<<
>>

2.3. Гражданская правоспособность и дееспособность несовершеннолетних пациентов в возрасте от 14 до 18 лет

Несовершеннолетние пациенты в возрасте от 14 до 18 лет, по общему правилу, как и несовершеннолетние пациенты до 14 лет, также не обладают полной дееспособностью в медико-правовой сфере.

По гражданскому законодательству РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе совершать сделки как самостоятельно, так и с согласия их законных представителей. Исходя из содержания норм ст. 26, п. 1, 2 ст. 28 ГК РФ они вправе самостоятельно как и физические лица в возрасте от 6 до 14 лет совершать мелкие бытовые сделки, сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения, а также распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами, в том числе в связи с исполнением договорных обязательств. Иные сделки они имеют право совершать сами, но при условии получения письменного согласия своих законных представителей ‒ родителей, усыновителей или попечителя, а также при условии их последующего письменного одобрения законными представителями несовершеннолетнего (п. 1 ст. 26 ГК РФ).

В связи с этим очевидно, что несовершеннолетний пациент в возрасте от 14 до 18 лет вправе заключать договор на оказание ему платных медицинских услуг при наличии письменного согласия его законных представителей.

Однако вправе ли несовершеннолетний заключать такого вида договор самостоятельно в силу того, что он имеет самостоятельный заработок (не рассматривая здесь случаи вступления в брак и эмансипации), ведь ни запрета, ни разрешений на это гражданское и специальное законодательство РФ не содержат. К тому же Федеральный закон № 323-ФЗ для определения границ медицинской дееспособности устанавливает возрастную границу 15 лет, по достижении которой несовершеннолетний приобретает возможность давать самостоятельное информированное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него.

Согласно ч. 1, п. 1 ч. 2 ст. 20 Федерального закона № 323-ФЗ обязательное информированное добровольное согласие законного представителя несовершеннолетнего на медицинское вмешательство требуется в том числе и при оказании платных медицинских услуг ребенку, если ему не исполнилось 15 лет (ч. 1, п. 1 ч. 2 ст. 20 Закона № 323-ФЗ). Давая самостоятельное информированное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него несовершеннолетний старше 15 лет тем самым делает возможным или невозможным при определенных обстоятельствах исполнение договора возмездного оказания медицинских услуг.

По нашему мнению, в российском праве не исключена так называемая «законодательная нестыковка»: с одной стороны, законодательство РФ напрямую не запрещает несовершеннолетним в возрасте от 6 до 18 лет заключать договоры на оказание платных медицинских услуг, а с другой стороны, устанавливает ряд законодательных требований для самостоятельного принятия несовершеннолетними в возрасте старше 15 лет и несовершеннолетними, больных наркоманией в возрасте старше 16 лет, решений о медицинском вмешательстве, в том числе осуществляемому по договору об оказании платных медицинских услуг.

В настоящее время выявляется парадоксальная ситуация: несовершеннолетний в возрасте старше 15 лет, имея право на дачу самостоятельно согласия на медицинское вмешательство, самостоятельный доход, право заключать мелкие бытовые сделки и сделки по распоряжению средствами, не может в полном объеме осуществить самостоятельно право на получение платных медицинских услуг при отсутствии согласия законных представителей. Что делать: получать эмансипацию, обращаясь в органы опеки и попечительства или в суд, ждать наступления полного совершеннолетия, претерпевая психические и социальные ограничения, лишения? Получается, что в отдельных случаях им осуществить свои гражданские права и права в сфере охраны здоровья граждан достаточно сложно, если законные представители возражают против получения ими платной медицинской услуги.

Для того чтобы исключить возникшую законодательную неопределенность в вопросе включения в объем гражданской дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет необходимо закрепить в Федеральном законе № 323-ФЗ возможность самостоятельного заказа и получения платных медицинских услуг лица старше 14 лет при отсутствии согласия законных представителей на медицинское вмешательство или их отказ от него, если имеется решение консилиума врачей, то есть несовершеннолетние в возрасте от 14 лет уже имеют положение заказчика и потребителя в сфере охраны здоровья при осуществлении гражданских прав и обязанностей.

Если этого не предпринять, то на практике будут продолжать выявляться противоречия: с одной стороны, несовершеннолетние с 15 лет имеют право давать самостоятельное согласие на медицинское вмешательство, но, с другой стороны, они только 18 лет могут в полном объеме самостоятельно заключать любые виды сделок по оказанию им платных медицинских услуг. Информированное добровольное согласие, предусмотренное Федеральным законом № 323-ФЗ при любом виде предстоящего медицинского вмешательства или отказе от него, необходимо отличать от согласия на совершение сделки, предметом которой будет выступать осуществление действий по медицинскому вмешательству.

Осуществление несовершеннолетними права на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него в силу неточностей законодательных формулировок норм, коллизий гражданского законодательства и специального законодательства затруднено и не позволяет в полной мере обеспечить реализацию ими прав несовершеннолетних пациентов:

‒ в ч. 1 ст. 20 Федерального закона № 323-ФЗ содержится норма, согласно которой информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него дается гражданином или его законным представителем, тем самым, если интересы несовершеннолетнего при получении бесплатной медицинской помощи или платных медицинских услуг представляет его законный представитель, то он такое согласие не дает; однако с данным согласием законодательство об охране здоровья граждан увязывает предоставление информации, связанной с данным медицинским вмешательством, в доступной форме, не уточняя для кого – несовершеннолетнего или законного представителя;

‒ в ч.

2 ст. 20 Федерального закона № 323-ФЗ перечислены субъекты, в отношении которых при медицинском вмешательстве информированное добровольное согласие дает один их родителей или законный представитель; в подп. 1 ч. 2 ст. 20 среди таких субъектов названы лица, не достигшие возраста, установленного ч. 5 ст. 47 и ч. 2 ст. 54 Федерального закона № 323-ФЗ. При этом в ч. 5 ст. 47 Федерального закона № 323-ФЗ указаний на такой возраст не содержится, что позволяет неоднозначно толковать эту норму и применять ее как ко всем несовершеннолетним, так и только к лицам старше 15 лет (не больных наркоманией) и старше 16 лет (больных наркоманией).

Коллизии в законодательстве не способствуют улучшению гражданского правового положения несовершеннолетних пациентов.

Говоря об информационных правах несовершеннолетних пациентов необходимо понимать, что информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или отказ от него и согласие на совершение сделки по оказанию платных медицинских услуг имеют различную правовую природу: административную и гражданско-правовую. Поэтому эти виды согласия необходимо и законодательно различать. При отказе несовершеннолетнего пациента или его законных представителей от дачи информированного добровольного согласия, в отличие от согласия на совершение сделки, при наличии медицинских показаний медицинская помощь будет оказана через институт административного судопроизводства, вопреки воле этих лиц.

Также необходимо признать, что предусмотренная нормами ст. 157.1 ГК РФ возможность получения не только предварительного, но и последующего согласия законных представителей на заключение пациентом старше 14 лет договора об оказании платных медицинских услуг, то есть уже после ее получения, теряет свой защитный механизм. После оказания медицинской услуги уже такое согласие (одобрение) может и не потребоваться. Поэтому необходимо в Правилах оказания бесплатной медицинской помощи и предоставления платных медицинских услуг несовершеннолетним пациентам включить норму о предварительном согласии законных представителей несовершеннолетнего (а возможно и добровольных) на заключение договора об оказании платных медицинских услуг.

В целом, признав неотъемлемое право ребенка на жизнь, выживание и здоровое развитие, Конвенция ООН о правах ребенка закрепляет обязанность государств-участников по обеспечению наиболее совершенными услугами системы здравоохранения и средствами лечения болезней и восстановления здоровья. Россия как государство-участник Конвенции ООН о правах ребенка призвана обеспечить, чтобы ни один ребенок не был лишен своего права на доступ к подобным услугам системы здравоохранения, добиваться полного осуществления данного права и принимать необходимые меры, в том числе для снижения уровня смертности младенцев и детской смертности, обеспечения предоставления необходимой медицинской помощи и охраны здоровья всех детей с обращением первоочередного внимания развитию первичной медико-санитарной помощи, предоставления матерям надлежащих услуг по охране здоровья в дородовой и послеродовой периоды, обеспечения осведомленности всех слоев общества, в частности родителей и детей, о здоровье и питании детей, ребенка и предупреждения несчастных случаев (ст. 24).

Создание условий для здорового развития каждого ребенка с рождения, обеспечение доступа всех категорий детей к качественным услугам, средствам лечения болезней и восстановления здоровья, развитие политики формирования здорового образа жизни детей и подростков определены в качестве одних из основных задач Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы[183]. В названной Стратегии также отмечается «отсутствие действенных механизмов обеспечения участия детей в общественной жизни, в решении вопросов, затрагивающих их непосредственно».

Несмотря на предпринимаемые действия уполномоченных органов в сфере здравоохранения (в частности, Министерства здравоохранения РФ, Министерства здравоохранения РТ в России по-прежнему выявляются случаи нарушения прав несовершеннолетних пациентов.

На значительное количество грубых нарушений прав детей на охрану жизни и здоровья еще в 1996 г. указывала Генеральная прокуратура Российской Федерации[184].

Согласно Федеральному закону № 323-ФЗ предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя допускается в целях инфор­мирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий. Вместе с тем, выявляемые при проведении диспансеризации несовершен­нолетних признаки начала ими половой жизни не исключают инициации и необходимости проведения такой доследственной проверки при наличии подозрения в криминальном характере совершенных в отношении мало­летнего ребенка или подростка действий сексуального характера.

В этой связи следует поддержать точку зрения Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан[185] о том, что целесообразно активизировать обучение несовершеннолетних в образовательных учреждениях основам этики и психологии семейной жиз­ни, организовать просветительскую работу среди подростков и их родите­лей по профилактике раннего вступления несовершеннолетних в половые отношения, предупреждению беременностей и абортов, их последствий на состояние репродуктивного здоровья, а также по формированию у уча­щихся необходимых знаний и навыков ответственного родительства.

Имеется и ряд особенностей при участии несовершеннолетних в отдельных видах медицинской деятельности.

Согласно п. 10 ст. 2 Федерального закона № 323-ФЗ медицинская деятельность представляет собой профессиональную деятельность по оказанию медицинской помощи, проведению медицинских экспертиз, медицинских осмотров и медицинских освидетельствований, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и профессиональная деятельность, связанная с трансплантацией (пересадкой) органов и (или) тканей, обращением донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях.

В соответствии с ч. 3 ст. 7 Федерального закона № 323-ФЗ медицинские организации, общественные объединения и иные организации обязаны признавать и соблюдать права детей в сфере охраны здоровья, что обязывает указанных субъектов принимать повышенные меры защиты прав детей-пациентов при оказании любого вида медицинских услуг.

Условно одной из таких услуг можно назвать услугу по предоставлению возможности пациенту по его желанию принять участие в клиническом исследовании лекарственного препарата для медицинского применения. С услугой их «роднит» то, что клинические исследования могут осуществляться только при желании и возможностях пациентов.

Ранее уже указывали, что, исходя из содержания нормы п. 5 ст. 43 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», пациенты-дети имеют право на участие в проведении клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения, то есть в научном исследовании, проводимом для оценки эффективности и безопасности лекарственного препарата с соблюдением специальных международных правил надлежащей клинической практики (GCP – Good Clinical Practice[186]), с предоставлением гарантией того, что права детей-пациентов, участвующих в исследовании, будут защищены.

Правовой основой для проведения клинических исследований с участием детей (как здоровых, так и имеющих заболевания), кроме Федерального закона от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств», являющимся основным источником правового регулирования отношений, связанных с клиническими испытаниями лекарственных препаратов, выступают:

− Конституция РФ;

− Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;

− Отраслевой стандарт ОСТ 42-511-99 «Правила проведения качественных клинических испытаний в Российской Федерации» (утвержден Министерством здравоохранения от 29 декабря 1998 г.[187]);

− приказы и инструкции Министерства здравоохранения РФ.

Хельсинская Декларация, содержащая международно-правовые нормы участия несовершеннолетних в клинических исследованиях, включает детей в группу особо уязвимого населения, исследования с участием которых должны проводиться только в интересах здоровья именно данной популяции.

Законодательное включение детей в число субъектов, на которых могут проводиться клинические исследования лекарственного препарата для медицинского применения, с медицинской точки объясняется тем, что подобные испытания невозможно заменить исследованиями на тканях in vitro или на лабораторных животных (включая приматов), ведь организм животного отличается от организма человека. В специальной литературе отмечается, что человеческий организм отличается от животного анатомическими, физиологическими и фармакокинетическими характеристиками, реакциями органов и систем на лекарство. Кроме того, некоторые заболевания свойственны только человеку, и их невозможно моделировать у лабораторного животного. Ряд заболеваний детского возраста не имеют близких аналогов у взрослых, а воздействие различных вмешательств у детей может быть совсем не похоже на то, что наблюдается у взрослых.

Поэтому привлечение детей к участию в клинических исследованиях лекарственного препарата может быть просто необходимо.

Осуществление права несовершеннолетних на участие в проведении клинических исследований возможна только при соблюдении ряда условий:

− если участие добровольно;

− если получено согласие родителей, усыновителей детей-пациентов на проведение клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения, данное в письменной форме;

− если проведение клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения необходимо для укрепления здоровья детей или профилактики инфекционных заболеваний в детском возрасте, проводится на основании разрешения на проведение клинического исследования лекарственного препарата, выданного уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, в медицинской организации, аккредитованной уполномоченным федеральным органом исполнительной власти;

− если проведение клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения осуществляется с целью получения данных о наилучшей дозировке лекарственного препарата для лечения детей и ему уже предшествовало клиническое исследование лекарственного препарата для медицинского применения на совершеннолетних гражданах, за исключением случаев, если исследуемый лекарственный препарат для медицинского применения предназначен исключительно для использования несовершеннолетними;

− если несовершеннолетний пациент имеет соответствующие медицинские показания и клиническое исследование лекарственного препарата безопасно для его жизни и здоровья (ч. 1, 4, 7 ст. 38, ч. 2, 6 ст. 40 Федерального закона № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»).

Особо стоит отметить, что Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» не устанавливает возрастных рамок, требований к состоянию здоровья несовершеннолетних для их участия в таких исследованиях, хотя закрепляет требование о согласии родителей и усыновителей несовершеннолетних на проведение научных исследований лекарственных препаратов, и запрет на проведение клинических исследований на несовершеннолетних, оставшихся без родителей или их попечения (ч. 6 ст. 43). Это, по нашему мнению, обоснованно, так как дети не могут сознательно определить необходимость такого их участия, а при отсутствии родителей или их согласия дети не в состоянии в полном объеме оценить необходимость участия в клинических исследованиях. Хотя здесь усматривается и пробел, так как опекуны исключены из круга субъектов, дающих согласие на проведение клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения, что, на наш взгляд, существенно снижает уровень защиты несовершеннолетних потенциальных «испытателей».

Следует отметить, что утративший силу Федеральный Закон от 22 июня 1998 г. № 86-ФЗ «О лекарственных средствах» (п. 5, 7 ст. 40), устанавливал практически аналогичные требования для участия несовершеннолетних в клинических испытаниях лекарственных средств, а также содержал еще одно важное условие: клинические исследование лекарственных средств на несовершеннолетних должно проводится только в тех случаях, когда исследуемое лекарственное средство предназначается исключительно для лечения детских болезней или когда целью клинических исследований является получение данных о наилучшей дозировке лекарственного средства для лечения несовершеннолетних.

По действующему в настоящее время законодательству Российской Федерации дети-пациенты, ставшие участниками клинических испытаний лекарственного препарата для медицинского применения, должны быть обязательно:

− застрахованы (ст. 44 Федерального закона № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»),

− защищены кодом, состоящим из 31 буквенно-числового символа, от незаконного использования их персональных данных (Постановление Правительства РФ от 13 сентября 2010 г. № 714 «Об утверждении Типовых правил обязательного страхования жизни и здоровья пациента, участвующего в клинических исследованиях лекарственного препарата»).

На личность пациента в коде будут указывать только его инициалы (первые буквы фамилии, имени и отчества пациента) и дата рождения. Остальные символы являются техническими и никак не связаны с документами, по которым можно определить личность пациента.

В то же время обращает на себя внимание то, что отдельного этико-правового регулирования проводимых клинических исследований лекарственного препарата для медицинского применения с участием детей в настоящее время в России не осуществляется. Считаем, что существует необходимость в принятии Министерством здравоохранения Российской Федерации инструктивных указаний по организации проведения клинических исследований лекарственного препарата для медицинского применения с участием несовершеннолетних, в которых следует установить:

− форму и существенные условия договора о проведении клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения с участием детей;

− права и обязанности детей при проведении клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения;

− ответственность детей в возрасте от 15 до 18 лет и их родителей, иных законных представителей за виновное ненадлежащее исполнение или неисполнение обязанностей при проведении клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения.

Трансплантация (пересадка) органов и тканей человека допускается в отношении несовершеннолетнего реципиента при наличии информированного добровольного согласия одного из родителей или иного законного представителя, данного в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (ч. 5 ст. 47 Федерального закона № 323-ФЗ).

Вообще, если рассматривать такие специфические отрасли медицины, как трансплантология, репродуктивные технологии, психиатрическая помощь, борьба с туберкулезом и СПИДом, то, вне всякого сомнения, гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов, получающих подобную специализированную помощь, будет существенно отличаться. Осуществление прав пациента на трансплантацию органов и тканей человека будет зависть не только от желания донора-несовершеннолетнего, но опять же от согласия его законных представителей[188].

В то же время законодательное закрепление нормы о трансплантации (пересадке) органов и тканей человека в отношении несовершеннолетнего реципиента обусловлено ростом в современный период ряда заболеваний и ухудшением здоровья нации. Это, в свою очередь, актуализирует проблему защиты прав лиц, страдающих этими заболеваниями, а также здоровых лиц, обладающих правом на предупреждение инфицирования. В частности, отдельные исследователи отмечают, что «несмотря на организацию борьбы с туберкулезом, права пациентов в последние годы нарушаются в силу того, что эффективность лечения снизилась из-за ухудшения социально-экономических условий, сокращения снабжения лекарственными средствами вследствие недостаточной отлаженности производства противотуберкулезных диагностических и лечебных препаратов, субстанций и вакцин в необходимых номенклатуре и объеме»[189]. А значит будут требоваться доноры, согласные на трансплантацию органов.

Российское законодательство предусматривает в качестве специальных оснований для возникновения полной дееспособности вступление физического лица до достижения 18 лет в брак (п. 2 ст. 21 ГК РФ, абз. 1 п. 2 ст. 13 СК РФ) и эмансипацию (ст. 27 ГК РФ). Приобретение несовершеннолетним полной дееспособности влияет не только на его гражданско-правовое положение, но также и на его положение в сфере медико-правовых отношений. Несовершеннолетний пациент, руководствуясь ст. 21, 27 ГК РФ, абз. 3 п. 1 ст. 56 СК РФ, признанный в соответствии с законодательством РФ полностью дееспособным до достижения совершеннолетия, имеет право не только самостоятельно осуществлять свои права и обязанности (например, заключать договор на оказание платных медицинских услуг), но и нести ответственность за свои неправомерные деяния в отношении медицинской организации при оказании ему медицинской помощи (например, умышленное нарушение режима лечения с целью его продления по каким-либо причинам, повлекшее нанесение вреда деловой репутации медицинской организации).

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»[190] (п. 16) указывается, что несовершеннолетний, объявленный в соответствии со ст. 27 ГК РФ эмансипированным, обладает в полном объеме гражданскими правами и несет обязанности (в том числе самостоятельно отвечает по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда), за исключением тех прав и обязанностей, для приобретения которых федеральным законом установлен возрастной ценз (например, для получения разрешения на приобретение оружия).

Какой-либо особый возрастной ценз, как показывает анализ законодательства РФ об охране здоровья граждан, для самостоятельной ответственности досрочно получившего дееспособность несовершеннолетнего по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда медицинской организации, не устанавливается.

С другой стороны, Федеральный закон № 323-ФЗ устанавливает ряд ограничений на самостоятельное осуществление несовершеннолетними прав в сфере охраны здоровья граждан необходимостью получения согласия родителей, законных представителей. Именно это позволяет нам прийти к мнению о том, что приобретение полной гражданской дееспособности до 18 лет не влияет на отношения, регулируемые законодательством РФ об охране здоровья граждан. В частности, права пациента возникают у ребенка, а ответственность за его противоправные действия (например, за виновное причинение вреда имуществу медицинской организации несовершеннолетним пациентом) – у его родителей, законных представителей.

В этом отношении согласимся с А.В. Тихомировым, который считает, что поскольку вред здоровью при оказании медицинских услуг связан с личностью, переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью, не допускается, а ответственности допускается[191].

По нашему мнению, здесь имеется некоторая коллизия между гражданским, семейным законодательством, с одной стороны, и законодательством о здравоохранении − с другой. На это указывает и Л.Ю Михеева[192].

Фактически складывается ситуация, в которой для участия в гражданском процессе несовершеннолетнему полностью дееспособному лицу законный представитель не нужен, а для участия в деле по возмещению вреда медицинской организации − необходим.

Несовершеннолетние пациенты за совершение неправомерных действий в отношении медицинской организации могут выступать субъектами гражданско-правовой ответственности (при достижении возраста 14 лет и наличии источника дохода, иного имущества, согласно гражданскому законодательству Российской Федерации, за причиненный вред медицинской организации).

Согласно ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет будут самостоятельно нести ответственность за причиненный вред медицинской организации на общих основаниях за исключением случаев отсутствия у них доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда, а также случаев нахождения несовершеннолетних на попечении воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения или других аналогичных учреждений. В том случае, если несовершеннолетний в возрасте от 14 лет находился в медицинском учреждении на лечении, ответственность за совершение им гражданско-правового деликта, повлекшего причинение вреда лечебно-профилактическому учреждению, будут нести родители (усыновители), попечители и медицинское учреждение полностью или в недостающей части, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Согласно ст. 155.1, п. 2 ст. 155.2 СК РФ, ч. 5 ст. 11 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»[193] к ответственности за вред жизни или здоровью гражданина, причиненный несовершеннолетним ребенком, в том числе в медицинской организации, могут быть привлечены не только родители, но и:

− усыновители, в том числе проживающие отдельно от детей;

− опекуны (попечители);

− организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которую ребенок был помещен под надзор, в том числе сами медицинские организации;

− медицинская организации, в которой ребенок, имеющий родителей, временно находился под надзором и получал медицинскую помощь;

− лицо, осуществлявшее надзор за ребенком на основании договора, например, договора возмездного оказания реабилитационных услуг.

Согласно пп. 1, 2 ст. 1073, п. 2 ст. 1074 ГК РФ родители (усыновители), опекуны, попечители, а также медицинская или иная организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которую несовершеннолетний был помещен под надзор, отвечают за вред, причиненный несовершеннолетним, если с их стороны имело место безответственное отношение к его воспитанию и неосуществление должного надзора за ним (попустительство или поощрение озорства, хулиганских и иных противоправных действий, отсутствие к нему внимания и т.п.). При этом стоит обратить внимание на то, что медицинские и иные организации, где малолетний временно находился, а также лица, осуществляющие над ним надзор на основании договора, отвечают только за неосуществление должного надзора за малолетним в момент причинения им вреда.

По общему правилу обязанность родителей (усыновителей), опекунов, медицинских или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением им совершеннолетия или получением имущества, достаточного для возмещения вреда. Однако если привлеченные к ответственности лица умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, то суд с учетом имущественного положения потерпевшего и несовершеннолетнего, а также других обстоятельств вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Вред, причиненный несовершеннолетним, должен быть возмещен полностью или в недостающей части, если они не докажут, что вред возник не по их вине. При наличии средств для возмещения вреда у несовершеннолетнего он самостоятельно несет ответственность за причиненный вред на общих основаниях. Данные правила распространяются и на правоотношения, возникающие вследствие причинения несовершеннолетним морального вреда. Полагаем, что несовершеннолетних пациентов необходимо привлекать за нарушения в медико-правовой деятельности к волонтерской помощи в медицинской организации в течение определенного периода (от 1 до 3 месяцев), во внеучебное или рабочее (для лиц старше 16 лет) время, с учетом возрастных особенностей и состояния здоровья ребенка.

Подведем основные итоги.

Несовершеннолетние пациенты в возрасте от 14 до 18 лет обладают большим объем дееспособности, но не имеют, как участники гражданских правоотношений, возникающих при оказании медицинской помощи или предоставлении медицинских услуг, полной дееспособности. Даже наличие эмансипации не отменяет обязанности законных представителей нести ответственности на соблюдение прав несовершеннолетних пациентов. В то же время законодательное установление гражданско-правовой ответственности несовершеннолетних пациентов за вред, причиненный медицинской организации, связано с объемом их гражданской дееспособности и наличием деликтоспособности в медико-правовых отношениях.

Оформление участия несовершеннолетних в различных видах медицинской деятельности осуществляется на основании гражданско-правового договора, в частности, договора о проведении клинического исследования лекарственного препарата для медицинского применения с участием детей. Соответственно, права и обязанности несовершеннолетних, возникающих у них в процессе участия в медицинской деятельности, также входят в содержание их гражданско-правового положения пациента-ребенка.

В свете уточнения гражданской правосубектности и расширения медицинской правосубъектности несовершеннолетних пациентов перспективным представляется:

‒ в Правила оказания бесплатной медицинской помощи и предоставления платных медицинских услуг несовершеннолетним пациентам включить положение о том, что законные представители могут давать только предварительное согласие на заключение договора об оказании платных медицинских услуг;

– законодательное закрепление возможности самостоятельного получения платных медицинских услуг лицами старше 14 лет при отсутствии согласия законных представителей на медицинское вмешательство или их отказ от него, если имеется заключение консилиума врачей;

– внесение изменений в гражданское процессуальное законодательство о введении упрощенного порядка судопроизводства по делам, связанным с защитой прав несовершеннолетних пациентов;

‒ расширение объема гражданско-правовой ответственности несовершеннолетних-пациентов в возрасте старше 14 лет в случае умышленного причинения вреда медицинской организации и включения в их обязанности, например, волонтерской деятельности в медицинской организации с учетом возрастных особенностей ребенка;

– наделение несовершеннолетних пациентов в возрасте от 14 лет и старше правомочиями на участие в клинических исследованиях без согласия законных представителей, при наличии вступившего в законную силу решения суда, если этого позволит повысить качество жизни несовершеннолетнего;

– введение в образовательных учреждениях обязательного курса семейной и медицинской этики, в рамках которого будет повышаться уровень правовой информированности и правовой активности несовершеннолетних в вопросах осуществления ими прав отцовства и материнства, сохранения и охраны здоровья, гражданских прав и обязанностей пациентов.

<< | >>
Источник: Хамитова Гульнара Муллануровна. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов в Российской Федерации Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань-2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.3. Гражданская правоспособность и дееспособность несовершеннолетних пациентов в возрасте от 14 до 18 лет:

  1. Публично-правовые образования как субъекты гражданского права
  2. Тема 3.Гражданское правоотношение.
  3. Вопрос 8. Граждане (физические лица) как субъекты гражданского права. Гражданская правоспособность и дееспособность
  4. Признаки юридического лица его правоспособность и дееспособность
  5. Правоспособность и дееспособность юрлиц.
  6. 9 Понятие и содержание правоспособности граждан
  7. 19 Правоспособность и дееспособность юридических лиц
  8. § 1. Понятие хозяйственных обществ с государственным участием и особенности их гражданской правоспособности
  9. Хамитова Гульнара Муллануровна. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов в Российской Федерации Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань-2018, 2018
  10. ОГЛАВЛЕНИЕ
  11. ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПАЦИЕНТОВ
  12. 1.2. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних пациентов: понятие и содержание
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -