<<
>>

Глава 2 Договор в правовом регулировании

Право, как известно, имеет своей общей целью регулирование междучело­веческих отношений.

И. А. Покровский[44]

Интерпретация права как регулятора общественных отношений, ныне являющаяся классической, была сфор­мулирована отечественными правоведами еще в 30-50-е годьР Но общее признание эта доктрина получила лишь в 60-е годы.

Наиболее полно и всесторонне аспекты правового регулирования были раскрыты в работах С. С. Алексеева, В. М. Горшенева, Б. В. Шейдлина, JI. С. Явича3 Предель­

но обобщенно, их концепции основывались на призна­нии, наряду с понятием права, собирательного понятия правового регулирования, охватывающего собой и право­вые нормы, и правоотношения, и реализацию прав и обя­занностей и т.д. При этом особый акцент делался именно на регулятивной природе правовых явлений и процессов. Нельзя не согласиться с тезисом С. С. Алексеева о том, что «проблемы правового регулирования... — это, в сущ­ности, особый угол зрения (выделено С. С. Алексеевым)

- 4

на всю правовую действительность...»

Правовое регулирование — это осуществляемое при помощи правовых норм, индивидуальных установлений, ин­терпретаций правовых норм и индивидуальных установле­ний результативное, организационное воздействие на об­щественные отношения в целях их упорядочивания, регла­ментации, развития, охраны и т.д.. Правовое регулиро­вание охватывает всю правовую реальность в динамике, с активно-действенной стороны. Это, если угодно, «пра­во в действии»[45] [46] [47]

Б. Н. Шейдлин писал, что «право, регулируя, воз­действует на поведение, действия людей, оно обращено

к их воле и сознанию»/ Аналогичных взглядов придер­живался Л. С. Явич: «Право обращено главным образом к воле человека, поскольку именно эта сторона психи­ческой деятельности индивида получает свое выражение в его сознательной деятельности»/ Развивая эти тезисы, В.

М. ГГршенев предложил считать предметом правово­го регулирования не общественные отношения в целом, но волю участников общественных отношений[48] [49] [50] Этот подход разделял и С. С. Алексеев[51] На наш взгляд такое толкование предмета правового регулирования является единственно правильным, тем более если учесть, что под волей понимается сознательная целеустремленность, ак­тивность субъекта, выражающаяся в его действиях (без­действии), т. е. в поведении. Следовательно, правовое воздействие на общественные отношения осуществля­ется как воздействие на волю (воли) их участников — субъектов права, а значит на их поведение.

Определенную сложность может представлять опре­деление воли и волевого поведения коллективных субъ­ектов права. Здесь следует исходить из того факта, что поведение — это всегда человеческая активность. Поэто­му коллективную волю и коллективное поведение над­лежит рассматривать как структурно и организационно оформленную сумму воль и сумму поведения образующих коллективы индивидов[52] Таким образом, правовое воз­

действие на волевое поведение индивидов опосредова­но различными вариантами регулирования деятельности коллективов.

Приемы воздействия, их сочетания, которые в кон­центрированном виде выражаются в правовом статусе и правовом положении субъектов права в характере вза­имоотношений между ними, представляют собой мето­ды правового регулирования. Существуют два основных («первичных») метода, реализуемых в процессе правово­го регулирования.

Первый — метод централизованного, императивного регулирования (метод субординации), при котором отно­шения субъектов права построены на началах подчи­нения, иерархии. Такое регулирование носит, по сути, внешний характер. Внешнее регулирование, как прави­ло, воплощается в различного рода властно-командных установлениях (приказах, обязываниях, запретах, по­ощрениях и т. п.). В самом общем смысле это означает, что субъектам права «извне», «сверху» предписывается определенная должная модель поведения.

Второй — метод децентрализованного, диспозитив­ного регулирования (метод координации), при котором постулируется равенство субъектов права (реальное или формальное), а ключевым элементом выступает согласие, достигаемое на основе автономных волеизъявлений всех заинтересованных субъектов. Это саморегулирование.

С. С. Алексеев подчеркивал, что эти «первичные», «простейшие» методы, в зависимости от характера ре­гулируемых отношений и других факторов воплощают­ся в различных вариациях, соотношениях (хотя, как

правило, с преимущественным преобладанием одного из них)11

О структуре (системе) правового регулирования в оте­чественной юридической литературе высказывались са­мые различные суждения. Так, С. Н. Братусь считал, что правовое регулирование достигается и исчерпыва­ется фактом издания правовых норм[53] [54]. Ю. К. Толстой и А. К. Стальгевич понимали под правовым регулиро­ванием прежде всего такое воздействие на поведение людей, которое связано с реализацией правовых норм в правоотношениях[55] Эти и подобные подходы были со временем отвергнуты наукой как односторонние.

С. С. Алексеевым была разработана комплексная (оп­ределение мое. — И. В.) концепция правового регули­рования. Он рассматривал правовое регулирование од­новременно как процесс, в котором четко выделяются стадии: 1) формирования и действия правовых норм; 2) применения права (факультативная стадия); 3) воз­никновения прав и обязанностей (правоотношений); 4) реализации субъективных прав и обязанностей — и как механизм (МПР)[56], состоящий из взаимосвязан­ных элементов; 1) правовые нормы; 2) индивидуальные предписания применения права (факультативный эле­

мент); 3) правоотношения; 4) акты реализации прав и обязанностей^ Под механизмом правового регули­рования необходимо понимать взятую «в единстве всю совокупность (выделено мною. — И. В.) юридических средств, при помощи которых обеспечивается правовое воздействие на общественные отношения»[57] [58]

Что касается форм правового регулирования, то советские правоведы исследовали данную проблемати­ку в неразрывной связи с правовыми формами дея­тельности государства («Правовое регулирование явля­ется в принципе государственным регулированием»[59].) С.

С. Алексеев, М. А. Аржанов, В. М. Горшенев, Д. А. Ке­римов, Н. В. Черноголовкин, А. Ф. Шебанов и другие увязывали понятие правового регулирования с двумя правовыми формами деятельности государства — право­творчеством и правоприменением^ Иными словами, по их представлениям правовое регулирование фактиче­ски исчерпывалось внешним регулированием. Проекция метода внешнего регулирования на стадии и элементы структуры правового регулирования позволяет выделять

две его формы: нормативное регулирование, т. е. регули­рование посредством правовых норм и поднормативное (индивидуальное) регулирование, т. е. регулирование по­средством индивидуальных правовых установлений.

Не будем забывать, что концепции указанных ав­торов были сформулированы на основе марксистско­ленинской философии и теории права и были адекватны советской правовой действительности. Здесь совершен­но неуместны качественные оценки. Правовые явле­ния и процессы не могли тогда рассматриваться иначе, как в контексте деятельности государственных субъек­тов права. Практически вся правовая активность него­сударственных субъектов носила подчиненный, зависи­мый характер. Это была объективная реальность, которая предопределялась приоритетом внешнего регулирования, основанного на централизации, субординации и импе­ративных велениях.

Единственное» за что, возможно, следует крити­ковать советскую теорию правового регулирования — ее создатели практически (даже косвенно) не затраги­вали проблематику правового регулирования межгосу­дарственных, международных отношений. В этой сфе­ре доминирует именно саморегулирование, что, однако, не исключает элементов одностороннего императивного регулирования[60]

Совершенно очевидно, что внешнее регулирование не исчерпывает содержания внутригосударственного пра­вового регулирования. Современная правовая реальность такова, что необходимо констатировать устойчивую тен­денцию к «разгосударствлению» и «индивидуализации» права. Это означает существенное повышение роли

и значения негосударственных субъектов права в право­вых процессах. В отношениях между различными субъ­ектами права (государственными и негосударственны­ми) неуклонно расширяется область применения метода координации, основанного на децентрализации и ав-

тономизации. Внешнее регулирование все более тесно > 20

переплетается с саморегулированием

Поэтому следует пересмотреть, а правильнее ска­зать дополнить классические концепции правового ре­гулирования. Если субъекты права самостоятельно ре­гулируют отношения, в которые вступают, то следует говорить о саморегулировании не только как об аб­страктном методе, но о нормативном саморегулировании и поднормативном саморегулировании как о формах пра­вового регулирования.

Это, разумеется, не означает (и не должно означать) отказа от метода субординации в тех сферах обществен­ных отношений, где сама их суть диктует потребность внешнего регулирования. Но если в советском праве правовое регулирование почти всегда носило внешний характер, а саморегулирование рассматривалось как ис­ключение, то теперь можно говорить даже об определен­ной конкуренции этих форм регулирования даже в от­ношениях между государственными субъектами правап

Договор, договорное регулирование выступает практи­ческим инструментом правовой саморегуляции. Эволюция правового регулирования в сторону повышения значе-

20 См.: Лившиц Р. 3., Никитинский В. Н. Реформа трудового за­конодательства: вопросы теории // Социалистический труд. 1989. № 1. С. 23; Тихомиров Ю.А. Договор как регулятор общественных отношений // Правоведение. 1990. №5. С. 29.

21 Российское законодательство: проблемы и перспективы / Под ред. Л. А. Окунькова. М., 1995. С. 14.

ния метода саморегулирования автоматически расширяет сферу применения договора. А. С. Пиголкин и М. С. Сту­деникина, анализируя современные тенденции в разви­тии правового регулирования, отмечают, что «все боль­шее распространение получает диспозитивная форма ре­гулирования, дающая возможность сторонам... самим определять пути достижения поставленных целей, уста­навливать права и обязанности через договор, соглашение (выделено мною. — И. В.), вместо жесткого императива, не оставляющего возможность выбора вариантов»^

Правовое регулирование (саморегулирование) осу­ществляется посредством правовых установлений. Пра­вовые установления — правовые нормы, индивидуаль­ные установления, интерпретации правовых норм и ин­дивидуальных установлений — есть средства правового регулирования. Поэтому источниками регулирования, ре­гуляторами по определению, следует считать норматив­ные и индивидуальные юридические акты, «резервуары», в которых содержатся соответствующие установления. Вместе с тем, в большинстве случаев необходимо уточ­нять — «источник нормативного регулирования» и «ис­точник поднормативного регулирования» (соответственно, «нормативныйрегулятор» и «поднормативныйрегулятор»). Отметим, что, несомненно, понятие источника права шире, чем понятие источника регулирования.

(В советской правовой теории дискуссия о содер­жании понятия «источник права», а также «форма пра­ва» занимала значительное место23 Одни ученые скло-

22Российское законодательство: проблемы и перспекриры. С. 19.

23 Подробное изложение д—ных дискуссий приведено С. Л. Зив- сом и Е. А. Лукьяновой (Зивс С. Л. Источники трарр. М., 1951. С. S-23; Лукьянова Е. а. Закон как источник сорцрвмого государ- срвeнново право. М., 1955. С. 5-9).

нялись к употреблению термина «источник права» — Н. Г. Александров, Д. А. Керимов, С. Ф. Кечекьян, С. Л. Зивс и др.[61] [62] Другие предпочитали термин «фор­ма права» (А. Ф. Шебанов25). А. В. Мицкевич констати­рует, что «в настоящее время эти споры можно счи­тать преодоленными, поскольку термины “форма права” и “источник права” употребляются в одном и том же значении внешней формы объективации... нормативной государственной воли»2б Но мы, как уже было сказано, полагаем, что источником права — источником правово­го результата — является любой правовой акт, не только нормативный.)

Возвращаясь непосредственно к договору, отметим, что, будучи универсальным правовым актом, он спосо­бен устанавливать и правовые нормы, и индивидуальные установления. Следовательно, договор может рассматри­ваться как источник права и в традиционном понимании, и, разумеется, в понимании, предложенном в данной работе.

Ю. А. Тихомиров в одной из своих статей задал рито­рический вопрос: «Имеют ли они (договорные установле­ния. — И. В.) правовой, нормативный характер или пред­ставляют собой единичные регуляторы общественных

отношений?»27 И ответ для него был совершенно оче­виден: «Договорные правила, при всей полярности их содержания — от норм международного права как про­дукта соглашений государств до договоров о творчес­ком содружестве есть проявление нормативной саморе­гуляции» (выделено мною. — И. В.)[63]8 М. И. Брагинский и В. В. Витрянский утверждают, что «регулирующая (вы­делено мною. — И. В.) роль договора сближает его с за­коном и нормативными актами» 29

Такая постановка вопроса, в свою очередь, предопре­деляет признание договора универсальным источником ре­гулирования, универсальным регулятором. Договор может быть и нормативным, и поднормативным регулятором.

Перейдем теперь от абстрактных обобщений к дого­ворной типологии.

<< | >>
Источник: Иванов В.В.. Общие вопросы теории договора. — М.: Эдиториал УРСС,2000. — 160 с.. 2000

Еще по теме Глава 2 Договор в правовом регулировании:

  1. Лекция 1. Договор купли-продажи
  2. Лекция 13. Договор перевозки и его виды
  3. § 1. Правовое значение договоров по законодательству РФ.
  4. 1. Правовая природа безналичных расчетов.
  5. Правовое регулирование выпуска, распространения и использования банковских карт.
  6. Применение международно-правовых норм основные терминоло­гические аспекты
  7. § 1. Характеристика гражданско-правовых форм
  8. § 5. Договорные акты Центрального банка Российской Федерации
  9. § 3. Международные правовые акты как источник регулирования наследственных отношений
  10. § 2. Понятие и правовая природа незаключённости гражданско-правового договора
  11. Эволюция правового регулирования реабилитационных процедур.
  12. § 2. Развитие правового регулирования местных референдумов, голосования по отзыву депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления, голосования по вопросам изменения границ муниципального образования, преобразования муниципального образования
  13. Международное правовое регулирование отношений, связанных с программой для ЭВМ
  14. §3.3. Дифференциация правового регулирования труда инвалидов
  15. § 2. Частноправовые и публичные составляющие современного жилищного законодательства в сфере регулирования управления многоквартирным домом
  16. 1.3. Факторы дифференциации правового регулирования труда спортсменов
  17. 3.2. Антидискриминационные нормы в актах международных спортивных федераций и других международно-правовых актах
  18. § 2. Трудоправовая интеграция государств Евразийского экономического союза в сфере правового регулирования социального партнерства
  19. Становление законодательства об изменении условий трудового договора
  20. § 2. Правовое регулирование защиты материальных прав работников в условиях неплатежеспособности работодателя в праве Европейского Союза
- Авторское право России - Аграрное право РФ - Адвокатура РФ - Административное право РФ - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс РФ - Гражданское право РФ - Договорное право РФ - Избирательное право РФ - Информационное право РФ - Исполнительное производство России - История государства и права РФ - Конкурсное право РФ - Конституционное право РФ - Корпоративное право РФ - Муниципальное право РФ - Право социального обеспечения России - Правоведение РФ - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право России - Семейное право России - Таможенное право России - Теория государства и права РФ - Трудовое право РФ - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право РФ - Уголовный процесс России - Экологическое право России -