «несовершеннолетний», М.В. Геллер считает, что понятия «ребенок» и «несовершеннолетний» далеко не идентичны. По мнению ученого, понятие «ребенок» имеет два значения, одно из которых действительно ограничивается определенными возрастными рамками (возраст достижения совершеннолетия), а другое используется в отношении лица, состоящего в первой степени прямого кровного родства и, соответственно, не имеет отношения к возрастным стратам[78].

И действительно, такая позиция опирается на нормы права, устанавливающие права трудоспособных совершеннолетних детей как близких родственников пациента. Согласно ч. 7 ст. 47 Федерального закона № 323-ФЗ в случае отсутствия волеизъявления совершеннолетнего дееспособного умершего право заявить о своем несогласии на изъятие органов и тканей из тела умершего для трансплантации (пересадки) имеют, в числе прочих субъектов, и дети умершего. При этом, повторимся, указанный Закон использует понятие «дети» и как синоним понятия «несовершеннолетний» (ст.ст. 4, 7, 52, 54, 57, 67).

Что же касается определения непосредственно самого понятия «несовершеннолетний», то следует признать, что во многих международных стандартах отсутствует четкое указание на возрастные рамки несовершеннолетия, что, думается, связано с пониманием по-разному проблем становления личности в различных национальных правовых системах. Например, Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, не содержат никаких уточнений относительно возрастных критериев несовершеннолетия[79]. В Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила)[80], этот субъект права определяется как «… ребенок или молодой человек, который в рамках существующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применимой к взрослому…». Поэтому понятие «несовершеннолетний», в соответствии с данным правилом, может включать широкий возрастной диапазон от 7 до 18 лет и старше.

Разумеется, это определение весьма расплывчато и вряд ли может быть использовано в странах романо-германской правовой системы, к которым относится и Россия, в связи с отсутствием четких возрастных критериев данного понятия. Представляется, что если в международных документах нет указания на возраст, с достижением которого наступает совершеннолетие, то выбор (из имеющихся в международной практике стандартов) при его определении должен быть сделан в пользу верхней возрастной границы ‒ 18 лет.

В отечественном отраслевом законодательстве понятие «несовершеннолетний» находит свое легальное закрепление, но его содержание зависит от целей законодательного регулирования.

Так, п. 1 ст. 26 ГК РФ четко формулирует − «несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет…».

Трудовой кодекс Российской Федерации[81] закрепляет особенности труда лиц, не достигших возраста восемнадцати лет (нормы главы 42).

По Уголовному кодексу Российской Федерации[82] (далее – УК РФ), ч. 1 ст. 87, несовершеннолетние являются лицами от четырнадцати лет ко времени совершения преступления до достижения ими восемнадцати лет.

Как мы видим в российском законодательстве несовершеннолетним признается лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста, с достижением которого закон связывает его полную дееспособность, то есть осуществление всего объема субъективных прав и юридических обязанностей, установленных Конституцией РФ и другими законами государства.

В то же время можно заключить, что отечественные законодатели, как правило, не формулируют четкое определение этого понятия для каждой отрасли права, вероятно, относя его к очевидным. Такую ситуацию можно наблюдать на примере источников гражданского, уголовного, трудового и ряда других отраслей законодательства Российской Федерации.

Общим ориентиром для понимания возрастных границ несовершеннолетия в отечественном праве могли бы стать соответствующие положения Конституции РФ, однако в главном законе страны они не указаны. В связи с этим можно согласиться с позицией Ю.Р. Орловой, которая полагает, что термин «несовершеннолетний», несмотря на сложную, междисциплинарную структуру и частое применение как в разноотраслевом законодательстве, так и в специальной литературе, до настоящего времени не имеет универсального законодательного определения[83].

Анализируя положения международных документов и российских нормативно-правовых актов, правовую литературу, со своей стороны полагаем, что несовершеннолетний ‒ это физическое лицо, не достигшее 18-летнего возраста. Однако вопрос о нижней возрастной планке остается открытым, и не ясно: можно ли считать ребенка несовершеннолетним с момента рождения, или только начиная с достижения им определенного возраста. В то же время решение этого вопроса представляется важным для определения момента возникновения прав и обязанностей несовершеннолетнего пациента.

В определенной мере прояснить эту ситуацию можно, изучая возрастные группы несовершеннолетних по гражданскому законодательству Российской Федерации и исследуя правовую доктрину по этому вопросу. При этом необходимо понимать, что единый подход в законодательстве, правовой науке к определению правовых групп несовершеннолетних, в силу сложности, многоаспектности правоотношений с участием несовершеннолетних, невозможен.

В ГК РФ физические лица до 18 лет подразделяются на несколько возрастных групп:

− малолетние, то есть лица, не достигшие 14 лет; следует отметить, что в этой группе особо выделяется подгруппа лиц от 6 до 14 лет, которая наделена определенной самостоятельностью в части совершения ряда сделок (ст. 28), однако никак не обозначены лица, не достигшие 6-летнего возраста – отсутствует их дефиниция, наименование группы;

− несовершеннолетние, то есть лица в возрасте от 14 до 18 лет; они наделяются рядом прав в части совершения сделок, однако требующих в большинстве случаев одобрения законных представителей несовершеннолетнего (ст. 26).

Отдельно выделяются лица, достигшие 16-летнего возраста, так как именно с достижением этого возраста законодательство связывает приобретение ряда прав, например, право быть членом кооператива (п. 2 ст. 26 ГК РФ). Кроме того, в п. 1 ст. 28 ГК РФ указано, что несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным при соблюдении ряда условий.

В семейном законодательстве Российской Федерации также выделяются отдельные группы несовершеннолетних, наделенных разным объемом прав, однако эти группы не имеют специального наименования. Среди них можно выделить лиц, достигших десятилетнего возраста (ст.ст. 57, 59, 72, 132, 134, 136, 143, 145 СК РФ), четырнадцати лет, которые вправе самостоятельно обращаться за защитой своих прав в суд, требовать установления отцовства в отношении своих детей в судебном порядке (ст.ст. 56, 62 СК РФ), шестнадцати лет, которые, не состоя в браке, в случае рождения у них ребенка и при установлении их материнства и (или) отцовства, вправе самостоятельно осуществлять родительские права (ст. 62 СК РФ).

В Федеральном законе № 323-ФЗ используется термин «несовершеннолетний пациент», а в Решении Совета Евразийской экономической комиссии от 3 ноября 2016 г. № 87[84] ‒ «ребенок пациента», подзаконных актах ‒ «дети-пациенты»[85], «детские пациенты»[86].

Анализ Федерального закона № 323-ФЗ, иных нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения с участием несовершеннолетних пациентов, приводит нас к мнению о том, что данное понятие должно быть законодательно определено в специальном источнике ‒ Федеральном законе № 323-ФЗ следующим образом:

«Несовершеннолетний пациент ‒ это физическое лицо, не достигшее совершеннолетия, которому в целях охраны жизни и здоровья оказывается медицинская помощь или которое обратилось лично или через законных представителей за получением бесплатной медицинской помощи, оказанием платных медицинских услуг, или которое находится под медицинским наблюдением, участвует в качестве испытуемого при соблюдении законом установленного порядка в биомедицинских и иных, непосредственно связанных с медицинской деятельностью, исследованиях независимо от наличия у него заболевания».

Далее возникает другой вопрос: что понимается под гражданско-правовым положением несовершеннолетнего? Этот вопрос требует углубления в теорию правового положения личности.

Проблема правового положения личности в юридической науке поднимается давно. Однако единства мнений ученых о понятии и содержании правового положения личности, соотношении понятий «правовое положение» и «правовой статус» до настоящего времени нет[87]. Многие ученые, в том числе С.А. Комаров[88], В.А. Кучинский[89], В.Н. Протасов[90] разграничивают понятия правового положения и правового статуса. С нашей точки зрения, данные понятия содержательно крайне близки, значительных смысловых отличий в них найти достаточно сложно. Исходя из понимания положения (статуса) как положения человека в системе общественных отношений, правовое положение личности, считаем, следует определить, как законодательно закрепленное положение субъекта права, характеризующееся признаваемыми и гарантируемыми государством правами, свободами и обязанностями (правосубъектностью).

Основу правового положения личности составляют права, свободы, обязанности. Это практически бесспорно признается в правовой доктрине[91] и находит подтверждение в законодательстве, в частности в Конституции РФ (ст. 64). Правовое положение личности (человека и гражданина), при вступлении в какие-либо правоотношения, трансформируется в конкретный вид правового положения. Несовершеннолетний, вступая в правоотношения по защите своего здоровья, своей жизни при оказании медицинской помощи, получении медицинских услуг, соответственно, приобретает гражданско-правовое положение пациента.

Помимо прав и свобод в категорию правового положения ряд специалистов включают и иные элементы, например: обязанности, гражданство, общую правоспособность, правосубъектность, гарантии прав, нормы права, фиксирующие определенный вид правового положения[92].

Особую роль в правовой литературе отводится такому элементу правового положения как правосубъектность. Автор множества фундаментальных трудов в области теории права С.С. Алексеев считал, что правосубъектность вместе с общими правами и обязанностями формирует это понятие[93]. Иного взгляда придерживается ученый-юрист Б.Д. Дамдинов, называя такую позицию логически неверной. По его мнению, с которым нам сложно согласиться, если правосубъектность означает возможность (способность) осуществления прав и обязанностей, то есть фактически «право на статус», то, объединяя право на статус и сам статус, мы нарушаем законы логики[94].

Не способствует выработке единообразного понимания содержания исследуемой категории и действующее российское законодательство.

Конституция РФ формулирует конструкцию правового положения человека и гражданина через права, свободы и обязанности (ст. 64). Отраслевое и специальное законодательство формирует данную конструкцию уже через отдельные виды прав и обязанностей субъектов, определяемых предметом правового регулирования отрасли, подотрасли и институтов права.

ГК РФ, например, называет такие права физических лиц, имеющие отношение к медико-правовой сфере, как право распоряжаться выплачиваемым на него возмещением вреда здоровью (п. 2 ст. 30), право на защиту жизни и здоровья (п. 2 ст. 150), право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью (ст. 318).

Федеральный закон № 323-ФЗ, акт специального законодательства, к структуре правового положения пациента относит, по сути, только права и обязанности граждан в сфере охраны здоровья (ст.ст. 18−27 главы 40), а конкретнее:

− право на охрану здоровья (ст. 18), право на медицинскую помощь (ст. 19), право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и отказ от медицинского вмешательства (ст. 20), право на выбор врача и медицинской организации (ст. 21), право на информацию о состоянии здоровья (ст. 22), право на информацию о факторах, влияющих на здоровье (ст. 23);

− обязанности заботиться о сохранении своего здоровья, проходить медицинские осмотры, проходить медицинское обследование, лечение и заниматься профилактикой (для граждан, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих), соблюдать режим лечения (для граждан, проходящих лечение) (ст. 27).

Тем самым, можно прийти к утверждению, что как специальные права пациента, так и его гражданские права, в первую очередь право на защиту таких нематериальных благ как жизнь и здоровье, составляют основу гражданско-правового положения несовершеннолетних пациентов.

Пациент, будучи специальным субъектом права[95], наряду с медицинскими работниками[96], может иметь и другое правовое положение, в частности, уголовно-процессуальное, если медицинским работником будет виновно причинен тяжкий вред его здоровью. При этом наличие или отсутствие у пациента гражданства, несмотря на то, что именно гражданину гарантируется государственное содействие в осуществлении его прав (ст. 3 Федерального закона РФ от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»[97]), на его гражданско-правовое положение пациента не влияет. Как пишет К.Б. Ярошенко, закрепление в наименовании гл. 3 ГК РФ синонимов понятий «гражданин» и «физическое лицо»[98], указывает на то, что гражданско-правовое положение физического лица распространяется и на граждан РФ, и иностранцев, и лиц без гражданства, и лиц с двойным гражданством.

Гражданско-правовые отношения с участием пациента возникают и прекращаются в связи с разными юридическими фактами, например, в связи с появлением у него заболевания, заключением договора на оказание платных медицинских услуг, независимо от наличия у него заболевания, и по другим основаниям (например, медицинское страхование).

Соответственно, имущественные и личные неимущественные отношения «преломляются» в медико-правовых отношениях, приобретая свою специфику. Осуществить свои личные неимущественные права на охрану жизни и здоровья без применения медицинских мер крайне затруднительно в отдельных обстоятельствах.

Особенности гражданско-правового положения пациента обусловлены и спецификой медико-правовых отношений, главными участниками которых являются физическое лицо-пациент и медицинская организация. Например, согласимся с Г.Г. Кузьменко[99], что правовое положение пациента стоматологической клиники можно рассматривать и с позиции его права на выбор на самостоятельное принятие решения о методе лечения зубов (этико-правовое положение пациента стоматологической практики), и с позиции его права на получение эстетической стоматологической услуги (эстетико-правовое положение пациента стоматологической практики), и с позиции его права на фобийность (психолоправовое положение стоматологического пациента).

Гражданско-правовое положение пациента отражает наиболее важные и существенные связи гражданина с медицинскими организациями, обязанными и уполномоченными в силу требований закона оказывать медицинскую помощь. Отказ в оказании медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи медицинскими организациями не допускается (ч. 2 ст. 11 Федерального закона № 323-ФЗ).

Несовершеннолетние пациенты не исключение. Их физиологические и психологические особенности в решении вопросов охраны своего здоровья, особый объем гарантированных государством прав в сфере охраны здоровья граждан справедливо подтверждают целесообразность выделения гражданско-правового положения несовершеннолетних пациентов. Однако дать определение этого понятия сложно, так как легального определения понятия «несовершеннолетний пациент» в законодательстве РФ, в том числе об охране здоровья граждан, нет, что во многом затрудняет четкое понимание элементов правового положения несовершеннолетних пациентов.

Как мы писали ранее, некоторые источники формулируют определение «несовершеннолетний», но не в значении пациент. В частности, в Рекомендациях по проектированию социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, утвержденных и введенных в действие Указанием Москомархитектуры от 30 апреля 2004 г. №17[100], дается определение несовершеннолетнего с ограниченными возможностями − «лицо в возрасте до восемнадцати лет, оказавшееся в трудной жизненной ситуации с ограниченными возможностями передвижения и (или) с хроническими соматическими заболеваниями».

В специальной литературе можно встретить разное толкование термина «несовершеннолетний пациент», но не самих дефиниций. Например, Г.Р. Колоколов, рассматривая особенности защиты прав несовершеннолетних пациентов, отмечает, что «в социальном плане подростковый и юношеский возраст характеризуются активной социализацией личности. Подростковый возраст (11‒15 лет) является переходным, это возраст полового созревания, параллельно которому достигают зрелости и другие системы организма. Юношеский возраст (14‒18 лет) представляет собой период завершения физического созревания»[101].

Нам представляется, что поскольку гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов имеет свои особенности, связанные как с наделением их законодательством приоритетом в правах в сфере охраны здоровья, так и со спецификой осуществления ими этих прав, дополнением их гражданской и медицинской правосубъектности правомочиями законных представителей, иных субъектов, то при «конструировании» понятия «несовершеннолетний пациент» их надо учитывать.

Также полагаем правильным и своевременным разработку и принятие на уровне Правительства Российской Федерации специального нормативного правового акта, определяющего порядок оказания медицинской помощи и предоставления платных медицинских услуг несовершеннолетним пациентам (его проект представлен в Приложении к настоящему диссертационному исследованию), и закрепление в Федеральном законе № 323-ФЗ и предлагаемом документе понятия «несовершеннолетний пациент».

Подведем основные итоги.

Под несовершеннолетним пациентом, полагаем, следует понимать физическое лицо, не достигшее совершеннолетия, которому в целях охраны жизни и здоровья оказывается медицинская помощь или которое обратилось лично или через законных представителей за получением бесплатной медицинской помощи, оказанием платных медицинских услуг, или которое находится под медицинским наблюдением, участвует в качестве испытуемого при соблюдении законом установленного порядка в биомедицинских и иных, непосредственно связанных с медицинской деятельностью, исследованиях независимо от наличия у него заболевания.

Гражданско-правовое положение несовершеннолетнего физического лица, как пациента медицинской организации, характеризует его в определенном круге общественных отношений, которые возникают, изменяются и прекращаются в медико-правовой сфере в связи с вступлением гражданина при участии законных представителей или самостоятельно в правоотношения по оказанию ему на началах приоритета бесплатной медицинской помощи, предоставлению платных медицинских услуг, участию в биомедицинских исследованиях, медицинскому наблюдению.

Отличительными чертами гражданско-правового положения несовершеннолетнего пациента можно назвать больший, по сравнению с совершеннолетними пациентами, объем прав в сфере охраны здоровья, дополнение его гражданской и медицинской правосубъектности (право и дееспособности пациента принимать решения о получении медицинской помощи и медицинских услуг и нести за них ответственность) правомочиями законных представителей, иных субъектов. При этом необходимо учитывать, что их права пациента превалируют над обязанностями пациента, которые возложены преимущественно не на самих несовершеннолетних пациентов, а на их законных представителей. Это особенно важно при разработке специального нормативного правового акта – Постановления Правительства Российской Федерации о порядке оказания бесплатной медицинской помощи и предоставления платных медицинских услуг несовершеннолетним пациентам.

<< | >>
Источник: Хамитова Гульнара Муллануровна. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов в Российской Федерации Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань-2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.2. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов: понятие и содержание:

  1. Понятие крестьянского (фермерского) хозяйства и общая характеристика его правового положения.
  2. Вопрос 27. Понятие и правовое положение ЛПХ.
  3. Понятие гражданско-правового договора
  4. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  5. 1.2. Понятие и виды гражданско-правовых средств свободного использования произведений
  6. Хамитова Гульнара Муллануровна. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов в Российской Федерации Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань-2018, 2018
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПАЦИЕНТОВ
  10. 1.2. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов: понятие и содержание
  11. 1.3. Дифференциация несовершеннолетних пациентов и особенности их гражданско-правового положения
  12. 2.1. Общие права и обязанности несовершеннолетних пациентов
  13. 2.2. Гражданская правоспособность и дееспособность несовершеннолетних пациентов в возрасте до 14 лет
  14. 2.3. Гражданская правоспособность и дееспособность несовершеннолетних пациентов в возрасте от 14 до 18 лет
  15. 3.1. Гражданско-правовые способы защиты прав несовершеннолетних пациентов
  16. 3.2. Роль органов опеки и попечительства, законных представителей, иных субъектов в защите гражданских прав несовершеннолетних пациентов
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -