<<
>>

5. Формы индивидуализации юридического лица как внешнее проявление его организационного единства

Вторая группа элементов, определяющая организационное единство юридического лица, - это так называемые индивидуализирующие признаки, при помощи которых отличают одну организацию от другой в имущественном обороте.

Индивидуализация определяется как основная структура, устанавли­вающая целостность и своеобразие отдельного по сравнению с общим1.

В дореволюционной литературе индивидуализацию сводили к ее фир­менному наименованию, связывая это лишь с деятельностью торговых то­вариществ[202] [203].

В отечественной литературе настоящего периода практически отсутст­вуют фундаментальные исследования, посвященные индивидуализирую­щим признакам юридического лица. Однако в последнее время цивилисты стали обращаться к исследованию проблем индивидуализации юридиче­ского лица. К сожалению, современные исследователи в качестве такого признака анализируют лишь фирменное наименование организации[204].

Итак, чтобы отграничить одно юридическое лицо (организацию) от другого в имущественном обороте, необходимо обратиться к совокупности элементов признака организационного единства, индивидуализирующих

его.

В. Н. Цирульников к совокупности этих признаков относит наличие уч­редительных документов, государственную регистрацию, наименование, организационно-правовую форму, местонахождение, наличие органов юридического лица, печатей, штампов, банковских счетов и бухгалтерско­го баланса, ограничиваясь их перечислением1.

Простое перечисление индивидуализирующих элементов не позволяет определить функцию каждого конкретного составляющего, установить не­обходимость наличия и значения для организационного единства юриди­ческого лица.

Кроме того, сама совокупность индивидуализирующих признаков раз­нохарактерна, и каждый ее элемент выполняет свою функцию и несет определенную нагрузку. Это с необходимостью позволяет сгруппировать индивидуализирующие признаки следующим образом:

- организационно-правовая форма юридического лица;

- место его нахождения (государственная регистрация организа­

ции);

- наименование:

а) наименование некоммерческой организации, а в предусмотренных законом случаях наименования коммерческих организаций должны содер­жать указание на характер деятельности юридического лица;

б) фирменное наименование для коммерческой организации;

в) наличие штампов и печатей;

- финансовый механизм деятельности юридического лица:

а) наличие банковских счетов;

б) наличие бухгалтерского баланса или сметы.

Организационно-правовая форма юридического лица впервые в России легально была предусмотрена Законом РСФСФ «О предприятиях и пред­принимательской деятельности» от 25 декабря 1990 года[205] [206].

В настоящее время ГК РФ (п.1 ст.54), упоминая это понятие, не отделя­ет его от наименования юридического лица. Так, в соответствии с Законом РФ «Об образовании» организационно-правовая форма образовательного учреждения - это принадлежность юридического лица к определенному виду собственности. Соединение двух различных индивидуализирующих элементов признака организационного единства юридического лица мож­но объяснить, скорее всего, техническими сложностями установления норм, содержащихся в ст.54 ГК РФ. Не напрасно более подробное определение организационно-правовой формы дается в специальном законодательстве, а разработка этого понятия — в научных исследованиях.

Необходимость формы юридического лица не отрицалась еще россий­скими цивилистами, однако ее существование объяснялось с позиции наличия людского субстрата. А.В. Венедиктов считал, что форма юридиче­ского лица обусловлена формой организации хозяйственно-трудовой дея­тельности коллектива рабочих и служащих во главе со своим ответствен­ным руководителем1. В настоящее время законодатель связывает реальное существование юридического лица как субъекта гражданского права с ор­ганизационно-правовой формой. Подтверждением этому служит перечень организационно-правовых форм, предусмотренных ст.50 ГК РФ, в которых могут создаваться юридические лица в настоящее время.

В.С. Мартемьянов под организационно-правовой формой предприятия понимал совокупность имущественных и организационных отличий, спо­собов формирования имущественной базы, особенностей взаимодействия собственников, предпринимателей и трудового коллектива предприятия, их ответственности друг перед другом и контрагентами[207] [208].

К.Ю. Тотьев считает, что на основе анализа законодательства органи­зационно-правовую форму юридического лица можно определить как со- вокупность указанных в законе элементов и признаков, характеризующих форму собственности, на основе которой создано предприятие, порядок формирования имущественной базы хозяйствующего субъекта (в том чис­ле и с минимальным размером уставного фонда), конструкцию взаимодей­ствия его учредителей и участников, по долгам предприятия, а также поря­док и особенности управления1.

Н. И. Клейн определяет организационно- правовую форму как катего­рию, имеющую большое значение и определяющую характер взаимоотношений между участниками общества или товарищества, режим имущественной ответственности по обязательствам последних, минимальный размер требуемого при создании юридического лица устав­ного фонда, степень защиты интересов кредиторов, порядок управления и распределение полученной прибыли, а также возможные источники финансирования его деятельности[209] [210]. Приведенные определения носят описательный или оценочный характер и не позволяют установить природу организационно-правовой формы юридического лица.

В. Н. Цирульников в организационно-правовой форме видит способ определения существования организаций как субъектов гражданско­правовых отношений[211]. Краткость этого определения не дает возможности уяснить: какова же природа и функции организационно-правовой формы, в чем заключается цель наделения каждого конкретного юридического лица определенной организационно-правовой формой? Ответ на эти вопросы можно найти как в специальном законодательстве, так в науке и практике.

Специальное законодательство, как ранее действовавшее (Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности»[212]; Поло­жение об упорядочении государственной регистрации предпринимателей и предприятий на территории РФ, утвержденное Указом Президента РФ от 08 июля 1994г. №1482[213]; Временное положение о государственной регист­рации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей на террито­рии Хабаровского края, утвержденное постановлением главы администра­ции Хабаровского края от 09 апреля 1999г. №158 с изменениями и допол­нениями, внесенными постановлением Главы администрации Хабаровско­го края №339 от 02 октября 2000г.2), так и действующее сейчас - Феде­ральный закон РФ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»3 и другие нормативные акты опери­руют таким термином, как организационно-правовая форма, предписывая необходимость наличия сведений о ней в уставе каждой конкретной орга­низации.

В то же время ни один из упомянутых или же других норматив­ных актов не предусматривает определения организационно-правовой формы.

Изложенные выше научные мнения о значении категории «организаци­онно-правовая форма» носят оценочный, описательный характер. Необходимо отметить, что в юридической литературе до настоящего времени отсутствует четкое определение понятия «организационно­правовая форма», вместе с тем сама категория используется весьма активно. Можно сказать, что в законодательный и научный оборот введено понятие с неопределенным содержанием. При этом зачастую ученые, используя его, не обращают на него внимания. Такое положение не отвечает потребностям современной науки и действующего законодательства, в связи с чем необходимо уточнить определение поня­тия «организационно-правовая форма».

Полагаю, не было бы ошибкой при установлении понятия использо­вать общефилософские категории. Известно, что форма - это способ орга­низации содержания и его существования в пространстве и времени. Именно по форме и проявляющимся в ней признакам содержания можно судить о самом содержании. Если правильно определить организационно­правовую форму юридического лица, можно выделить субъектный состав его участников, цели создания, основные признаки и способы устройства этого содержания в организационном единстве. Организационные формы деятельности юридических лиц строго определены законом и произволь­ный выход за эти пределы недопустим. Иное ведет к непризнанию органи­зации. Вместе с тем не следует забывать о юридических возможностях, которые представляются учредителям. Организационная форма есть юри­дическая конструкция целевого объединения существенных правовых свя­зей между элементами внутренней структуры юридического лица, обеспе­чивающими ее единство. Все это дает возможность организации выступать от своего имени в качестве самостоятельного участника правоотношений и этим реализовать свою правосубъектность. Законодатель устанавливает общую структуру этой конструкции, а учредитель уже самостоятельно, со­образуясь со своей волей, наполняет ее необходимым дополнительным со­держанием, уточняя отдельные элементы.

Установленные законодателем организационно-правовые формы юри­дических лиц являются необходимым условием существования юридиче­ских лиц как субъектов гражданского права. Представляется, что, раскрыв их содержание, можно познать систему внутренних правовых связей юри­дического лица, определяющих его неделимость и целостность как реаль­ного субъекта гражданских правоотношений. Следует согласиться с выво­дом К. Ю. Тотьева о том, что организационно-правовая форма является ха­рактеристикой его внутренних отношений[214].

Цель существования индивидуализирующих элементов признака орга­низационного единства юридического лица, к которым относится органи­зационно-правовая форма, как уже ранее отмечалось, общая для всех. Яв­ляясь его факультативными элементами, они позволяют отграничить (от­личить) или, наоборот, идентифицировать каждое конкретное юридиче­ское лицо в гражданском (имущественном) обороте, то есть служат прояв­лению этого лица вовне через организационное единство.

Сущность организационно-правовой формы как одного из индивидуа­лизирующих элементов организационного единства заключается в том, чтобы сообразно с избранной формой учредители сформировали уставный капитал создаваемого юридического лица, определили ответственность каждого из них перед кредиторами и установили порядок распределения прибыли. При этом учредители вновь создаваемой организации действуют в этих вопросах не произвольно, а на основании существующих норм за­конодательства, имеющих императивный характер. Соответственно и функции организационно-правовой формы вытекают из ее природы.

Таким образом, организационно-правовая форма юридического лица — это индивидуализирующий элемент организационного единства юридиче­ского лица, который позволяет отличить одну организацию от другой, идентифицировав её в имущественном обороте путем формирования ус­тавного капитала, конкретизации ответственности учредителей (участни­ков) перед кредиторами, а также установления порядка распределения прибыли между участниками.

Следующим индивидуализирующим элементом признака организаци­онного единства является место нахождения юридического лица. Проявля­ется же оно вовне через государственную регистрацию организации, так как ГК РФ устанавливает, что место нахождения юридического лица опре­деляется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное (п.2 ст.54 ГК РФ). В науке этот вопрос почти не освещается, хотя он имеет немаловажное значение и в науке и в практике.

Так, В. Н. Цирульников считает, что государственная регистрация - это признание государством действительного (реального) внутреннего единст­ва организации1.

Законодатель, прежде всего в Гражданском кодексе (ст.51), придает большое значение государственной регистрации организации, поскольку моментом создания юридического лица считается момент его государст­венной регистрации.

Для того чтобы определить место государственной регистрации в сис­теме индивидуализирующих элементов организационного единства юри­дического лица, следует установить характерные черты этого правового

явления.

Статья 54 ГК определяет место нахождения юридического лица местом его государственной регистрации. Место нахождения организации - это своего рода «привязка ее на местности». Поэтому место нахождения юри­дического лица — это индивидуализирующий элемент его организационно­го единства. Однако это не произвольная «привязка». Для того чтобы ор­ганизация приобрела место нахождения, ей необходимо пройти государст­венную регистрацию.

Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»[215] [216] предусмотрено иное по срав­нению со ст.54 ГК положение в отношении государственной регистрации юридического лица. Так, п.2 ст.8 Закона устанавливает, что юридическое лицо регистрируется по месту нахождения постоянно действующего ис­полнительного органа, указанного учредителями в заявлении о государст­венной регистрации. В случае отсутствия такого исполнительного органа - по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

На наш взгляд, законодателем допущен пробел в отношении перечня документов, предоставляемых на государственную регистрацию. В него следовало включить представление документа, подтверждающего наличие у вновь создаваемой организации собственного или арендованного поме­щения, где будут расположены лица, указанные в ст.8 Федерального зако­на «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

На территории Хабаровского края с 1 февраля 1999г. действовала ре­гистрационная палата Хабаровского края по государственной регистрации юридических лиц. За период с 1 февраля 1999г. по 30 июня 2002г. этой палатой было зарегистрировано около четырех тысяч юридических лиц. В течение этого же периода арбитражным судом было рассмотрено 36 дел самых разных категорий, возбужденных как по инициативе самой палаты, так и лиц, желающих зарегистрировать юридическое лицо[217].

Судебная практика с участием регистрационной палаты носит самый разнообразный характер.

Так, 20 апреля 1999г. за Хе 27:23-Р220 регистрационной палатой было зарегистрировано ООО «Желпостпром», учредителем которого выступала О.А. Егорова. В регистрационную палату для государственной регистра­ции ООО «Желпостпром» от имени этой организации обратилось ООО «Компания «Новый Атлант». При принятии документов на регистрацию копия паспорта О.А. Егоровой была сверена с его подлинником. 29 сен­тября 1999г. в регистрационную палату поступило сообщение о том, что ООО «Желпостпром» было зарегистрировано от имени О.А. Егоровой без ее ведома, по ее похищенному паспорту. Решением Арбитражного суда Хабаровского края государственная регистрация ООО «Желпостпром» была признана недействительной1. Подобных дел о признании недействи­тельной государственной регистрации в арбитражных судах немало[218] [219].

Между тем действующее в этой области законодательство о регистра­ции (Федеральный закон «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей») совершенно не отвечает ука­занным выше целям и задачам. Еще при обсуждении законопроекта циви­листы отмечали слабую теоретическую проработку и низкий уровень юри­дической техники; неконкретность некоторых норм; ничем не обусловлен­ную подмену законодательного регулирования государственной регистра­ции юридических лиц подзаконным нормотворчеством[220]. Однако и новая редакция данного Закона, еще не вступив в силу, содержит существенные пробелы правового регулирования.

Статья 23 Закона устанавливает основания для отказа в государствен­ной регистрации. Этот перечень является исчерпывающим. Более того, в Законе фактически отсутствуют основания для отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридиче­ского лица.

Возможным решением этой проблемы является внесение изменений в п. 1 ст. 23 Федерального закона «О государственной регистрации юриди­ческих лиц и индивидуальных предпринимателей», который необходимо дополнить новым подпунктом «в)» следующего содержания:

в) «других случаях, установленных законом».

Правила ст. 23 Закона о регистрации следует распространить на случаи отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в учреди­тельные документы юридического лица.

Предложенные изменения предоставят правоприменителю более широ­кие возможности при разрешении вопросов, связанных с отказом в госу­дарственной регистрацией юридических лиц.

Место нахождения, определяемое по месту государственной регистра­ции юридического лица, служит еще одним составляющим, еще одним «кирпичиком», который позволяет организационному единству этого лица проявляться вовне. Государственная регистрация - это установленный за­коном порядок, служащий индивидуализации, ориентированности на месте и проявлению вовне (то есть в имущественном обороте) организационного единства конкретного юридического лица.

Фирменное наименование юридического лица неоднократно являлось предметом исследования в отечественной правовой теории. Как индиви­дуализирующий элемент организационного единства, являющийся формой его внешнего проявления, наименование юридического лица - явление сложное и многогранное. При этом оно представлено несколькими элемен­тами: наименование некоммерческих организаций, а также унитарных предприятий (в предусмотренных законом случаях других коммерческих организаций должны содержать указания на характер деятельности юри­дического лица); фирменное наименование для коммерческих организаций (ст.54 ГК РФ); наличие штампов и печатей. Наименование организации, пожалуй, наиболее полно, ярко и индивидуально позволяет идентифици­ровать конкретное юридическое лицо, отличить одно лицо от другого. Определение понятия фирменного наименования коммерческого юридиче­ского лица имеет свою проблему. Как уже было сказано, коммерческая ор­ганизация обязана иметь фирменное наименование (п.4 ст.54 ГК РФ). Од­нако до настоящего времени законодатель не принял специального закона о фирменном наименовании коммерческой организации. Сегодня сущест­вует лишь ряд норм ГК РФ (ст.4 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст.4 Федерального закона «Об обществах с ограниченной от­ветственностью, а также Положение о фирме, утвержденное постановле­нием ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927г.), которые так или иначе разрешают вопросы фирменного наименования[221]. Отсутствие специального нормативного акта создает серьезные проблемы в правоприменительной практике.

Так, Арбитражным судом Хабаровского края было рассмотрено дело по иску ЗАО «Хабаровский завод металлоконструкций» к ОАО «Хабаровский завод металлических конструкций» с требованием обязать ответчика изме­нить фирменное наименование на отличающееся по созвучности. При су­дебном разбирательстве было установлено, что в Хабаровском крае осуще­ствляют предпринимательскую деятельность два юридических лица с оди­наковым фирменным наименованием: «Хабаровский завод металлических конструкций». Истец приобрел свое наименование «Хабаровский завод металлоконструкций» в 1987г. как государственное предприятие, это же наименование осталось за ним в результате приватизации в 1993г. и пре­образования его в закрытое акционерное общество в 1995г., в связи с при­нятием первой части Гражданского кодекса Российской Федерации при го­сударственной регистрации истца. Ответчик приобрел наименование «Ха­баровский завод металлических конструкций» в 1988г., в процессе прива­тизации в 1993г. это фирменное наименование также осталось за ним, по­сле принятия первой части Гражданского кодекса Российской Федерации ответчик в 1996г. был преобразован в открытое акционерное общество «Хабаровский завод металлических конструкций» путем государственной регистрации.

Суд первой инстанции, установив изложенные выше обстоятельства, исследовав представленные сторонами доказательства, пришел к выводу о том, что требования истца обоснованны и подлежат удовлетворению, по­скольку истец и ответчик имеют одинаковые фирменные наименования, сходные до степени смешения. Однако истец приобрел свое наименование раньше, в 1987 году. Ответчик - позже, в 1988 году. Кроме этого, истец также раньше ответчика был перерегистрирован в связи с принятием пер­вой части ГК РФ как закрытое акционерное общество «Хабаровский завод металлоконструкций». Суд при вынесении решения в пользу истца руко­водствовался пунктом 4 ст. 54 ГК РФ, предусматривающим, что юридиче­ское лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в уста­новленном порядке, имеет исключительное право его использования. Ли­цо, неправомерно использующее чужое зарегистрированное фирменное наименование, по требованию обладателя права на фирменное наименова­ние обязано прекратить его использование и возместить понесенные убыт­ки. Принимая решение о возложении обязанности на ОАО «Хабаровский завод металлических конструкций» прекратить использование наименова­ние «Хабаровский завод металлических конструкций», суд руководство­вался также общими положениями ГК РФ (п.1 ст.51) о том, что юридиче­ское лицо подлежит государственной регистрации, данные которой, в том числе для коммерческих организаций фирменное наименование, включа­ются в единый государственный реестр юридических лиц, открытый для всеобщего ознакомления. Суд посчитал, что, поскольку специального за­кона, содержащего правила о порядке использования фирменного найме- нования, в настоящее время нет, следует руководствоваться общими нор­мами ГК РФ1.

Апелляционная инстанция Арбитражного суда Хабаровского края от­менила решение суда первой инстанции по следующим основаниям: суд первой инстанции не исследовал вопрос о том, какое именно фирменное наименование принадлежит истцу, а какое - ответчику, так как судом не исследован вопрос об организационно-правовой форме каждого из них. Апелляционная инстанция посчитала, что в состав фирменного наимено­вания должно входить не только сугубо название коммерческой организа­ции, но и указание на организационно-правовую форму, которая принад­лежит данному юридическому лицу.

Кассационная инстанция отменила постановление апелляционной ин­станции и оставила в силе решение суда первой инстанции, руководству­ясь тем, что суд апелляционной инстанции сделал неправильный вывод о том, что организационно-правовая форма входит составной частью в фир­менное наименование, а поскольку истец и ответчик имеют разные органи­зационно-правовые формы, следовательно, их фирменные наименования не являются одинаковыми. Однако кассационный суд не принял позицию апелляционного суда, его постановление отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе1.

Кассационный суд, оставляя в силе решение суда первой инстанции, в данном случае не учел позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, высказанную в информационном письме Высшего Арбитраж­ного Суда РФ от 29 мая 1992 г. № С-13/ОПИ-122 «Об отдельных решениях совещаний по арбитражным судам»[222] [223], а также в Постановлении Президиу­ма Высшего Арбитражного Суда РФ от 09 февраля 1999г. № 7570/98[224], фирменное наименование коммерческой организации должно содержать обязательную часть, то есть указание на его организационно-правовую форму и тип. Фирменное наименование служит средством индивидуализа­ции юридического лица. Таким образом, кассационная инстанция, остав­ляя в силе решение суда первой инстанции по делу № А73-6724/10-99 не учла требований закона (п.4 ст.54 ГК) о необходимости включения в фир­менное наименование организационно-правовой формы юридического ли­ца.

Анализ обстоятельств приведенного выше примера дает основание обозначить проблемы, существующие в вопросе о фирменном наименова­нии юридического лица, и сделать некоторые выводы.

Основной проблемой является отсутствие специального нормативного акта, регулирующего порядок использования фирменного наименования юридического лица, точнее, коммерческой организации, являющегося его индивидуализирующим элементом во внешнем мире, деловом или право­вом обороте. Принятие такого современного акта тем более необходимо, что вопрос об индивидуализирующей роли фирменного наименования яв­ляется, пожалуй, наиболее дискуссионным. Институт фирменного наиме­нования вызывает достаточно противоречивые мнения, ввиду его особой правовой природы: до сих пор среди специалистов нет единого мнения о том, что индивидуализируется им - его носитель или деятельность по­следнего, его предприятие (или предприятия)[225]. Дискуссионность вопроса вызвана еще и тем, что фирменное наименование как один из индивидуа­лизирующих элементов юридического лица в большей степени проявляет­ся в его организационном единстве. Это сказывается и в отсутствии едино-

го мнения в вопросе о понятии и сущности фирменного наименования. Тем более, что ГК РФ такого определения не дает, лишь предусматривает, что юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование (п.4 ст.54 ГК РФ).

Положение о фирме, утвержденное постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927г.1, также не содержит определения фирменного на­именования, лишь устанавливает порядок и правила пользования «фир­мой», отождествляя это понятие с фирменным наименованием. Это Поло­жение в понятие фирменного наименования включает его исключительное использование в сделках, на вывесках, объявлениях, рекламе, на бланках, на щитах, на товарах предприятия, их упаковки и т.п. (п.8 Положения). Г.Ф. Шершеневич в свое время указывал, что фирма вовне может выра­жаться в том числе в подписи, которую употребляют в деловой докумен­тации, корреспонденции[226] [227].

В июне 2001г. Правительство РФ для последующего внесения в Госу­дарственную Думу РФ был представлен проект Федерального закона «О фирменном наименовании», разработанный Роспатентом совместно с Ми­нистерством по антимонопольной политике и поддержке предпринима­тельства РФ. Анализируя этот проект, В.В. Орлова приводит такое опреде­ление фирменного наименования: «Фирма — это наименование коммерче­ской организации, являющейся средством индивидуализации, призванным отличать одну коммерческую организацию от другой коммерческой орга­низации при осуществлении предпринимательской деятельности»[228].

Для того чтобы индивидуализировать субъектов предпринимательской деятельности, фирменное наименование должно содержать определенный набор информации о конкретном субъекте. В частности, словесное обозна­чение, которое избирается в качестве фирмы, должно строиться по опреде­ленным правилам и состоять из относительно самостоятельных частей.

В юридической литературе принято выделять две части фирмы: основ­ную, которая именуется корпусом фирмы, и вспомогательную, называе­мую добавлением[229]. На законодательном уровне общие правила составле­ния фирменного наименования отсутствуют. Следует отметить, что проект Федерального закона «О фирменном наименовании» этот пробел устранил: ст.2 предусматривает, что фирменное наименование состоит из указания на организационно-правовую форму и словесного обозначения или обо­значений, выбранных коммерческой организацией.

Такое понимание фирменного наименования коммерческой организа­ции очень симптоматично: в нем просматривается взаимосвязь и взаимное влияние фирменного наименования юридического лица с его организаци­онным единством.

Правила составления фирменных наименований отдельных видов ком­мерческих организаций предусмотрены действующим законодательством. В основном эти правила определяют ту информацию, которая обязательно должна содержаться в корпусе фирмы, поскольку корпус фирмы является обязательной частью всякого фирменного наименования, содержит указа­ния на организационно-правовую форму юридического лица, его тип и предмет деятельности, а в некоторых случаях и иные характеристики.

Так, п.З ст.69 ГК РФ устанавливает, что фирменное наименование пол­ного товарищества должно содержать либо имена (наименование) всех его участников и слова «полное товарищество» либо имя «наименование» од­ного или нескольких участников с добавлением слов « и компания» и слов «полное товарищество». Смысл указания имен полных товарищей в этой организационно-правовой форме состоит в том, чтобы информировать других участников гражданского оборота о лицах, несущих неограничен­ную ответственность по долгам товарищества.

Статья 4 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответст­венностью» предусматривает, что полное фирменное наименование обще­ства на русском языке должно содержать полное наименование общества и слова «с ограниченной ответственностью» и не может содержать иных терминов и иные аббревиатуры, отражающие его организационно- право­вую форму, в том числе заимствованные из иностранных языков. Для ха­рактеристики этого положения Закона показателен следующий пример из судебной практики.

Арбитражный суд Хабаровского края рассмотрел дело по иску ТОО «Негосударственный фонд имущества» к Регистрационной палате Хаба­ровского края по государственной регистрации юридических лиц о при­знании недействительным отказа в государственной регистрации измене­ний в учредительные документы, касающихся его организационно­правовой формы.

ТОО «Негосударственный фонд имущества» обратилось в регистраци­онную палату с заявлением о внесении изменений в учредительные доку­менты: организационно-правовую форму «Товарищество с ограниченной ответственностью» заменить на форму «Общество с ограниченной ответ­ственностью», оставив фирменное наименование «Негосударственный фонд имущества». Регистрационная палата отказала в государственной ре­гистрации этих изменений, сославшись на статью 4 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», поскольку в наимено­вании заявителя присутствует термин, отражающий организационно­правовую форму — «фонд». Заявитель обратился с иском в Арбитражный суд Хабаровского края, посчитав отказ регистрационной палаты не соот­ветствующим закону.

Суд первой инстанции отказал истцу в удовлетворении исковых требо­ваний на основании той же ст.4 Федерального закона «Об обществах с ог­раниченной ответственностью».

Апелляционная инстанция оставила в силе решение суда первой ин­станции. Кассационный суд оставил без изменения постановление апелля­ционного суда и решение суда первой инстанции1.

Вторая часть фирменного наименования называется «добавление». Это вспомогательный элемент фирмы, который содержит номер или иное обо­значение, необходимое для отличия однотипных коммерческих организа­ций. Роль таких обозначений чаще всего выполняют оригинальные слова, собственные имена, географические названия. Добавление, как и элементы корпуса фирмы, должны соответствовать действительности и не вводить в заблуждение потребителей и контрагентов.

Следует отметить, что, если к содержанию корпуса фирмы закон предъявляет определенные требования, которые автор изложил ранее, то к содержанию добавления ни ГК РФ, ни специальное законодательство та­ких требований не предъявляют, коммерческая организация свободна в выборе обозначений, входящих во вспомогательную часть ее фирменного наименования.

На практике это выглядит следующим образом: юридическое лицо за­нимается торговлей бытовыми товарами, имея наименование «Нефтяная компания»[230] [231]. Свобода в выборе наименований должна иметь определенные пределы, как это предусматривают некоторые законодательные акты. Так, особый порядок установлен в отношении использования в фирменных на­именованиях слов «Россия», «Российская Федерация», а также прилага­тельного «федеральный». Это возможно лишь с разрешения специальной правительственной комиссии1.

Далее ст. 7 Закона РФ «О банках и банковской деятельности в РФ»[232] [233], ст. 5 Закона РФ «О товарных биржах и биржевой торговле»[234] предусматривают, что использование организацией в своем наименовании слов «банк», «биржа», «товарная биржа» возможно лишь при наличии лицензии на осуществление банковской или биржевой деятельности.

Статья 2 Закона РФ «О торгово-промышленных палатах в РФ»[235] [236] запре­щает организациям, созданным не в соответствии с этим Законом, исполь­зовать в своих наименованиях слова «торгово-промышленная палата», «торговая палата», «промышленная палата».

Перечисленные запреты не охватывают всех видов обозначений, кото­рые не могут быть использованы в фирменных наименованиях.

Следует согласиться с В.В. Голофаевым в том, что необходимо также установить перечень обозначений, которые не могут быть использованы в фирменных наименованиях. В частности, обозначения, противоречащие нормам морали, нецензурные, воспроизводящие имена физических лиц без их согласия, уже содержащиеся в фирменных наименованиях других орга­низаций, имеющих приоритет в праве на фирму, представляющие собой зарегистрированные товарные знаки, наименования мест происхождения товаров, права на которые принадлежат третьим лицам3.

Для того чтобы обеспечить истинность фирменных наименований, не­обходимо в будущем законе предусмотреть определенные запреты. Пред­ставляется, что в него следует внести положения, запрещающие включать в фирму обозначения, способные ввести в заблуждение.

В законе необходимо предусмотреть также перечень обозначений, ко­торые могут применяться только при наличии разрешения:

- при использовании слов: «Россия», «Российская Федерация», «феде­ральный»;

- при использовании наименования субъекта Федерации или муници­пального образования;

- при воспроизведении имен физических лиц;

- при воспроизведении наименований, уже содержащихся в фирменных наименованиях других организаций, имеющих приоритет в праве на фир­му.

Этот перечень должен содержать прямой запрет на использование обо­значений, имеющих нецензурный характер или противоречащих нормам морали и нравственности.

Необходимо легально предусмотреть ведение единого государственно­го реестра фирменных наименований, дабы предотвратить возможность существования и регистрации коммерческих организаций с идентичными или сходными до смешения фирменными наименованиями, как это про­изошло в приведенном автором примере из судебной практики.

Принцип исключительности фирмы означает, что фирменное наимено­вание должно быть новым и отличным от фирм, исключительные права на которые принадлежат другим коммерческим организациям (п.4 ст.54 ГК РФ). При всей его видимой простоте этот принцип является наиболее сложным в плане реализации[237].

Лицо, неправомерно использующее чужое фирменное наименование, по требованию лиц должно прекратить его использование. Возникает воп­рос: возможно ли различным субъектам выступать в обороте хотя бы и со сходными, но не полностью совпадающими фирменными наименования­ми.

Высший Арбитражный Суд в информационном письме от 29 мая 1992г. №13/ОПИ-122 «Об отдельных решениях совещаний по арбитражным су­дам»[238] разъяснил, что если предприятия имеют разную организационно­правовую форму, которая отражена в их фирменных наименованиях, то они могут выступать в обороте под одним и тем же названием.

Такой подход является формальным, и его последовательная реализа­ция на практике не обеспечивает достижения цели должной индивидуали­зации участников гражданского оборота — юридических лиц.

Таким образом, представляется оправданным уточнить определение фирменного наименования.

Фирменное наименование - это элемент индивидуализации организа­ционного единства коммерческой организации, который должен содержать указание на ее организационно-правовую форму, вид юридического лица, в установленных законом случаях на характер деятельности, а также сло­весное обозначение, выбранное учредителями (участниками).

Наличие у юридического лица штампов и печатей, отражающих и фик­сирующих в объективированном виде его организационно-правовую фор­му, наименование (фирменное наименование - для коммерческой органи­зации) и местонахождение, также индивидуализирует это лицо.

В Российской Федерации отсутствует специальный нормативный акт, устанавливающий правила о печатях и штампах юридического лица, о том минимуме информации, которая должна в них содержаться.

На практике это приводит к тому, что в субъектах Федерации появля- кугся свои нормативные акты, восполняющие этот пробел. Причем этот пробел может быть восполнен в ущерб участникам гражданского оборота.

Так, в свое время глава администрации Хабаровского края принял по­становление №319 от 24 июля 1997г. «Об утверждении положения о по­рядке изготовления, изъятия и ликвидации печатей, штампов предприни­мателей всех форм собственности и физических лиц, занимающихся пред­принимательской деятельностью без образования юридического лица»1. Этим постановлением юридическим лицам и предпринимателям предпи­сывалось в трехмесячный срок изготовить новые печати взамен имеющих­ся с указанием идентификационных номеров налогоплательщиков. В слу­чае неисполнения этого постановления старые печати с 6 ноября 1997г. объявлялись недействительными.

Хабаровская краевая ассоциация юристов обратилась в Хабаровский краевой суд с иском о признании этого постановления не соответствую­щим положениям п.2 ст.1 ГК РФ, поскольку оно нарушает права, в том числе юридических лиц, осуществляющих гражданские права своей волей и в своем интересе.

Решением Хабаровского краевого суда иск был удовлетворен, кассаци­онная и надзорная инстанция оставили это решение без изменений[239] [240].

Этот пример подтверждает общее правило: любой пробел в граждан­ском законодательстве может быть восполнен, но не всегда без ущерба для участников гражданского оборота.

Не обязательно принимать специальный нормативный акт по этому во­просу. Достаточно предусмотреть в Законе «О фирменном наименовании» норму, которая содержала бы перечень необходимой информации в печа­ти и штампе юридического лица.

В этот перечень следует включить полное и, если оно имеется, сокра­щенное наименование (а также фирменное наименование для коммерче­ской организации) на русском языке; организационно-правовую форму, место нахождения.

В числе прочих эти сведения должны содержаться в государственном реестре юридических лиц (ст.5 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»)[241].

Норма о необходимой информации, содержащейся в печати или штам­пе юридического лица, может предусмотреть правило о том, что это лицо вправе указывать и другую дополнительную информацию, если сочтет не­обходимым.

Последним элементом организационного единства, индивидуализи­рующим юридическое лицо, является его финансовый механизм: наличие банковских счетов, бухгалтерского баланса или сметы.

Пункт 1 ст.48 ГК РФ упоминает лишь об обязанности юридического лица иметь самостоятельный баланс или смету. В то же время, п.2,3 ст.861 ГК устанавливает, что расчеты между юридическими лицами производятся в безналичном порядке через банки или иные кредитные организации, в которых открыты соответствующие счета. Это дает основание говорить о финансовом механизме, посредством которого юридическое лицо осуще­ствляет предпринимательскую деятельность как плательщик (покупатель) по гражданско-правовым договорам.

Составные элементы этого финансового механизма (банковский счет и баланс или смета) нас интересуют с позиции индивидуализации юридиче­ского лица, способствующей в свою очередь, оформлению его организаци­онного единства.

Банковский счёт, безусловно, явление гражданско-правовое. Отноше­ния, возникающие между банком (кредитной организацией) и клиентом, реализуются договором банковского счёта (ст. 845 - 859 ГК РФ). Клиент может иметь в банке самые различные банковские счета: депозитные, рас­чётные, текущие, текущие валютные, счета финансирования капитальных вложений, ссудные, бюджетные, корреспондентские или несколько теку­щих счетов. Открытие любого из этих счетов всегда сопровождается за­ключением договора банковского счёта, принадлежащего только ему. В этом проявляется индивидуализирующее значение наличия у юридическо­го лица банковского счёта, а также завершение его организационного единства, поскольку открытие счёта в банке - последняя «ступенька», ко­торую необходимо пройти учредителям (участникам) юридического лица для того, чтобы в гражданском обороте появился новый субъект.

В литературе высказано мнение о том, что договор банковского счёта является разновидностью договора присоединения и на него должны рас­пространяться положения ст. 428 ГК РФ[242]. Само понятие договора присое­динения является новым для российского гражданского законодательства. Его сущность выражается в способе его заключения. Одна из сторон пред­лагает все условия договора, содержащиеся в формулярах или иных стан­дартных формах, а другая либо принимает их целиком, и тогда договор считается заключённым либо не принимает хотя бы одно из условий, и то­гда договор не заключается.

Представляется, что на банковский договор не следует распространять правила о договорах присоединения, так как условия каждого конкретного банковского договора являются сугубо индивидуальными.

Другим элементом финансового механизма является самостоятельный баланс или смета юридического лица. Баланс необходим коммерческой ор­ганизации, смета отражает поступление и расходование финансовых средств, являясь формой имущественного обособления некоммерческой организации. Это правило содержит ряд исключений (потребительский кооператив действует на основании баланса; учреждение, финансируемое собственником, имеет смету и баланс — в случае, если оно осуществляет предпринимательскую деятельность). Гражданское законодательство не- определяет и не регулирует такие категории. Это связано с тем, что терми­ны «бухгалтерский баланс», «смета» - явление не гражданско-правовое. Бухгалтерский баланс - это документ бухгалтерского учёта, который в обобщённом денежном выражении даёт представление о финансовом со­стоянии дел конкретной коммерческой организации. По общему правилу, юридическое лицо обязано иметь полный и законченный, то есть само­стоятельный бухгалтерский баланс. Самостоятельность (или закончен­ность бухгалтерского баланса состоит в том, что в нем отражается все имущество, поступления, затраты, активы и пассивы юридического лица.

Смета же определяет права и обязанности руководителя учреждения по целевому использованию денежных средств, отпускаемых собственником, финансируемым учреждение. Современная теория гражданского права представлена новой точкой зрения на соотношение правил бухгалтерского учёта и налогообложения хозяйственных операций и норм гражданского законодательства1. Суть этого взгляда заключается в том, что для форми­рования договорной политики конкретной организации необходимо уста­новить связи между нормами гражданского законодательства по конкрет­ным видам хозяйственных договоров и порядком бухгалтерского учёта и налогообложения операций по их исполнению[243] [244]. Рациональность этой по­зиции очевидна. Более того, следует ставить вопрос не только о соотноше­нии норм налогового, бухгалтерского и гражданского законодательства, но и о влиянии этих трёх групп норм на юридическую самостоятельность ор­ганизации, составным элементом которой является её организационное единство.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что целостность и своеоб­разие конкретного юридического лица достигаются за счет совокупности индивидуализирующих элементов, обеспечивающих его организационное единство и возможность отличить одну организацию от другой в граждан­ском обороте.

<< | >>
Источник: Збарацкая Лариса Анатольевна. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ ЕДИНСТВО В СИСТЕМЕ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Хабаровск 2003. 2003

Скачать оригинал источника

Еще по теме 5. Формы индивидуализации юридического лица как внешнее проявление его организационного единства:

  1. ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ НАУКИ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРАВА1
  2. Введение
  3. Сущность юридического лица. Понятие и система признаков юридического лица по действующему российскому законодательству
  4. § 1. Обязательные элементы содержания организационного единства юридического лица
  5. 5. Формы индивидуализации юридического лица как внешнее проявление его организационного единства
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -